Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

Добро пожаловать на Официальную интернет-страницу Союза писателей России!

Поэт говорит о поэте. 10

Мар 6, 2024

На взлёте высоком звенящая нота…

Как много о поэте может сказать заглавие книги, особенно такое: «К Серебряному веку». Автор – Надежда Мохина, кировчанка, которую знаю давно, ещё с вятского Подосиновца, в который влюбилась сразу и навсегда благодаря Антонине Николаевне Рожкиной, руководившей в те годы культурой в этом старинном посёлке. Была Декада литературы, и я попала в группу писателей, которые, как и я, влюбились в историю этих мест, а ещё – в холмы, реки и…читателей, что становились друзьями на много лет. Это очень хорошая история, о которой подробнее – в другой раз. Скажу только, что именно тогда я впервые замахнулась на оду, где ключевыми словами были:

«Здравствуй, Вятская Швейцария,

Подосиновский район!»

Надежда Мохина как поэтесса выросла в этом прекрасном уголке России, читая и любя литературную классику, постигая секреты её высот и разнообразия, таким образом выращивая сад своего творчества.

…Земля уже в предчувствии забот:

рожать траву, поить деревья влагой.

Полна лихой решимости, отваги

и знает: будет дел невпроворот.

Предстанет перед взором: будто встарь,

надев, как в праздник, белую рубаху,

комок земли растёр в ладонях пахарь –

всему свой срок, всему свой календарь.

А солнце, на высокую сосну забравшись,

красит рыжим цветом крону.

По свежей пашне шествуют вороны –

у них свои надежды на весну.

(«Весна крестьянская»)

Набираясь жизненного и поэтического опыта, она руководила в Подосиновце литобъединением «Родник», что, конечно же, было полезным и для неё самой. И вот, в очередной мой приезд туда, на творческой встрече с поэтами и не только, узнаю, что Надежда переехала в Киров и успешно там проявила себя как писатель. Ещё бы: более 10 книг, заслуженное членство в Союзе писателей России, публикации не только в вятских изданиях, успешное участие в российских конкурсах, а главное – постоянные встречи с читателями в городах и весях области, принимающих Надежду с уважением и благодарностью за стихи, близкие душе самого обычного человека хоть в деревне, хоть в городе.

Ангел у дороги

Белый ангел присел у дороги,

Светлый лик его в серой пыли…

Будто скованы крылья и ноги

Скорбью многострадальной земли.

Он спустился – пройтись по любимой,

Им хранимой, цветущей, своей…

А пред взором – испорченный снимок

Опустевших и мёртвых полей.

Срок села отсчитал уже таймер,

Город в хрупкой своей скорлупе:

Под прицелом всевидящих камер

Человек словно робот в толпе.

Здесь и в роскоши стыло, убого…

Ангел пыльные крылья сложил

И, на камень присев у дороги,

Плачет: «Я ль тебя, Русь, не хранил?!»

И разве это – не отголосок того, Серебряного, века? Хотя и на сто процентов про сегодня. Согласитесь, есть за что благодарить автора! Эта книга попала на мой стол год назад, после поездки в Киров на юбилейные вечера, которые порадовали душу по-настоящему. Писатели дарили свои книги, конечно же, где-то и надеясь на мой отклик как человека, давно пишущего о литературе. О ком-то удалось рассказать, пусть не основательно, но всё же – не пропустив самого главного в творчестве того или другого автора. А вот до Надежды руки не доходили ещё и потому, что не хотела писать о ней «по случаю». Пролетел год в постоянном цейтноте по разным причинам, и, наконец, что называется, «совесть заела». А тут и рубрика – «Поэт о поэте». Отступать некуда, позади – Вятка.

За Русь!

Поляжет ли колос на ниве живой?

И солнце ужели погаснет?

За далью, на той полосе межевой,

Запряталась подло опасность.

От ветра ли листья на землю летят

Или от разбойного свиста?

От скорби седеет земля, от утрат,

А небо туманится мглисто.

Гадюки шипят на камнях да на пнях

В дорогах, бурьяном заросших…

Но выедут на богатырских конях

Добрыня, Илья и Алёша.

И выступит грозно отважный дозор

С мечами крепчайшего сплава,

Неся неприятелю смерть и позор,

А воинству русскому – славу!

И хотя Надежда давно уже обосновалась в Кирове, а я за её строками вижу всё ту же подосиновскую землю, прекрасную в любое время года, где от Утманово до вологодской земли рукой подать, а значит, и до Рубцова, всё ту же Центральную библиотеку, где знают цену поэтическому, и не только, слову, судя по живописным портретам писателей на стенах библиотеки, в том числе своих друзей из Москвы и Вятки; где каждая встреча – это событие для культуры Подосиновца, что развивается и движется в будущее ежедневно…

…Луч солнечный яркий, но вовсе не жаркий

Пронзает осеннего воздуха свежесть.

Ну что же, и это считаем подарком:

Неясные звуки и робкую нежность.

Щемит и печалит, и радует снова,

Мгновенной слезою блеснёт отчего-то

Обыденно просто пришедшее слово,

На взлёте высоком звенящая нота.

А в музыке – тонких предчувствий нюансы,

А в слове – предвестие первого снега…

И, высветлив душу, прольётся романсом

Осенняя грусть и осенняя нега.

(«Рождение романса»)

Замечательно то, что став горожанкой, уже привыкнув к другой во многом жизни, Надежда не растеряла, не отдала на откуп городскому калейдоскопу своё, самое главное: ощущение себя как части дорогой для ума и сердца земли, и той, запавшей в душу с младых ногтей – поэзии, в том числе из благодатного Серебряного века. В её поэзии нет кальки того или иного прочитанного, нет правильных безошибочных строк, уже не дышащих, не удивляющих, не радующих безоглядно… И я надеюсь, что Надежда убережёт драгоценный клад живого слова в запасах именно своей души.

На масленицу

У пригорка на снежном боку

Скоро-скоро подснежник пробьётся.

Приезжай! Я блинов напеку,

Круглолицых, румяных, как солнце.

А на Масленицу – вдруг мороз.

Ну и что? Печь натопим мы жарко.

Рассмеюсь я: «Что ж ты не привёз

Мне весну самым лучшим подарком?»

Угольки будут ярко светить,

Заколдуют мерцаньем и жаром.

Я тебе буду чай кипятить –

По старинке – в большом самоваре.

Вот варенье. Вот мёд. Не шучу –

Он хоть липовый, но настоящий.

Ты обнимешь и скажешь: «Хочу

С поцелуем твоим – будет слаще!»

Ой, на Масленицу, – да любовь…

Приезжай! Путь, как ленточка, вьётся.

Напеку я румяных блинов.

Будут чай, поцелуи и солнце!

Вот этими замечательными строками мне и хочется закончить рассказ о Надежде Мохиной, славной дочери Вятской Швейцарии.


Валентина Коростелёва

#ПОЭТ_О_ПОЭТЕ