Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

Добро пожаловать на официальный сайт Союза писателей России!

«ПоZыVнОй – Победа!» Антология современной патриотической поэзии

  • Главная
  • «ПоZыVнОй – Победа!» Антология современной патриотической поэзии

«ПоZыVнОй – Победа!» Так называется четвёртый поэтический сборник, посвящённый солдатам и офицерам – участникам спецоперации на Украине. Три предыдущих сборника, подготовленные и выпущенные Союзом писателей России совместно с издательством «Вече», уже завоевали признание читателей, распространяются в войсках, госпиталях, военных училищах.

Сборник «ПоZыVнОй – Победа!» , по объёму и наполненности превышающий все предыдущие, уже смело можно назвать антологией современной патриотической поэзии. В нём представлены свыше ста авторов практически из всех регионов России, в том числе поэты Луганской и Донецкой народных республик.  Свидетельством высокой оценки сборника стало выделение гранта на его издание Президентским фондом культурных инициатив. В партнёрах Союза писателей России по-прежнему издательство «Вече».

В сборнике представлены поэты разных поколений, объединённых неприятием нацизма, верой в торжество правды и справедливости. Среди авторов: Валентин Сорокин, Юнна Мориц,  Юрий Поляков, Владислав Артёмов,  Николай Зиновьев, Надежда Мирошниченко, Виктор Верстаков, Игорь Морозов

Сегодня мы открываем поэтическую рубрику, где будем представлять поэтов – авторов сборника.


Виктор Кирюшин, председатель Совета по поэзии СП России, составитель Антологии современной патриотической поэзии






Людмила Гонтарева: «Когда закончится война…»

Людмила Геннадьевна Гонтарева окончила филологический факультет Луганского педагогического университета имени Т.Г. Шевченко. Преподаватель русского языка и литературы. Член Союза писателей России. Главный редактор альманаха «Территория слова». Живёт в городе Краснодоне Луганской области.


***

Бог призвал к себе солдата

неоконченной войны.

Снова пламенем объяты

города родной страны.

И солдат в строю, как прежде.

Бьётся с нечистью лихой.

Пусть снаряды воздух режут

свистом на передовой.

Не готов он был к покою

на перинах-облаках.

Как всегда, с бедой земною

он сражается в веках.

У солдата до Победы –

лишь последний, трудный бой.

А потом – накроет небо,

и по радуге – домой.


***

Нас расстреляют уже на рассвете.

Волосы треплет слепящий ветер.

День будет тих и пронзительно светел

в этом квадрате, на этой планете.

Вдруг на осколки порвутся струны,

на серых скалах проступят руны,

и поспешим мы по рельсам чугунным

в край, где ацтеки, древляне, гунны.

Алые маки покроют футболки.

Холод почуяв, завоют волки.

Киллер ружьё зачехлит втихомолку

и поспешит на свою остановку.

Эти мгновенья взорвут экраны.

Мы растревожим квартиры, как раны,

где-то меж роликами рекламы

в рамках программы, не очень рано.

Зритель безмолвный за всё в ответе

крика молчанья, увы, не заметит,

качество съёмки, сюжет отметит,

сетуя вслух – у экранов дети.

И не поверив, что всё случилось,

что бесконечность в зрачок просочилась,

примем объятья листвы, словно милость,

падая в осень, что детству снилась.

Крылья к вискам тишиной прикоснутся,

звоном тяжёлым разбитого блюдца.

… Надо успеть на шаги обернуться,

чтобы проснуться, проснуться, проснуться…


***

Когда закончится война,

я упаду ничком на землю.

Пусть зарыдают в проводах

ветра – я больше не приемлю

испуга в солнечных глазах

бинтованных крест-накрест окон.

Теперь пусть радует гроза

оранжевым разрядом тока.

Пускай тяжелые идут

машины по вечерней трассе.

Мы забываем про войну –

их гул не страшен, не опасен…

Мы забываем о войне,

мы забываем, забываем…

О жесткой танковой броне,

о беженцах в июне-мае,

о развороченных телах

на площади кровавом блюде

и о безжалостных словах

должны забыть… но не забудем.


***

Эти умные мальчики с крепким словарным запасом,

что бесстрашно в атаку рвутся всем смертям / всем чертям назло…

На груди – Че Гевара, в наушниках – «Сектор газа».

Пуля-дура – понятно: случайно опять повезло.

А затем – ренессанс тоски и триумф бессонниц.

Безутешной рыбой становится вдруг песок.

Ни елейный тон, ни надрывный хор богомолиц

не уменьшат боли. И снова вишнёвый сок

на седом снегу. И опять беспощадна память

для солдат, что в небесном / земном строю своём до конца.

На ладони – жизнь. Остаётся взлетать иль падать,

погружаясь в облако страсти / печали /

                забвения / веры / свинца…


***

Сегодня длинный ровный дождь –

Степям во благо.

Прохожий улицей идёт с зонтом,

Как с флагом.

Вниз не торопится вода:

У туч – одышка.

И даже снайпер не спешит

Работать с вышки.

Затихли птицы и коты.

Молчит природа.

Июль дождинками бомбит нас

С небосвода.

Уж скоро радуга весь свет

В цвета раскрасит.

И кажется: войны здесь нет

И дождь – прекрасен!


Валентина Коростелёва: «Бойцам, что мир земле вернут!..»

Валентина Абрамовна Коростелёва родилась в городе Кирове (Вятке). Отец поэтессы погиб в 1943-м под Киевом. Окончила Литературный институт имени А. М. Горького. Член Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РФ. Живёт в подмосковной Балашихе.


Весна и война

Погибелью с Запада дует.

Под пулями – русская рать…

Но снова весна протестует,

Не хочет ни пяди отдать,

.

Как юноша, ветер гуляет,

Девчонок готов целовать.

А где-то, меж адом и раем,

Тем ратникам насмерть стоять…

.

В природе – смятенье хмельное,

И город – беспечный на вид,

И всё, как всегда, как весною,

Но сердце щемит и щемит…

                                                    26 февраля 2022


Не подведут!

Склонила свои ветви ива,

Живут на камне имена…

Отец, ты слышишь эти взрывы?

Да, здесь опять идёт война.

.

Война как будто бы иная, –

Цена всё так же высока.

И пусть бойцы совсем не знают,

Как ты спасал село Лука,

.

Но это им легла на плечи

Та жатва, что планета ждёт,

Поскольку вся земная нечисть

Сошлась, и вновь по нашим бьёт.

.

Но эта мразь бойцам не ровня,

Бойцам, что мир земле вернут!

Поверь, отец, они не дрогнут,

Поверь, отец, – не подведут!

.

А если кто падёт под градом

Снарядов, пуль, вступая в бой,

Их имена пропишут рядом –

С друзьями павшими, с тобой,

.

И не пройдут потомки мимо,

Не поклонившись до земли

Пред этой, братскою, могилой,

Где судьбы русские легли…

                                                        29 мая 2022


Но внуки подросли…

Дожди, дожди, дожди… по сердцу и по нервам,

И кажется, что плачут в округе небеса

О тех, кто в ад шагнул – в июне, в сорок первом,

И по окну течёт бессмертная слеза.

.

Нам выплакать пора все эти в сердце боли,

Хоть это невозможно, как не смотреть кино, –

Сынов и дочерей такая это доля,

И гибелью отцов мы ранены давно.

.

Но внуки подросли, и встали в строй заветный,

Они сотрут оскал с нацистских сытых лиц, –

Чтоб снова оживал под солнцем миг рассветный,

Чтоб вся земная мразь пред ними пала ниц!

  22 июня 2022  


Андрей Расторгуев: «Если надо стране…»

Андрей Петрович Расторгуев – поэт, переводчик, публицист. Родился в 1964 году в городе Магнитогорске Челябинской области. Член Союза писателей России. Кандидат исторических наук. Автор более десятка книг стихов, критических статей, переводов. Живёт в Екатеринбурге.


***

Что было наперёд намечено,

оставь холодной головой

на мировой экономической

и на ещё не мировой.

.

На ошарашенное – на чертá? –

не враз находится ответ.

Одно понятно, что не начерно –

уж если решено и начато,

обхода и возврата нет.

.

Но всякое воспоминание

про довоенное житьё

ожесточает понимание

неотвратимости её.


***

Из мира, где, сверкая и разя,

металл летает молнией мгновенной,

мне с вами вместе, добрые друзья,

хотелось бы вернуться в довоенный,

где А и Б сидели на трубе,

где на домах – не снайпера, а птицы…

.

Но если поезд вышел в точку Б,

он в точку А не может возвратится.

И в довоенном времени кому

бывало горем полниться до края,

где в точке Д недальней «Точка У»

взрывается, людей не разбирая.


***

Войска в огне, они заряжены вдвойне,

а мы опять не подготовлены к войне.

Они – бойцы, у них с работою верняк.

А мы их жизней потребители – мирняк.

.

Они садятся за небесные столы,

а мы – отставшие до времени тылы,

вчера уверенные: тот передовой,

кто не в окопе и не на передовой…

.

Медвежий рык любимой Родины и лик,

когда отвык – непривлекателен и дик.

Не каждый помнит хорошо на фоне шоу,

когда и кто границу первым перешёл.

.

От плевел зёрна, правду лютую от лжи,

когда умеешь, отдели и одолжи

былой любовью одолённому уму…

Тылы подтянутся – всё движется к тому.

.

Ещё одно осталось только различить –

умом принять, но сердца не ожесточить.


***

Памяти

солдата морской пехоты

Ивана Лукина

.

Он не пишет, не спит, не кричит –

в телефонную плитку молчит.

Не звони, даже если дела –

похоронка на сына пришла.

Он бы сам, если надо стране,

за победу погиб на войне –

про былую до нынешних слёз

много слов он всерьёз произнёс.

.

А слова, что живая трава,

в наших детях растут на раз-два.

Сын морпехом ушёл на контракт,

и теперь – у невидимых врат.

В южном городе русской земли,

где людей языки развели,

за присягу, солдат рядовой,

он ответил своей головой.

.

Чтобы нá ветер слов не бросать,

что отцу в Телеграм написать?

Если слово вернётся к нему,

я поверю ему одному.


***

Хоть ещё Россия велика,

некуда опять нам на попятную.

Были войны после сорок пятого –

а подобной не было пока.

.

Жизнь моя в запасе прожита,

а не под зелёными погонами

потому, что жизней миллионами

наперёд оплачены счета.

.

Долгий мир не всякому вредит,

но, похоже, кончился кредит –

те, что не пошли на мировую,

новых повели на мировую.


***

В городе тыловом

здорово в бытовом:

всё у нас на газу,

и – ни в одном глазу.

В городе тыловом

многие в деловом –

дело живей пошло

снова на танковом.

А в остальном пока

плата невелика:

чёрные облака –

только издалека.

Можно нутро терзать,

смутою прогрызать:

вправду ли допекло,

стоило ли влезать?..

Может, дойдёт потом,

думают ли о том

вставшие надо рвом

в городе фронтовом.



Владимир Cкобцов: «Когда страна твоя в огне…»

Владимир Леонидович Скобцов – поэт, прозаик, бард, общественный деятель. Родился в 1959 году в Донецке. Окончил исторический факультет Донецкого университета. Автор поэтической летописи войны на Донбассе «Непокорённый». Руководитель проекта возрожденного фестиваля музыки и поэзии «Большой Донбасс». Живёт и работает в Донецке.


Не измени своей земле

В который век в рассветной мгле

Тебя сирены вой разбудит,

Не измени своей земле,

А остальное будь, что будет.

Когда накроет тьма зенит

Душа оглохнет от орудий,

Своей земле не измени,

А остальное будь, что будет.

Когда страна твоя в огне

И слёзы горя не остудят,

Не измени своей земле,

А остальное будь, что будет.

Тот, кто останется живой,

Пусть наши судьбы не осудит,

Я буду чист перед тобой,

Я буду чист перед собой,

А остальное будь, что будет.


Братишка

Зарыт своими,

Забыт страной,

Закрыто имя,

Лишь позывной.

Судьбы случился

Бараний рог,

Кто мог, скрутился,

А он не смог.

Ни прыгать с пирса,

Ни жечь причал,

Кто изловчился,

А он не стал.

И кто предтеча,

И кто пророк

Уже далече,

А он не смог.

Крысиным ором:

– Твоя ль беда? –

Кричали хором,

А он сюда.

Мать похоронки

Не ждёт, сынок,

Иди сторонкой.

А он не смог.

Ни за медали,

Ни за пятак,

Вы их не дали

Ему и так.

Склонилось знамя

И вышел срок,

Кто выжил – с нами,

А он не смог.

На место пусто,

Уставом тёрт,

В казарму пустит

Сверхсрочник Пётр.

Дадут бельишко

И скажет Бог:

– Привет, братишка!

Я б так не смог.


***

В Печерской лавре дремлет змий,

Донбасс не им крещён,

звучит по-русски «Не убий!»,

но русский запрещён.

Вдали остались речка Стрый

и киевский вокзал,

и хлопчику казалы: «Вбый!» –

он брал и убивал.

Когда ресницы поднял Вий

и бог его Тарас

из-под земли канючил: «Вбый!»,

он убивал как раз.

И был блокпост москальский в рай,

и кровь текла в реке,

и он просил: «Не убивай!»

на русском языке.


Надо жить!

Хоть режьте родину, хоть ешьте,

от злых невежд мороз по коже

и смерть становится моложе,

и жизнь уже не станет прежней.

Уже не скроешься в столице

и не укроешься в морозы,

чужая боль, чужие слёзы

тебе воротятся сторицей.

Уже забудется едва ли

судьба, пробитая осколком,

но жить в России надо долго –

нас слишком долго убивали.

Над нами звёзды словно в тире,

беда течёт по небу Волгой,

война с чертями будет долгой –

мы слишком долго жили в мире.


Непокорённый

Не надо плакать над судьбой,

Прибереги души чернила,

Она тебе не изменила,

Она по-прежнему с тобой.

Звенит натянутой струной

Судьба, её не выбираем,

Между чистилищем и раем

Скажи спасибо, что живой.

Не надо плакать над страной,

Где слёзы ничего не значат,

Она, поверь мне, не заплачет

Ни над тобой, ни надо мной.

Незваным гостем в дом родной

Уже грядёт иной порядок,

Где человечины вкус сладок,

Скажи спасибо, что живой.

Не надо плакать над собой –

Солдатик, вышедший из комы,

Сказал, что там полно знакомых,

Как будто съездил он домой.

И над твоею головой

Склонился ангел поседевший,

Не ты один осиротевший,

Скажи спасибо, что живой!



Любовь Берзина: «Под нами дышит русская земля…»

Любовь Александровна Берзина родилась в Москве. Окончила факультет журналистики МГУ. Автор пяти книг. Стихи переведены на сербский, румынский, итальянский, испанский, английский и французский языки. Член Союза писателей России.


Предчувствие войны

Вдали ударил гром,

Дрожат икон оклады,

И молний яркий свет

Блеснул со стороны.

Деревья на юру

Застыли, как солдаты,

И наполняет их

Предчувствие войны.

Луны холодный шар

Летит в меня снарядом.

Я перед ним стою

И скулы сведены.

Он попадёт в меня

Иль разорвётся рядом,

Пока во мне живет

Предчувствие войны.

И вот ещё раскат

Ударил дождь, как пули,

Тумана едкий дым

Наплыл со стороны.

Давай, Илья Пророк!

Твои грома рванули,

Чтоб в людях возродить

Предчувствие войны!

Вдали горит закат,

Как зарево пожара,

И пулями дождя

Истыкан весь порог.

Предчувствие войны,

Предчувствие удара,

Спит камнем на груди

И жжёт. Но с нами Бог!


Земля

       Блажен, кто посетил сей мир

       В его минуты роковые!

              Ф.Тютчев

.

Вот настала она, вот настала она –

Роковая минута.

И сынов посылает родная страна

Брать чужие редуты.

Вновь вернуться на землю горючую ту,

Что считалась своею.

И с боями пройти за верстою версту

Свой живот не жалея.

Не жалея любви, не жалея потерь,

Не считая утраты.

Потому что есть жизнь, потому что есть цель,

Потому что солдаты.

Потому что земля, что дана на века,

Ощущается кожей,

И пройти по ней с боем, хотя б полшага,

Даже жизни дороже.

Так возьмите ее, через боль, через кровь,

Всею силою ратной,

Эту землю забытую вспомните вновь,

Заберите обратно.


***

Я задыхаюсь в маленькой стране,

Столь близкие границы не по мне,

Пусть никогда в других краях не буду,

Но чувствую, простором, шириной

Бескрайняя земля моя со мной,

И я дышу, живу и верю в чудо.

Я верю, что огромная страна

Нам , русским, не затем была дана,

Чтоб мы ее однажды разделили,

Чтоб задыхались в маленьком мирке

От свары и грызни на волоске,

И чтоб простор и ветер не любили.

Наш ум широк, разбросан и богат,

И каждый в мире нам почти что брат,

Пока он не возьмёт нас за живое,

Под нами дышит русская земля,

Колосья и деревья шевеля,

И мы ее не отдадим без боя.


Воин

Я озабочена телом – как бы не постареть.

Он озабочен делом – под пулями не умереть.

Я тупо пялюсь в компьютер, и мне здесь сам чёрт не брат.

А он поднимается утром и в руки берёт автомат.

Стреляю я только в тире – почти попадая в цель.

А он на все вещи в мире глядит сквозь прицела щель.

Мои не разрушены стены и город прочно стоит –

Его же вскипают вены и дом его в пыль разбит.

О, как я смеюсь лукаво с друзьями у пышных столов,

Но корка в руках кровава у воина от костров.

Мой мир нерушим, казалось, – как крепость, как Кремль, как храм,

Но стоит шагнуть на малость – и я уже буду там:

Где бомбы слетают с неба, как гибельные цветы,

Где станешь нужнее хлеба – защитник и воин – ты!


***

Сочится ненавистью взгляд

Сквозь щель прицела.

Так не глядят ни друг, ни брат –

Сквозь чьё-то тело!

Расселись пушки на холмах,

Словно вороны,

И воин, с Богом на устах,

Ныряет в схроны.

Танк тычет мордой, как баран,

В многоэтажки.

И падает кирпичный хлам

Со стоном тяжким.

Дай посмотреть в твои глаза

Подлец-наводчик,

Когда взлетают телеса

Под залпом точным.

Не говори мне никогда,

Что бомба – дура.

Что не в людей летит она

С той верхотуры.

Что не ребёнок спит под ней

И не старуха,

Где враг – по крови нет родней,

И русский духом.



Константин Фролов-Крымский: «Мы делаем одно святое дело!..»

Константин Юрьевич Фролов (Фролов-Крымский) – крымский бард, актёр, поэт. Родился в 1956 году в городе Новохопёрск Воронежской области. Окончил исторический факультет Воронежского педагогического института. Работал директором школы в одном из сёл Воронежской области. С 1983 года живёт в Крыму.


***

Да кто их поймёт, этих русских солдат…

Когда над страной раздаётся набат,

Простые ребята, где каждый – герой,

Берут автомат и становятся в строй.

Они, неказисты, с курносым лицом,

В границу страны упираясь крестцом,

Встают перед нечистью мощной стеной,

Чтоб враг впопыхах захлебнулся слюной.

Подбит БТР, в нём – живой экипаж.

Противник доволен, он ловит кураж.

Десяток стволов по машине долбит…

Сейчас БТР будет точно добит!

Вдруг танк наш подходит под взрывы и свист,

К подбитой «броне» подбегает танкист,

Цепляет на крюк перекрученный трос –

И благополучно решает вопрос!

Все живы, покинув «броню» налегке.

Лишь у командира осколок в руке.

Промедли – и был бы печальный исход.

А это до свадьбы авось заживёт!

Никто, кроме русских, не может посметь

Сквозь зубы плевать на летящую смерть,

«За други» бросаясь в пылающий ад!..

Да кто их поймёт, этих русских солдат…

    25.04.22


Православные и мусульмане

Напрасно Запад нас «свободой» манит.

Он проиграл! Гореть ему в аду,

Коль православные и мусульмане

За Родину стоят в одном ряду.

А как они на Западе мечтали

Нас подчинить то мёдом, то хлыстом,

Но тут им на пути стеною встали

Рамзан с Аллахом да Иван с Христом!

Опять ошибся Запад в нашей силе,

Поскольку непонятно чудаку:

Мы никогда народы не делили

По вере в Бога и по языку.

И если мы стоим в одной шеренге,

Нас не купить за подлые гроши!

Мы – русские, калмыки и эвенки,

Чеченцы, белорусы, чуваши…

Европу мы давно уж раскусили:

Облезлый Тролль! Ни сердцу, ни уму.

У нас одна лишь Родина – Россия!

Россия неподвластна никому!

Пусть брызжет враг слюной осатанело!

Бог с нами! Он глядит на нас с небес!

Мы делаем одно святое дело!

Аллах акбар, друзья! Христос воскрес!

21.04.22


Металлолом

Для Запада Донбасс – Медвежий угол,

В Галактике затерянный проём…

Мы раньше добывали только уголь,

Теперь железо тоннами даём.

Не надо рыть огромных котлованов,

И выплавлять железо из руды.

Его везут нам из-за океана!

За просто так! Серьёзно! Без балды!

Вначале там конструкторы корпели,

Красиво рисовали чертежи,

То в сепии простой, то в акварели

Работали учёные мужи.

Потом для них готовили детали:

Затвор, казённик, кожух, ствол, лафет…

Всё тщательно друг к дружке подгоняли,

Короче, наводили марафет!

Потом на полигоне долго «пукал»

Какой-нибудь военный бармалей.

Признаться, это дорогая штука –

В зелёных баксах – множество нолей.

И вот сюда привозят это чудо,

Нас перепутав с Буркина Фасо.

Пиф-паф! И остаётся просто груда.

Металлолома груда. Вот и всё.

       24.06.22


Мариуполь

Пусть не все захоронены трупы,

Но смолкает воинственный гул.

Раскуроченный в прах Мариуполь

Наконец-то свободно вздохнул.

Восемь лет ежедневного ада,

Зверских пыток, убийств, грабежей…

Вот и прорвана эта блокада!

И теперь не вернётся уже!

Уцелевшие снова и снова

Вам ответят, кого ни спроси –

Как же ждали тут русского слова,

Повторяя: – Приди и Спаси!

И под грохот машин многотонных,

Прекративших грабёж и резню,

Выбегали навстречу колоннам

И бросали цветы на броню.

Дело сделано! К стенке припёрты,

Потеряв свой искусственный лоск,

Недобитые в сорок четвёртом

Отморозки эСэСовских войск.

Все речёвки сменились на шёпот:

«Не стреляйте! Зеленский капут!»

Аж язык прикусила Европа,

Ощутив нарастающий зуд.

Растекаются мирные зори

Над клочком разорённой земли.

И Азовское Русское море

Снова будет встречать корабли.

Хоть сапёр с металлическим щупом

Продолжает по пляжу кружить,

В отвоёванный град Мариуполь

Возвращается мирная жизнь.

   25.05.22


Разговор

Поорав, настрелявшись до рвоты,

Всей душой ненавидя войну,

Офицер украинской пехоты

Отдыхает. У русских в плену.

Отоспавшись на чистых постелях,

Созвонившись с женой – дескать, жив,

Он теперь, словно дурень с похмелья –

Спьяну хату спаливший мужик.

Вот сидит он, угрюмый и потный,

Подбородок щетиной зарос.

Отвечает весьма неохотно

На поставленный чётко вопрос:

– Ваши хитрости стерпит бумага,

Но ответь мне без обиняков,

Ты за что воевал, бедолага,

Убивая своих земляков?

Сгорбив, словно под бременем, спину

Он бормочет, кося хмурый глаз:

– Воевал за свою Украину,

Защищал от врагов, то есть вас.

– Я б поверил, увидев салагу,

Ты ж – матёрый. Я чую нутром.

Не забыл ли ты «переприсягу»

Аж тогда – в девяносто втором?

Помнишь, у офицеров спросили,

Повторяя потом много раз:

– Вы готовы сражаться… с Россией,

Если будет подобный приказ?

Кто-то, вспомнив отцовские раны,

Торговать не позволил собой.

Вы же тупо пошли, как бараны,

Что безвольно идут на убой.

Всех страшнее гражданские войны –

Трагифарс для людей и земли!

Тридцать лет вас готовили к бойне!

И покорно вы к этому шли!

Мы вас газом дешёвым «душили»

Под влиянием родственных уз,

Вы же русское слово крушили

И ложились под Евросоюз.

Пробивались настойчиво в НАТО,

С каждым днём удаляясь от нас,

В этот клуб современных пиратов,

Агрессивный военный альянс!

Влезли в драку могучие страны,

В мир другая эпоха грядёт.

Вы – дубина в руках у Титана.

Разлетитесь – другую найдёт.

Нет у вас ни малейшего шанса

Со стола утащить пироги!

Мы сегодня воюем с альянсом.

Вы же с ними, а значит – враги!

Но стыдить бесполезно Иуду.

– Будешь биться с кацапами?

– Буду.


Алексей Полубота: «Горячие звёзды Донбасса…»

Алексей Викторович Полубота – поэт, прозаик, публицист. Родился в 1975 году в Мурманске. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Секретарь Союза писателей России. Автор цикла репортажей с мест военных действий в ДНР и ЛНР в 2014-2022 годах.  Режиссёр документального фильма «Зайцево. Храм на линии фронта», вошедшего в официальную программу 24-го Международного конкурса православных фильмов «Радонеж». Живёт в подмосковном Реутове.


Песня ополченца

Эта Горловка –

нож у горла мне,

Злая вязкая тишина.

Листьев шорохом,

дальним всполохом

будоражит мне кровь она.

Здесь от грохота

стены охали,

а на окнах здесь – всё кресты.

Но за окнами,

светлоокая,

верю, ждёшь меня верно – ты.

Нет, не умерло

в мёрзлых сумерках

всё, что теплилось, как свеча…

Эта Горловка –

чаша горькая,

бьётся кровь в виски, горяча…


Горячие звёзды Донбасса

                                                        Ольге

Отчего здесь такие горячие звёзды?!

Даже могут насквозь твоё сердце прожечь.

На студёных ветрах, вышибающих слёзы,

здесь так трудно остатки надежды сберечь.

.

Этот сумрачный гул из-за тьмы терриконов,

словно зыки разбуженных бесов войны.

Но сильней всё равно светлых глаз непреклонность

средь разорванной в клочья ночной тишины.


***

Как над городом Мариуполем

Затерялась моя звезда…

Я не знаю, смешно ли, глупо ли

Было рваться сквозь смерть сюда.

.

Знаю – стены домов обугленных

В память врежутся навсегда

Будут судьбы людей погубленных

С фотографий шептать: «Беда».

.

Не исправить беды тушёнкою

Что тяну я, как скудный дар…

Жутко воет душа собачонкою

На сжигающий небо жар.


Тени

Пахнет сыростью могильной

В мёртвой тишине.

Позвонить живым мобильник

Не поможет мне.

.

Что за сумрачные тени?

Может, тех бойцов,

Что не стали на колени,

Смерть переборов?

.

Что взлетели, словно птицы,

«Смерчам» вопреки.

Там теперь дымок струится

У седой реки.

.

Почему они приходят

В этот смутный час?

С ними звёзды хороводят

Высоко без нас.

.

И с небесных терриконов

Дарит им Христос,

Вечно в Родину влюблённым –

Мёд донецких роз.

.

Так чего они забыли,

Что пророчат мне?!

Их тела давно остыли,

Души – на войне.

.

Может быть, предупреждают –

Близок грозный час,

Где закаты остывают

В мёртвых стёклах глаз…


***

Донецк в дыму, Донецк в беде,

Горят дома, деревья, души…

Небесной молимся Воде,

Чтоб страшный был пожар потушен.

.

Убита дочь, рыдает мать,

Грозят оторванные руки

Тем, кто так любит убивать

И наслаждаться видом муки…

.

Что ж, им гореть в земном аду,

А после им гореть – в Небесном!

А мы, – мы победим беду,

Вставая в строй бойцов безвестных.



Ирина Мацигура: «Моё заплаканное счастье…»

Ирина Николаевна Мацигура родилась в Москве. Каникулы всегда проводила на Украине у бабушки. Свободно владеет украинским языком. Стихи публиковались в социальных сетях и периодической печати. Двое детей, трое внуков. Вдова. Живёт в Москве.


Наши

На то они и наши,

Что в драке не спасуют.

Шинелька да Калашик,

А мир перелицуют!

Не выдумали краше

На суше и на море.

На то они и наши,

Что в радости и в горе.

Привычная стихия –

Дуэль и рукопашный.

Бесстрашно – штурмовые,

На то они и наши!

Воюют до победы,

Пируют до кондрашек,

Совсем не домоседы

Отчаянные наши.

Обнимут до мурашек

И сразу прилипаем.

На то они и наши,

Что мы их обожаем.

23 февраля 2022


14 марта 2022

И боли нет. И страха неиму.

Моя война – срифмованная строчка.

Но эта бомба… Эта Точка У

Для многих и в действительности, точка.

Господь свидетель, плотники в ходу.

И молотки стучат без остановки…

Наверное, в теперешнем аду

Не присподняя, а артбомбардировка!

В чистилище такой же беспросвет.

И я кричу там во всеобщем гвалте…

Фашизма нет. И геноцида нет…

А кто же эти люди на асфальте?


Жду

Пришло и к моему гнезду…

Пришло и встало у крылечка.

Я превратилась в слово ЖДУ,

Такое горькое словечко.

На полке замерли часы,

А в доме тихо, как в музее…

А ты у лесополосы

Лежишь в пристрелянной траншее.

Такую лямочку тяну,

Не разорваться бы на части.

Сейчас у мира на кону

Моё заплаканное счастье.

Моя вселенная теперь –

Пустое кресло у торшера,

А эта скрипнувшая дверь –

Моя единственная вера.

Из крана капает вода,

Всю ночь идёт программа «Вести»…

Из разных цифр навсегда

Я запрещаю цифру двести!

Дождусь черёмухи в меду,

Для встречи выберу обновы…

Я превратилась в слово ЖДУ,

Моё молитвенное слово.

19 марта 2022


Молитва

Богородица!

Мати моя!

Милосердная матинка!

Сделай так, чтобы все сыновья

Вернулись домой без царапинки!

Дай сухарика, дай кисет,

Обогрей в непогодину.

Это очень тяжёлый крест –

Защищать свою Родину.

Если выпадет пуля в грудь

На чужом полустаночке,

Поспеши ветерком подуть

На кровавые раночки.

У распятия есть цена –

Ожидание матери.

И за Мужество ордена,

Как куличи на скатерти.

17 апреля 2022


Корса

Донбасс упёрся,

Упёрся Кремль.

Не падай, Корса

В сырую землю!

Лежит пехота,

Шарашит нелюдь.

У нас работы –

Не переделать!

Не за медали,

Не за копейку…

Тебе бы, крале,

Колье на шейку.

А ты, красотка,

Глаза – озёра,

Лежишь двухсотка

Под Триколором!

Стреляет контра

Из каждой щели,

Тебя и мёртвой

Убить хотели.

В небесной рати

Теперь на марше –

Комбатом Батя,

Ты комиссарша!

4 августа 2022


Анатолий Шутый: «Земля не забудет…»

Анатолий Михайлович Шутый родился в 1968 году в Ульяновске.  Доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Ульяновского госуниверситета. Член Союза писателей России. Живёт в Ульяновске.


***

Это время рвануло вспять,

Где огонь у Хатыни стынет –

И зигует чужая рать,

И кровит под трезубцем Киев…

Но не помня Берлин и Брест,

Не из бункера, а из кресла

Это кто-то поставил крест –

И горит в Первомай Одесса…

И опять только Бог за нас.

И дымит у дороги тополь…

Стрелки чёрные на Донбасс,

Стрелки красные – Севастополь!

5 марта 2022


***

В землю мёртвыми брошены зёрна,

Гул далёкий да крик воронья,

Побурели комки чернозёма,

Украина праматерь моя.

Где же песни твои и сказанья?

Не услышишь бандуры, кобзы…

Рёвом тьмы бессловесной касанье,

И проклятья в разрывах грозы…

Оглянись – как безжалостно топчут

Иноземных племён сапоги!..

Пали рядышком парубок, хлопчик –

В прошлом братья, а ныне враги!

Волчьей ягоды ветки привиты

К добрым яблоням кем-то… Скажи!

Соки сладкие тут ядовиты

И стекают для розни и лжи!

И не будет ни хлебного лета,

И не синих просторов небес –

Ты у Нового чуждого света

Превратилась в бандитский обрез.

Разлетаются с карканьем стаи…

Покаянье и боль за одно.

Я не знаю, когда прорастает

Под осколком железа зерно.

В этой жатве насаженных судеб

Как дожить до грядущего дня?

Ночи пепла земля не забудет,

Украина праматерь моя.

17 марта 2022


***

Степи, порванные в клочья,

Пули помните в затылке –

В сорок первом в ямах? Впрочем,

Может, это от горилки?

Может, хмелю волю дали,

Что забыли руку брата?

За листами чёрной стали…

Было свято, стало смято!

Иль не связана с Хатынью

Тьма, расстеленная в Буче?!

Монументы стали пылью,

С тёмной кровью тянет тучи…

Лжи живучей зреют злаки,

Стебель тянется из почек –

Иль крестов забыли знаки,

Не знакомый разве почерк?!

Не понятны разве цели,

Если движутся «пантеры»,

Если дети на прицеле,

Если нет Христовой веры!..

Что накликали вы сами,

Если слёзы льёт напрасно

Над печальными полями

Дух крылатого Тараса?..

7 июня 2022


Случай в Донбассе

Города стоят будто сирые,

Обгоревшие стены с дырами…

Дни другие ещё далеки.

Дают пайки.

С утра ждут, а может, и ранее –

Те испуганы, эти ранены…

Взрывы вдали гулки.

Привезли консервы да булки.

Руки – пакеты, пакеты – руки…

Только что было здесь не пройти,

Но скрывают люд переулки.

Женщина с девочкой лет девяти

Молча стоят на обочине –

Не хватило… на них закончено.

«Кто-нибудь поделитесь! Постой, брат…» –

Просит солдат –

В голосе слёзы… Да кто ж?.. Стояли с утра.

«Не расстраивайтесь так, дядечка! –

Сказала Наташа ль, Танечка… –

Мы гуляли тут… у двора.

И не так уж нужна та паечка –

Я ведь ела позавчера».

25 июля 2020


***

Как рады все эти сволочи,

Что русские бьют друг друга!

В славянском краю от горечи

Черна над землёю вьюга…

С обеих сторон от пропасти,

Как шпорами, гонит пулю

Речь русская – да на скорости…

Теперь уже по июлю.

И русская мать у образа

От Бога не спрячет слёзы,

И смерть поёт на два голоса,

В степи осушая росы,

Краса на Руси неброская

От крови пестрит с рассвета…

Хочу теперь, чтоб саксонская

Текла на дорогу где-то!

Хочу теперь, чтобы в Бостоне

Невеста ходила в чёрном,

И мучились чтоб вопросами

О смерти за Вашингтоном,

И в Лондоне чтобы до ночи

Хватали себя за плечи…

Ах, как же довольны… сволочи,

Что русских сметает смерчем.

16 июля 2022



Юрий Беридзе: «Там правда, совесть, честь…»

Юрий Вахтангович Гладкевич (литературный псевдоним – Юрий Беридзе) родился в 1956 году в Грузии. Окончил факультет военной журналистики Львовского высшего военно-политического училища, редакторское отделение Военно-политической академии имени Ленина. Служил на Северном флоте, в редакции газеты «Красная звезда».  Капитан 1 ранга запаса. Член Союза писателей России. Живёт в Москве.


***

Еще очнётесь вы, очнётесь

и морок сможете изгнать,

и с книги в чёрном переплёте

сорвать обманную печать,

и чёрно-красную расцветку,

и колер жёлто-голубой

вы чёрною сочтёте меткой,

толкнувшей в гибельный разбой.

Ещё очнётесь… Не сегодня,

но это всё ж императив,

иначе вам от преисподней

и на шажок не отойти.

30 марта 2022


***

Из пламени да копоти –

в мир светлой тишины…

Теперь, выходит, Господи,

ты вместо старшины?

Тогда прими по описи:

«калаш», бронежилет,

рожок в кровавой окиси –

пустой, патронов нет.

А гильзы-колокольчики

усыпали поля.

Сперва патроны кончились,

а вслед за ними – я.

Пиши, Господь: солдатское

исподнее белье,

душа моя арбатская

и тело – без неё…


***

Неладно что-то в датском королевстве…

Да хрен бы с ним: нам Дания на кой?

Ты выскочи вон в Питере на Невский,

а то в Москве прошарься по Тверской

Зайди в кафешку: видишь светлоликих?

Прислушайся, о чём они трындят:

как тяжко жить в России полудикой,

как стыд их ест от плеши и до пят.

Пьют кофе с сигаретами вприкуску,

и порют чушь, и гниль несут, и муть,

и так стыдится каждый, что он русский,

хотя они не русские ничуть.


Солдатской вдове

Ты проживёшь большую жизнь

и будет всякого с избытком…

Ты только в памяти держи

его счастливую улыбку,

его влюблённые глаза,

его вихор, румянец, губы –

и то, как он умел сказать

о том, что любит,

любит,

любит…

Ты только письма сохрани

и фотографии оттуда,

где – и не только вам одним –

не предусматривалось чуда.

Где он сказал в последний раз,

где с кровью выплеснули губы

невнятно пару-тройку фраз…

И внятно – то,

что любит,

любит…


***

Бухает сердце, как арта, в ночи,

кто-то из взрослых спросонок ворчит:

спал бы, малой, и чего ты вставал?

Подвал.

Свет фонаря, задыхаясь во мгле,

пляшет в конвульсиях, словно в петле,

словно о смерти всю ночь тосковал.

Подвал.

Бухает арта, на сердце тоска,

чуть не сорвалось крыло огонька,

всхлипнул ребёнок, но плакать не стал.

Подвал.


***

Куда идёшь, солдат?

Не спрашивай, не время:

там вороны кричат,

треклятое их племя,

там сизый дым встаёт

и по телам струится,

заждалось вороньё

и мать сыра землица.

Зачем идёшь, солдат,

к такой судьбе готовый?

Там друг мой, там мой брат,

там мой венец терновый,

там правда, совесть, честь –

так род мой заповедал.

И если я там есть –

там будет и победа.



Дмитрий Мурзин: «Побеждать и не сдаваться!»

Дмитрий Владимирович Мурзин родился в городе Кемерово в 1971 году. Окончил математический факультет Кемеровского Госуниверситета и Литературный институт имени М. Горького. Работает ответственным секретарём журнала «Огни Кузбасса». Член Союза писателей России. Живёт в Кемерово.

Пальцы блогера

        Ваши пальцы пахнут…

              А. Вертинский

.

Пальцы пахнут никотином

Мышкою, клавиатурой,

Пальцы пахнут Украиной,

Кровью, гарью, миной-дурой.

.

Пальцы пахнут Волновахой,

Славянском, Донецком, Счастьем,

Пеплом, Горловкой и прахом,

И расстрелянной медчастью.

.

Сиротой, убитым сыном

Да непризнанной виною.

Пальцы пахнут мертвечиной,

Мертвечиной и войною.

2014


***

Прибыль растёт, растут объёмы продаж.

Даже зарплата – медленно, но растёт.

С прошлой получки приобретён трельяж,

С этой получки можно купить комод.

.

Случка «американ дрим» с русским «давай»

«Этой страны» бездонные закрома…

Яблоко капитализма, советский рай.

Если не пить, то можно сойти с ума.

.

Я и не пью. Я и почти сошёл,

Глядя на эти нравы и времена,

Кроха не знает, что плохо, что хорошо,

Если что и спасёт – так только война.

.

Только война расставит всё на места,

Только война и только враг у ворот.

Только странная надпись на пол-листа:

«Офис закрыт. офис ушёл на фронт.»


***

Что в Европе? Нам не рады?

Видимо, не вышли рожей.

У России две отрады:

Умники и бездорожье.

.

Если вздумает начальство

Баш на баш с врагом меняться,

У России есть два пальца –

Сунуть в рот, чтоб проблеваться.

.

Умники и бездорожье –

Впереди сто поворотов.

У начальства – вся надёжа –

На ссыкливых патриотов.

.

Но от Крыма до Нарыма –

Не извольте сомневаться –

У России два режима:

Побеждать и не сдаваться!

2022


***

Старый виски в правильном бокале,

На плече – партак с единорогом.

Ничего не знает о Байкале

Маугли, воспитанный тик-током.

.

Кубик льда в бокале виски тает,

но не растопить хандру и скуку.

Ничего не знает об Алтае

Маугли, воспитанный фейсбуком.

.

Ест окрошку только на кефире –

Как ему в отчизне одиноко…

Ничего не знает о Сибири,

Маугли, воспитанный тик-током.

.

Наплевать, что обстреляли Счастье,

Слышал лишь, что «лайнер сбили «Буком»»

Ничего не знает о Донбассе

Маугли воспитанный фейсбуком.

.

На себя примерил роль мессии,

Гибель нашу скорую пророчит.

Ничего не знает о России,

И, что характерно, знать не хочет…



Мария Ватутина: «Там, где всё небо кашляет свинцом…»

Мария Олеговна Ватутина – поэтесса, прозаик, драматург, журналист, редактор. Окончила Московский юридический институт и Литературный институт имени А.М. Горького. Работала юристом, адвокатом, журналистом. Автор одиннадцати поэтических книг и многочисленных публикаций в периодике. Живёт в Москве.


***

Они стреляли по донецким.

Они стреляли по луганским.

По сношенным пинеткам детским.

По каблукам и сумкам дамским.

По одеялам и подушкам,

Ночнушкам, шортикам, пижаме,

И в класс, где запрещённый Пушкин

По-русски говорил стихами.

По толстым словарям толковым,

По тощим козам, по колодцам,

Они стреляли по торговым

Палаткам и по огородцам,

Они не подходили близко,

Стреляя в школьницу у дома,

Она была сепаратистка,

Она абстрактна, незнакома.

Невидимы в прицеле пушки

Её косички и ладошки,

Её забавные веснушки,

Припухлые её губёшки.

Но в том абстрактном артобстреле,

Закрыв глаза на все детали,

Они – её убить хотели,

Они – по ней в упор стреляли.

С остервенением немецким,

С особой слабостью к гражданским,

Они стреляли – по донецким,

Они стреляли – по луганским.


«Как я провела это лето»

.

Отца лишили дочери

Мать со своею дочерью.

Вот кузов развороченный

Пылает у обочины.

«Дивісь, якая гарная

Взвилась на небо дівчина…»

Москва стоит угарная,

На въездах непридирчива.

И падает тихонечко

Обугленное яблочко.

«О чем вздыхаешь, донечка?»

«О новом платье, матiчка».

«А ты б – о школе, милочка,

Экзамене запоротом.

Отдай сюда мобилочку –

Я выброшу за городом».

Плывет лихого ялика

Команда похоронная.

А яблоня на яблоко

Глядит, непокоренная.

Как страшная симфония.

Как зарево трёхмерное.

«Ну, вот и всё. Эстония.

Через неделю первое».

А та, другая, явлена

Пред Господом – в окалине.

Ведь яблоко от яблони…

Ведь яблоко от яблони…


***

Мир меняется, силу утроив.

Но пока – из шального ствола

Убивают народных героев,

По-подоночьи, из-за угла.

Нам не снилось такого захода,

Слишком просто для правды. Но ведь

Погибают любимцы народа –

И скорбит ошарашенно сеть.

Мы умеем хранить благодарность,

И на память не сетуем мы.

Но шипит прокажённая тварность

Из щелей, из опущенной тьмы.

«Твоя мамка умрет от саркомы,

Захлебнется в кровавой моче», –

Пишет коммент мне червь незнакомый,

Черепушка на взрытой бахче.

У меня вся родня, что постарше,

На завалинке рая давно.

Но, призна́юсь, не знала я гадше

Литер этих вот, слитых в одно.

Потому что гниющий вживую

Возжелал меня словом взорвать.

Кем ты раньше-то был? И какую

Колискову співала те мать?


***

                           Ане Долгаревой

А ты, война, добычи не добилась.

Ещё одну победу над тобой

Я воспеваю!

Женщина – влюбилась.

Среди беды. Среди тоски тупой.

В бетонном пепле, в пекле артобстрела,

Саму себя почти спалив дотла,

Она сама в себе вчера узрела,

Чего никак представить не могла.

В кого? Она, пожалуй, вам не скажет,

Ведь над любовью, словно над птенцом,

Она дрожит. Он ею честно нажит

Там, где всё небо кашляет свинцом.

Я говорю вам, в темени телесной,

В прогорклой ли от горести крови

Любовь из мёртвой восстаёт воскресной,

Хоть на каком кресте ни умертви.

И вот тебе, война, знаменье это:

Любовь пришла – она своё вернёт,

И долго от его бронежилета

Она своей щеки не отомкнёт.


***

Отболим, отплачем и отвоемся,

Выдохнем прощальную молитву.

Русское вполне земное Воинство

Соберется всё, как есть, на битву.

Кончится великое стояние

Яростной за правду рукопашной.

Звездочка ты наша, до свидания!

Ты свети нам в этой битве страшной.

Под Москву переместилась ленточка…

На асфальте чёрном догорая,

Знай, моя растерзанная деточка,

Где теперь стоят блокпосты рая.

Изверги, утробным страхом полные,

Всю Россию на ноги подняли.

А из-под Москвы, вот с этих подступов,

Мы всегда их до Европы гнали.



Никита Брагин: «Во тьме не смеркается свет…»

Никита Юрьевич Брагин родился в 1956 году в Москве. Окончил геологический факультет МГУ. Доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Геологического института Российской Академии наук, эксперт ВАК, автор большого количества научных работ по геологии и палеонтологии. Член Союза писателей России. Живёт в Москве.


Из стольного Киева

Принеси же из стольного Киева

крестик медный, крупинку святыни,

и судьбиной своей обреки его

на дороги, просторы, пустыни,

и на север, в леса заповедные,

отправляясь путём всей земли,

сохрани, как молитву заветную,

и печали свои утоли.

И когда совершится неправое

расторжение крови и веры,

и когда над Печерскою Лаврою

в грозной хмари завоют химеры –

ничего не добьются преступники

в чёрном аде костров и костей,

потому что душа неприступнее

всех утёсов и всех крепостей.

Потому что ни кровью, ни копотью

не замазать пресветлого лика,

и бесовскому свисту, и топоту

не прервать литургии великой –

не бывает Господь поругаемым,

и во тьме не смеркается свет…

Помолись за спасенье Укрáины,

даже если спасения нет.

2014


Снайпер

В просветлённой оптике прицела

видеть окна, двери, силуэты,

словно текст без точек и пробелов –

на виду хранимые секреты,

комья жизни на штыке лопаты,

яркий фантик в мусорном мешке,

и недолгий блеск звезды косматой,

мимо пролетевшей налегке.

.

Равномерно, медленно, направо

и немного вниз… Велосипедик

замер возле лужицы кровавой…

Вверх и влево, ко двору соседей,

а оттуда горькой гари запах,

видно шевеление куста,

вот, уже в прицеле… Но внезапно

вспышка, и обвалом темнота!

.

Так должны заканчиваться войны –

просто, безусловно, справедливо –

ты теперь не снайпер, а покойник,

а земля темна и терпелива,

а врага встречать ей не впервые –

скольких забрала в себя она…

Годы роковые, грозовые,

русская весна.

2022


***

Наверное, уже цветёт сирень

у Выдубицкого монастыря,

наверное, вздыхая и горя,

она наполнила весенний день

румянцем, сливками и синевой,

задумчивой и помнящей печаль…

Но день так ясен, и над головой

такая кипень и такая даль…

.

А мне всё видятся скелеты тополей,

изодранные остовы машин,

и чёрный дым с истерзанных полей,

и слёзы с кровью на щеках мужчин.

2022


Весна и вечность

                     Памяти Ольги Качуры

В небе месяц золотой,

крест восьмиконечный,

в чистом поле пыль да зной,

а над полем – вечность.

В мире света и покоя

тают облака,

и уходит всё мирское –

музыка легка.

.

Это музыка любви

над страной взлетает,

как её ни назови,

а она такая –

ей не дали нотных знаков,

клавишей, струны…

Только залпы и атаки

на полях войны.

.

У неё была судьба,

но отняли силой…

Орудийная пальба,

свежие могилы…

Ей бы деточек лелеять,

песенку им спеть,

но под сердцем кровь алеет,

и приходит смерть.

.

Но жива её земля,

но тверды устои…

Хлебодарные поля,

море золотое,

пламенеет жаркий уголь,

рельсы мчатся вдаль,

распрямляется упруго

боевая сталь!

.

Купол звёздно-голубой,

крест восьмиконечный…

Женщины уходят в бой,

перед ними вечность!

Светлые, Господню Чашу

приняли до дна.

Смотрит с фотографий ваших

Русская Весна.

2022


В час последнего грома

Через многие-многие годы наступит весна –

в час последнего грома и первого вздоха сирени

внучка тихо попросит, забравшись к тебе на колени –

расскажи, что такое война.

.

И тогда на мгновение ты онемеешь,

и промчатся сквозь память жестокие майские дни,

где в крови лепестки, где встают смоляные дымы,

извиваясь по небу, как змеи.

.

Но затем ты расскажешь о том, что любил и мечтал

о зелёных полях и садах в подвенечном уборе,

и о городе белом у самого синего моря,

где в печах-исполинах рождался металл.

.

И о том, как алеет заря над золой террикона,

как проснулись подсолнухи и серебрится река,

и война умирает слезой на щеке старика,

и Азовское море смеётся на детской ладони.

2022



Владимир Хомяков: «Нам любовь – это щит…»

Владимир Алексеевич Хомяков родился в 1955 году в селе Косиха Алтайского края. Окончил Московский государственный институт культуры. Собственный корреспондент редакции радиовещания ГТРК «Ока». За полвека творческой работы выпустил два десятка поэтических и краеведческих сборников. Член Союза писателей России. Живёт в городе Сасово Рязанской области.


Прощание славянки

Марш

Ухожу, не простившись с тобою,

не могу твой нарушить покой…

Вот шеренги, готовые к бою,

вот костры над родною рекой.

.

Лунным светом твой сон заметает,

этот отблеск не гаснет во мне.

И походная песня взлетает,

и со мной ты простишься во сне.

.

В едином строю,

единой судьбой

за землю свою

уходим в бой,

уходим в бой.

.

Любимая моя,

я знаю, ты встретишь меня.

Летит над нами

святое знамя,

в бою от гибели храня.

.

Перелески, холмы и погосты…

Мы уходим сквозь дымный туман

в грозный бой за российские вёрсты,

за всевечное братство славян.

.

Ждёт ли нас православная тризна,

иль вернёмся с победных полей,

поимённо о каждом Отчизна

молвит в светлой молитве своей.

.

В едином строю,

единой судьбой

за землю свою

уходим в бой,

уходим в бой.

.

Любимая моя,

я знаю, ты встретишь меня.

Летит над нами

святое знамя,

в бою от гибели храня.


Волчья сталь

                                                             Валерию Хатюшину

Страницы строгие листая,

мы хладно молвим:

пробил час,

ведь вновь не просто волчья стая,

а волчья сталь идёт на нас.

.

Страна, как прежде, у обрыва?

И стала хрупкой Божья твердь?  

– Как жизнь? –

вдруг спросят торопливо.

А нам послышится:

– Как смерть?

.

Как смерть?

Как смерть врагов нещадных,

что мрак над нами вознесли?

До святорусской крови жадных,

до солнца алчных и земли.

.

И видим мы –

грядёт разруха,

что пострашней иных разрух.

Но есть оно,

сиянье Духа,

и напряжён сердечный слух.

.

И не смолкают наши вёрсты,

они вперёд и ввысь летят.

И вновь раскуривает звёзды

неостывающий закат.

.

Десница

верный меч сжимает –

и, значит, нас не усмирить.

И тем, кто очень возжелает,

дадим,

коль просят,

прикурить.  

.

Долга военная дорога.

Стрелы стремителен полёт.

Мы не одни.

Нас будет много.

Над нами колокол поёт.

.

И в сердце –

истина простая:

за Веру,

с Богом,

в светлый час!

…И вновь не просто волчья стая,

а волчья сталь идёт на нас. 

Мы оплачем своих сыновей

.

Жизнь свои распрямляет крыла

и плывёт над могилами павших.

И земля в ожиданье тепла,

и снега догорают на пашнях.

.

Мы оплачем своих сыновей

обагрённой строкою поэта.

И весну возвестит соловей.

А весна – это, значит, Победа.

.

Молчаливая долгая даль,

где недавно летели метели,

и отцовского сердца печаль –

будто кто-то поёт на свирели.

.

Мы оплачем своих сыновей

обагрённой строкою поэта.

И весну возвестит соловей.

А весна – это, значит, Победа.

.

И, светло расправляя крыла,

жизнь плывёт над могилами павших.

И снега догорают дотла

на широких, на солнечных пашнях.

.

Мы оплачем своих сыновей

обагрённой строкою поэта.

И весну возвестит соловей.

А весна – это, значит, Победа!

Чёт и нечет

Мы делим жизнь на чёт и нечет,

мы правим, лёжа на печи.

…Стрекочет, радуясь, кузнечик –

«куёт нам счастия ключи».

.

Кругом звучит листва густая,

кругом и солнце, и роса.

И перепевчивая стая

ввысь устремляет голоса.

.

А на лугу –

травы припляска

и васильковые огни.

Не лень российская,

                                   а сказка

дарует нам святые дни.

.

В них –

              вдохновения свобода

и песен вызревшая рожь.

Но вдруг нахлынет непогода

с дождями, грозами!..

                                       И всё ж  

народ наш грозы перемелет,

что не смолкают над землёй.

На печь заляжет он

                                  Емелей,

но встанет –

                      Муромцем Ильёй!


Призыв

                                            Героям рязанского десанта

Нам Отечество наше,

словно Храм на Крови!..

Вспоминаю строку

позабытого гимна.

На защитную брань

нас, Господь, призови,

ведь не вся ещё Русь

померла и погибла.

.

Я не к смерти зову,

просто слышу набат –

это колокол яростный

рать собирает,

это лебеди-гуси,

сверкая, летят,

это сердце моё

от любви замирает.

.

Нам на радость она

и для битвы дана.

Нам любовь – это щит,

это меч одержимый.

Пусть навылет пронзит нас

земная вина,

но пред небом чисты

штурмовые дружины.

.

Рать бессонно течёт,

не видны берега.

Всколыхнулась хоругвь –

и сильнее забилась.

И взметнулась она,

заревая строка,

окрылила наш путь…

И опять позабылась?

.

Нет, воскресла она!

Но кручинится сад,

тихо льётся печаль

святорусского поля…

Это снова уходит

рязанский десант

в беспощадное пламя

бессмертного боя!  

Март – апрель 2022



Виктор Карпушин: «Храня родную речь…»

Виктор Викторович Карпушин родился в 1954 году в городе Балашихе Московской области. Окончил Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова. Работал в аптеке, во Всесоюзном научно-исследовательском институте противопожарной обороны МВД РФ, корреспондентом районного радиовещания. Член Союза писателей России.


***

Пришла пора вступиться за державу,

За русских на своей святой земле.

Явившим миру доблести и славу

Не подобает пребывать во мгле.

.

Терпели долго, долго запрягали,

И вот настала русская весна,

Когда приятен дым донецкой дали    

И ясен свет, и праведна война.

.

Солдат усталых привечают вербы,

Оттаявшие возле чёрных хат…

Гул вертолётов в невечернем небе,

А гаубицы до утра молчат.

.

Горжусь, что мыслю древним русским словом,

И до конца храня родную речь,

 Останусь милосердным и суровым.

 А как иначе Родину сберечь?

                 7 марта 2022


***

Осталось верить и молиться,

Глядеть в сырые небеса…

Наступит лето, медуница

Расслышит наши голоса.

Переживём глухое горе,

Переберёмся за овраг.

К могиле русского героя

Не подберётся мрак и враг.

И капли земляничной крови

Укажут путь на облака,

Стропила обгоревших кровель

Заденет ангела рука.

Останется печаль и вера,

Святая ненависть к врагу…

Забор. Следы от БТРа.

Пустой блиндаж на берегу.

9 марта – 24 июля 2022


***

Загнивает империи лжи

Чёрный грач возле русской межи.

Веют ветры, и гарь не страшна,

После боя всегда тишина.

.

Так бывало не раз на Руси, –

Как оружие, правду неси!

Дело правое – истинный крест,

Чти людей из порушенных мест.

.

Исстрадались под игом зверья,

Почернела от горя земля…

Буква Z на борту БТР,

Гул моторов, как музыка сфер.

1 марта 2022


***

Не только комья чернозёма,

Не только гарь сожжённых сёл…

Весенних лучиков солома

Покрыла орудийный ствол.

.

Бойца смущённая улыбка,

Просвет недолгой тишины.

И кособокая калитка –

Напоминание войны.

.

Напоминанье тяжкой доли,

Когда таился русский дух…

Утюжат БТРы поле,

И слёзы на глазах старух.

.

Наступит время – всё поправим,

Побелим яблони в саду.

Нежданный снег на чёрной раме,

Осколки в потемневшем льду.

3 марта 2022


***

Как будто ранка кровоточит, –

В лесу алеет бузина.

И яркие следы отточий

Напоминают, что война

.

Идёт, и нет конца печали,

Росе, горчащей поутру…

А мы ещё не начинали,

Стоим на гибельном ветру.

.

Живём, привыкшие к прилётам,

К траве дымящейся, к огню.

И снова ждёт сигнал пехота,

И я молчание храню.

.

Неспешно складываю строки,

О тех, кому страна родна́…

Тревожно замерли сороки, –

В лесу алеет бузина.

28 августа 2022



Леонид Корнилов: «Идут бессмертные полки…»

Леонид Софронович Корнилов родился в 1952 году в селе Макушино Иланского района Свердловской области. Служил на Северном флоте, работал матросом на рыбопромысловых судах. Окончил Мурманское высшее инженерно-морское училище, Всесоюзный государственный институт кинематографии. Занимался журналистикой. Как автор-исполнитель выпустил пять аудио-альбомов. Лауреат Всероссийского конкурса «Песни сопротивления». Живёт в Москве.


Русский русскому помоги!

Лег над пропастью русский путь.

И срывается в бездну даль.

Русский русского не забудь.

Русский русского не предай.

Не ступили бы мы за край,

Да подталкивают враги.

Русский русского выручай.

Русский русскому помоги.

Грелась тьма у моих костров.

Никого корить не берусь.

Но вставая из тьмы веков,

Русской силой держалась Русь.

Отслужила своё хлеб-соль.

Мир не стоит нашей любви.

Русский русскому, как пароль,

Имя нации назови.

Перешёл в набат благовест.

И нельзя избежать борьбы.

Могут вынести русский крест

Только наши с тобой горбы.

Русским духом, народ, крепись

У последней своей черты.

Русский русскому поклонись.

Русский русского защити.

Душу русскую сохрани.

Землю русскую сбереги.

В окаянные эти дни

Русский русскому помоги!


***

Донбасс идёт на Украину.

Из праха мёртвые встают.

Они живых толкают в спину,

Из боя выйти не дают.

Они сильнее всех на свете.

И их нельзя остановить.

В атаке – женщины и дети…

И старики… Не может быть.

Но ты поверь глазам, Россия!

Какая ярость гонит нас!

Какая мстительная сила

В победном имени – Донбасс!

И за своими, как живые,

Идут бессмертные полки,

«Гудящие сороковые»,

В живых цветах фронтовики…

Погибшие нам в спину дышат.

И неизвестный – здесь солдат.

И нету чувства долга выше.

И нет у нас пути назад.

18 февраля 2022


Стяг

В огне обстрелов и атак,

Ломая встречный ветер,

По Украине красный флаг

Идёт, как в сорок третьем.

Похож на призрак он порой.

И нет с ним знаменосца.

Но стяг идёт упрямо в бой

В рассветных бликах солнца.

Сияет он то там, то тут.

Идёт неумолимо.

Его и пули не берут.

И все осколки – мимо.

Лишь становясь багровей чуть,

Чем был всегда от роду,

Кумач прокладывает путь

По огненному броду.

Он сам – огонь. И он в огне

Пылает алым цветом.

То он – у танка на броне,

То – под бронежилетом.

И кто несёт, не разобрать.

Но говорят солдаты,

Что этот флаг седая мать

Вдруг вынесла из хаты.

И ожил он в её руках.

И сила в нём такая,

Что он врага вгоняет в страх

Со времени Мамая.

И неразлучен он с мечом

Древнейшего закала,

Ведь Русь вовеки с кумачом

Победу добывала.

7 апреля 2022


Мариупольский Дом Павлова

Струне, Мрамору, Весёлому и их бессмертным бойцам посвящается

.

Ты много помнишь, чёрный Мариуполь,

И помнишь тот пятиэтажный дом…

Огромна человеческая убыль,

Но разговор сегодня не о том.

Полсотни севастопольских морпехов

Четыре дня в нём бились на ура.

В упор стреляли танки на потеху.

И этажей осталось – полтора.

И сунув ствол в проём окна разбитый,

Ударил танк, чтоб дело завершить.

Но длился бой, перерастая в битву,

И продолжали пехотинцы жить.

И уж когда истаяли патроны,

И оставался рукопашный бой,

Пришла подмога по своим законам

И заслонила смертников собой.

И вынесли «трёхсотых» и «двухсотых».

И город поклонился в чёрный дым.

Вселился в Мариуполь Севастополь,

И Мариуполь стал непобедим.

1 мая 2022


Ратники

Мы в заботах своих тыловых:

Кто в трудах, кто в курортных красотах.

Мы живём свои жизни за них,

Пополняющих списки «двухсотых».

Кто придумал нам эту вину

И войну непонятной породы?

А солдаты идут на войну

Из-под самого сердца народа.

Раньше нам телевизор внушал

Уваженье к попсе и богатству.

Золотая звёздная вша

Не достойна солдатского братства.

На экране мелькающих дней

Отголоски далёкого боя.

Мы сейчас открываем людей,

Что Россию прикрыли собою.

Мы в такие вошли времена,

Где в летящем потоке событий

Открывает война имена

В ранге самых великих открытий.

Нашу рать до святых степеней

Подняла боевая тревога.

Никого нет превыше людей,

Что собою пожертвовать могут.

14 августа 2022


Сергей Панфёров: «Как прежде, встали брат за брата…»

Сергей Юрьевич Панфёров родился в 1962 году в посёлке Александро-Невский Рязанской области. Окончил Саратовский юридический институт. Ветеран органов прокуратуры, советник юстиции в отставке. Автор семи поэтических сборников. Член Союза писателей России. Живёт в г. Кораблино Рязанской области.


***

На тревожном Донбассе опять

начинают стрелять.

Восемь лет продолжается там

«боевая работа».

Расскажи мне, солдат,

каково умирать в двадцать пять.

Мне теперь шестьдесят,

но и то умирать неохота.

.

Всё отчётливей я

слышу поступь войны у дверей.

Вижу бравых ребят,

одержимых свирепою страстью.

Вижу свастики взлёт…

Чем утешить седых матерей

потерявших детей,

не пришедших к святому причастью? 

В небе кружится дым,

значит, где-то пылает огонь.

Поспеши погасить,

а не то разрастётся повсюду.

Мне теперь шестьдесят,

но тревожная помнит ладонь

автоматную сталь.

И пока я её не забуду…

Памяти Героя России

Нурмагомеда Гаджимагомедова

Скорбит село Кани,

что в Дагестане.

Скорбят Рязань,

Донбасс, Махачкала…

Их верный сын

в десантный строй не встанет.

Он в строй Героев

встанет, как скала.

.

Припомни,

в сорок первом – в сорок пятом,

когда нацисты

жгли российский кров,

такие вот

геройские ребята

с гранатой шли,

с последней, на врагов.

.

И Сирия

таких ребят узнала…

Немало их,

враги, возьмите в толк,

чтобы Россия

к вам не посылала

десантно-штурмовой

казачий полк.

.

Наступит мир

(любая боль стихает).

И он наступит,

твёрдо верю я.

Нурмагомед

вернётся к нам стихами

и дочкой,

что назвали Теймия,

.

и благодарной памятью,

и песней,

и улицей

в родной Махачкале…

С Героями такими

Русь воскреснет!

И пусть свеча

не гаснет на столе.

11 марта 2022


Меч возмездия

Солнце смотрит свысока.

Синей лентою река

Изогнулась меж полей

Древней Родины моей.

А над быстрою рекой,

Холм, высокий и крутой.

На вершине – вал и ров…

И сейчас тот холм готов,

Опершись на русский брег,

Вражьей конницы набег

Отразить с былым огнём.

Ведь не даром бают – в нём,

Там, где крест поклонный врыт,

Меч Евпатия сокрыт.

.

В том мече – лихая сталь,

В стали той – прямая даль

Русских праведных дорог,

А над ними – только Бог.

.

И таится в стали той,

Закалённой и литой,

Стойкость верная и крепь.

Эту сталь ковала степь,

В горне лета раскалив,

Вьюгой зимней закалив.

В грозной ковке вышел меч,

Чтобы в трудный час сберечь

Вольность русских берегов

От завистливых врагов.

.

С тишиной могильной слит,

Этот меч до срока спит.

До тех пор, пока покой

Есть над русскою рекой.

.

Меч-то спит, но помнит меч

Как слетали с гордых плеч

Буйны головы глупцов,

Что не слушали отцов –

«Больше Русь не воевать –

В дом свой смерть не зазывать».

Помнит и завет веков:

«К битве будь всегда готов!»

Лишь кольчуг заслышит звон,

Вмиг покинет ножны он…

.

Солнце льётся свысока.

Вьётся лентою река,

А за синею рекой –

Холм высокий и крутой.

.

От заката – стук копыт…

Меч пока ещё зарыт.

И в умах чужих племён –

Будет ли откопан он.

Этот меч ковала степь.

В нём земли и неба крепь.

Сносу нет тому мечу.

Рать любая – по плечу.

.

У меча – лихая сталь,

В стали той – прямая даль

Русских праведных дорог,

А над ними – только Бог.

Февраль 2022 г.


Апрель 2022

ИГИЛу дали передышку,

И негры белых не бранят.

Теперь за каждую отрыжку

«Россию Путина» винят.

.

А толерантная Европа

В голубо-розовых страстях,

К грехам протаптывает тропы,

Забыв исконный божий страх.

.

И что там искушенья Евы,

Гоморра,

                Вавилон,

                                  Содом,

Когда всеобщей лжи посевы

Мир Божий предают на слом?!

18 апреля 2022 г.


***

Крым – ворота в южные моря,

С миром связь, защита государству.

Потому и жертвы все не зря.

Защищавшим, павшим благодарствуй!

.

Благодарствуй памятью живой.

Неподдельной, искренней и верной.

Там Нахимов, Ушаков святой

И Лука – Святитель благоверный.

.

Там матроса Кошки вечный след.

Князь Потёмкин, генерал Тотлебен…

Русский воин свой сдержал обет

Отслужил свой воинский молебен.

.

И за други жизнь свою отдал.

Пусть умолкнут новые Иуды!

Ими разжигаемый скандал –

Нам, как безобидный звон посуды.

.

Да, мы заплатили скорбный взнос

За былую глупость партократа.

Но народный дух себя вознёс,

И, как прежде, встали брат за брата.

.

Крым вернулся в свой родимый дом.

Путь Донбаса – рдеет русской кровью.

Но я верю – за одним столом

Мы свечу затеплим, а потом

Распрям всем поставим к изголовью.



Анатолий Вершинский: «Не ищут русские войны…»

Анатолий Николаевич Вершинский родился в 1953 году в селе Семёновка Уярского района Красноярского края. Окончил Красноярский политехнический институт и Литературный институт имени А. М. Горького, работал в научно-исследовательской лаборатории, в газете, служил в Советской Армии. Член Союза писателей России. Стихи переводились на английский, болгарский, молдавский, украинский, французский и другие языки. Автор десяти поэтических сборников, трёх книг переводов, драмы в стихах, двух книг исторических очерков. Живёт в Москве.


Операция

Мой дед, простой советский пехотинец,

в сороковые грозные года

в Европе не бронировал гостиниц –

без спросу брал чужие города.

.

Отец, механик лётной эскадрильи,

отозванный страной от школьных дел,

крепя её «стальные руки-крылья»,

до Польши без «шенгена» долетел.

.

Сегодня соплеменники позвали

парней, что мне годятся в сыновья,

помочь очистить от нацистской швали

ту землю, что от века нам – своя.

.

Не место примиренческому трёпу

во времена коричневой чумы.

Сперва – оздоровим свою Европу.

С чужой – потом договоримся мы…

2 марта 2022


Урок географии

Кто Украину путает с Ираном,

кто к ней отнёс Воронеж и Ростов –

плевать им на Богданов да Иванов,

насельников неблизких городов.

.

Их бронепоезд мчит по прежним рельсам,

их пушки бьют, как прежде, наповал.

Не так ли Лондон путал Крым с Уэльсом,

когда на Севастополь нападал?

.

Я буду краток в обращенье кротком

к невеждам и невежам всех мастей:

учите географию по сводкам

о продвиженье «вежливых людей».

3 марта 2022


Алый стяг

С этим стягом брали города

ратоборцы Вещего Олега.

Этот стяг запомнила Орда

с первого отбитого набега.

.

От Амура до двински́х низин

новый мир восстал под этим стягом.

Это знамя русский и грузин

водрузили в мае над Рейхстагом.

.

Это знак решительных атак

и народной воли непреклонной.

Мне отрадно видеть алый стяг

над мотострелковою колонной.

.

Не осудят наши дети нас

и потом своим расскажут детям,

как весной на битву за Донбасс

Русский мир восстал под стягом этим.

10 марта 2022


Крик

«Хотят ли русские войны?..»

Мы с детства помним песню эту.

И знаем: нашей нет вины,

коль войны катятся по свету.

.

То здесь, то там колёса их

кромсают плоть, калечат души.

Приснилось, будто гром затих?

Сними колпак и вынь беруши!

.

Прикрыв копыта и хвосты

безукоризненным нарядом,

тебе кричат: «Агрессор ты!» –

злословы стран, лежащих рядом.

.

Вальяжны слуги сатаны,

у них чертовская харизма…

Не ищут русские войны.

Не терпят русские нацизма.

22 марта 2022


Цветущий лес

В зелёном сарафане и серёжках,

успевшая прибраться после сна,

на стёжках в поле, на лесных дорожках

встречает нас хозяйкою весна.

.

Мы радуемся птичьей песне звонкой,

медовый запах запасаем впрок…

В «горячих точках» – холодно «зелёнкой»

зовут лесопосадки вдоль дорог.

.

Там «вежливые люди» в камуфляже

из чащи выпроваживают в ад

не книжных, не киношных персонажей –

реальных бестий, в чьих укусах яд.

.

И всё же май – по сути райский месяц,

и те, кто, победив, придёт домой,

как прежде, поведут гулять ровесниц

в цветущий лес, что долго спал зимой.

13 – 17 мая 2022



Александра Себянина: «Чтобы ты вернулся…»

Александра Михайловна Себянина родилась в городе Далматово Курганской области. Окончила Шадринский педагогический институт. Второе высшее образование получила в РАНХИГС по специальности Государственное и муниципальное управление. Жила и работала в Далматово, Каменске-Уральском Свердловской области, Адлере. С 2015 года начала ездить волонтёром на Донбасс, отвозить гуманитарную помощь мирным жителям и военным. В августе 2022 года окончательно переехала жить на Донбасс, где продолжила писать стихи о самом важном.

***

Все боялись Града, а расцвела любовь.

Да такая, что выше спутников и ракет.

Сердце мерно качает боль, разбавляя кровь,

Ничего сильнее любви моей в мире нет.

И встаёшь ты несокрушимый в моей броне,

И проносится мимо стальное крошево, шелестя.

И идёшь ты сквозь гарь и пламя войны ко мне,

Узнавая по всем приметам легко меня.

И я раз за разом опять проживаю ад,

Побеждаю его, воскрешая тебя собой.

Просто чтобы со мной остался твой карий взгляд.

Просто чтоб ты вернулся: любимый, родной, живой.

Если есть в мире Бог, то вера моя крепка,

Я учусь и смиренью тихому, и мольбе.

И на юго-востоке грохочет моя война,

Наполняя молитву мыслями о тебе.

16 июля 2022


***

И когда подступает тьма, оттесняя свет,

Ад распахивает чертоги свои, грозя,

Я читаю свою молитву, которой нет,

Потому что она до точки вся про тебя.

И когда за горло хватает звериный страх,

И студеной водой становится в венах кровь.

Я читаю молитву свою в стихах,

Потому что вера моя – любовь.

И когда пылает алым костром закат,

Минометный вой наполняет воздух глухим свинцом.

Развернув чертей, отправляю обратно в ад.

И свиваю страхи тугим кольцом.

29 июля 2022


***

Что ты видишь в глазах моих?

Море донецкое,

тоску вселенскую

Или горе, шагающее от истоков земли?

Что ты думаешь, слыша смех мой?

О жизни и смерти,

о тех, что уже воспеты

Или о тех, кто следом пойдёт за мной?

Кем ты видишь меня: истерзанной

И распятой этой войной,

или девчонкой чудной, смешливой,

Или уставшей, но всё ж живой?

Что несу в себе я, какую ношу.

И какая тянется следом тень.

Станет легче, когда я брошу?

И наступит ли этот день…

21 августа 2022


***

Я смотрю на тебя и мир обретает форму,

Проступает из мрака, гари и пустоты.

Я смотрю на тебя и мир, что вчера был взорван,

Наполняют твои усмешки, родинки и черты.

Я смотрю на тебя, война отступает тихо,

Нависая мечом дамокловым за углом.

Я смотрю на тебя, ты смеёшься, что я трусиха.

Страх змеёй первородной вползает под вечер в дом.

Отче наш, если слышишь ещё меня ты,

В шуме радиостанций как маятник позывной.

Отче наш, твои воины светлы и святы,

Сохрани его, Отче, если надо моей ценой.

26 августа 2022


***

Говорили, что ночи страшнее для нас не будет.

И что выколи глаз – не станет уже темней.

В Гефсиманском саду, спотыкаясь, идёт Иуда,

Наступая на тьму, что становится всё черней.

Говорили, что мы наследники всех империй,

И атлантами были те, что прошли до нас.

Стоит мальчик Алёша и всё ещё свято верит,

Что мы выстоим и отстоим Донбасс.

А мы сжав кулаки и вслушиваясь в разрывы,

Не кляня никого: ни Ирода, ни царя,

Бережём каждый миг, пока живы, упрямо живы.

И над нами, пылая алым, встаёт заря.

12 сентября 2022



Александр Бобров: «Моя славянская звезда…»

Александр Александрович Бобров – поэт, публицист. Родился в 1944 году в Подмосковье. Учился в Литературном институте, работал в «Литературной России», был главным редактором «Советского писателя», много лет отдал телевидению и радио. Автор более 50 книг стихов, песен, прозы и пародий. Лауреат многих литературных и журналистских премий. Кандидат филологических наук, профессор кафедры журналистики МосГУ; член Правления, секретарь Союза писателей России. Живёт в Москве.


 9 мая в Киеве

Здесь ветераны вроде бы нелепы,

Но подивимся их святому дню…

По улице предателя Мазепы

Они проходят к Вечному огню.

«Бессмертный полк» опять в бою с врагами,

Их сплачивает память и беда

Под жёлто-голубыми прапорами,

Которых не бывало в те года.

Гэй, кто тут из святого поколенья?! –

Колонны атакует черный вепрь…

.

Мы с боем взять должны Реку забвенья,

Как люди, что форсировали Днепр!

Голоса над окопами

В древнем Луцке сказал мне собрат,

Побродивший солдатскими тропами:

«Поезжайте туда, где звучат

Голоса над окопами!».

.

Это – Цумань и лиственный лес,

Весь покрытый волнами-траншеями,

Где вершилось одно из чудес

С марш-бросками, трофеями.

.

Здесь Брусиловский начат прорыв,

Упокоены русские воины,

Здесь торжественный слышен мотив

Вперемешку со стонами.

.

Кладовище и памятный знак

Охраняются честно лесничими,

Но иные – покажут кулак

Да со взглядами бычьими.

Всё листают событья назад

И считаются только с европами…

.

Над Волынью призывно звучат

Голоса над окопами.


Славянская звезда

                   Вадиму Логазько

Политика вломилась в горницу,

Вмешалась в русскую судьбу:

Меня – певца славянской вольницы –

Допрашивали в СБУ!

.

Иди упорно от противного

И с отреченьем не спеши:

Поэта – можно депортировать,

А Украину из души?

.

А древний Киев, склоны лаврские

И откровенья через край,

И карий взгляд лукаво-ласковый,

И жаркий шёпот «Почикай…»

.

Я подожду. Они опомнятся

Под телекрики: «Никогда!».

Не зря заглядывает в горницу

Моя славянская звезда.

.

Она – в крови, она туманится

Под вой нацистов: «Вот же, вот!».

От них – и духа не останется,

А наша песня – оживёт!

Украинский солдат

…Мне жаль и украинского солдата,

Который лёг с рожком от автомата

На грязновато-ноздреватый снег.

И если парень – не из добробата,

То лишь отчизна-нэнька виновата,

Коль до цветенья не продлится век.

.

Зачем она кордоны городила,

Зачем в эфир гордонов посадила,

Делила на свидомых и чужих?

Над Волновахой каркают вороны,

И в пекле безнадёжной обороны

Отечески шепчу: «Держись, мужик…»

.

За хрупкий угол дома укрывайся,

Я сам солдат – не говорю: сдавайся,

Но как-то без оружья выходи,

Перешагни чадящие руины,

И, дай Господь, на шляхах Украины

Ещё случится встреча впереди…


Славянская песня

От Полесья и до Волыни,

От Днепра до Днестра

Горький запах седой полыни,

Сладкий запах костра.

Пламя предков горит поныне,

Наша память остра

От Полесья и до Волыни,

От Днепра до Днестра.

.

   Дети вольной славянской крови

   Мы прошли сквозь века.

   По тiй мовi та будьмо здоровi!

   Будем наверняка!

.

Словно свечи солдатской славы

Вознеслись тополя.

Здесь от Сечи и до Полтавы

Полыхала земля.

И чернел над Печерской лаврой

Хищный вражеский стяг,

Но горел, как швед под Полтавой,

Самый яростный враг.

.

Сколько песен земля дарила!

Сколько будет дарить!

Разве можно солнце-ярило

Тучей-хмарой закрыть?

Пить нам воду одной криницы,

Петь и знать, что поймут.

Пусть родится жито-пшеница,

Парни-хлопцы растут!

.

   Дети вольной славянской крови,

   Мы пройдём сквозь века.

   По тiй мовi та будьмо здоровi!

   Будем наверняка! 



Сергей Боровский: «Пой победу, Священная лира!»

Сергей Брониславович Боровский родился в 1959 году в древнем городе Торопце Тверской области. После службы в рядах Советской армии работал на авиационном заводе в Киеве, потом жил и работал в Москве. Окончил Московский строительный техникум МО СССР. Основная специальность – техник-строитель. Стихи пишет более двадцати лет. Дипломант Международного литературного конкурса имени Петра Ершова. Живёт в Тюменской области.


Суровые русские мили

Разве ждали кровавого часа,

Жизнь не менее прочих любя?

Беззащитные дети Донбасса

Принимают огонь на себя.

Против них – украинская «Точка»,

И со смертью один на один:

На асфальте трёхлетняя дочка

И сестру прикрывающий сын…

Бьют прицельно – ни вправо, ни влево,

От хозяев команда: «Вперёд!»

Дровосеки на русское древо

Налетели, как пчёлы на мёд.

Узаконены новые пытки –

Изощрённей, коварней, больней.

Упыри продолжают попытки

Древний род оторвать от корней.

Обескровили Русь, обложили,

Подорвали извне, изнутри…

Как трудны эти русские мили

От заката до светлой зари!

20 марта 2022


Пой победу, священная лира!

Не желаю фашистского «рая» –

Не насильник в душе, не злодей,

И коробка моя черепная

Не вмещает кровавых идей.

Злые челюсти миру знакомы,

Но по славному промыслу Бог

Русский род от душевной саркомы

До текущего часа берёг.

Как родного, как доброго друга,

Защищал нерушимым щитом

От нападок чужого недуга

На заветном пути непростом.

И сегодня предчувствую, знаю,

Слыша колокол русских сердец,

Что гнилому фашистскому «раю»

Свежей кровью подписан конец.

Пой победу, Священная лира,

Всем врагам и невзгодам назло –

Властелинам подлунного мира

Сдать регалии время пришло!

26 апреля 2022


Ода русскому Ивану

Боевой, работящий, двужильный –

И за плугом хорош, и в седле –

Приглянулся Иван бесфамильный

Невозделанной русской земле.

Всё при нём – и смекалка, и сила –

Распахнула объятья свои,

Позвала молодца, пригласила:

«Оставайся, годок поживи…»

Пожалел молодец сиротину:

Год – не вечность, и труд – не беда.

Распахал и засеял долину,

Возле рек заложил города.

Год промчался, и век на исходе,

А Иван не заметил – дела.

После тысячи лет о народе

В путешествие слава пошла.

Сам герой – то в бою, то в работе,

По натуре – не барин, не пан.

И у Бога, поди, на учёте

Обозначен, как русский Иван.


Шаг до победы

Под священный наказ и молитву

Под знамёнами Правды своей

На Святую последнюю битву

Провожает Донбасс сыновей

Враг безумствует в злобе бессильной,

Но не долго куражиться тьме –

Околеть под плитою могильной

Рать поможет фашистской чуме.

Закопает без славы, без следа

В катакомбах азовских руин.

За Любовью, за Правдой Победа!

Только шаг остаётся один…



Наталья Денисенко: «Мы встали рядом…»

Наталья Васильевна Денисенко окончила факультет филологии и журналистики Красноярского государственного университета по специальности «журналистика». Там же преподавала.

В 1994 году вышел сборник стихов «Свеча», в 2009 году в журнале «Русский переплёт» опубликованы «Философские сказки по стихам Ф.Г. Лорки». Участник музыкально-поэтического проекта «Свои» на Первом канале телевидения. Живёт в Екатеринбурге.


Наши

А у наших солдат

глаза ясные.

В них – без края небес,

ночь былинная,

и погибших друзей

лица сильные,

и победных знамён

волны красные.

.

А у наших солдат

руки крепкие.

Защитят от огня,

с боем вытащат

из подвалов домов

да из пыточных,

кто попался врагам

в когти цепкие.

.

Под ногами горит

поле ратное,

в темноте говорит

пушка дерзкая.

Забирай же, огонь,

злобу зверскую

в непроглядную даль

безвозвратную.

.

Как закончится бой,

дым уляжется,

как затянут солдаты

родимые

настоящие песни,

правдивые,

так что мало врагу

не покажется.

.

Заживут, отболят

раны свежие.

На обрыве крутом,

да на краешке

вы спасали страну

всю, по камешку,

и смогли отвратить

неизбежное.

.

Наши парни,

броня наша светлая,

наше воинство

непобедимое!

Рядом с вами стоим,

единые,

вместе с вами идём,

неприметные!


***

В память о Ли

и обо всех молодых бойцах,

сложивших голову в битве с неонацизмом

.

На ладони осколок зеркала.

Облако краем

рвётся в линию жизни.

Говорят, мы совсем одиноки,

когда умираем,

провожающий – лишний.

.

Только битого зеркала малость –

неба кусочек,

через душу звенящий.

Но у мальчика-воина – звонче.

Весь между строчек

он такой настоящий.

.

Кто-то стал ему другом,

а кто – наречённым братом

в этой небыли-были,

но, когда он упал против неба,

мы встали рядом,

мы его подхватили.

.

Истончилась секунда, завыла.

Нас было много,

а земли было мало.

Мальчик. Каждая русская мать

его перед Богом

как родная качала.

.

Не один. Но любовь,

вот чего у любви не отнять –

безнадёжное дело.

Эта девушка в белом.

Летела, хотела обнять,

да опять не успела.

Отодвигаем

Отодвигаем! Отодвигаем!

Гремит у края, гремит за краем.

Дыра под сердцем, порвало уши,

пропало тело, возносит душу.

И чем угодно, но не глазами

я вижу: трое идут за нами.

К чертям собачьим, не умираю!

Пока я нужен. Отодвигаю!


***

Памяти Дарьи Дугиной

.

Когда воспаряет в огне хоровод

загубленных жизней, от края до края –

я знаю, я знаю, я знаю! Придёт

из этого света Россия другая.

.

Та самая! Вихрем из пламенных лент,

вплетённых в ещё не отросшие косы,

она разбросает служителей сект,

склубившихся в узел, шипящих угрозы.

.

Взмахнёт она левой лебяжьей рукой,

и соколы к небу взлетят расписные.

Взмахнёт она правой – ударит прибой,

и на море встанут суда. Да какие!

.

И станет привольно, и – ветер в лицо!

Нальётся пшеница, взойдут караваи,

не будет за нашим столом подлецов,

которые русскую душу пытали.

.

За всех, кто сражался, кто выбыл давно,

кто выбыл вчера, но по-прежнему с нами –

по чаркам, по чаркам и мёд, и вино, –

и всё это, всё это не за горами!


Корабли

На воздушной подушке облака,

над лесистой бровью земли,

заслонясь от тлена и морока,

спят летучие корабли.

.

Им куда-то доплыть завещано,

а командам уже всё равно:

всё исполнено, что обещано,

всё избыто давным-давно.

.

Лишь в ответ на нежные жалобы

в бесконечный становятся ряд,

чтобы снова увидеть с палубы,

как печальные клинья летят.

.

Или чья-то душа-упрямица

рвётся к борту, почуяв твердь,

где гуляет война, взрывается,

из воронок выходит смерть.

.

Распознает душа пречистая,

телом павшая как солдат –

удалая душа, искристая –

где горит, и кто виноват.

.

Что молчат города, как схимники.

Кем разрушен храм за рекой.

И о ком это плачут: – Миленький! –

припадая к плите щекой.

.

Нет, не вся ещё сила растрачена!

Прозвенит: «Эгегей, корабли!

Поднимай паруса! Развор-р-рачивай!

Мы спускаемся! До земли!»

.

И несутся, и мчатся крылатые

в дым и рокот на всех парусах,

побеждать с рядовыми солдатами

в этих новых священных боях.

.

Оттого и не выгорит, демоны,

как ни зверствуй, чем ни пали.

С нами правда! И подвиги дедовы.

С нами светлые корабли.

2022



Марк Шехтман: «С русской околицей рядом…»

Марк Борисович Шехтман родился в 1948 году в Таджикистане. Имеет два образования: филологическое и физическое. Мастер спорта по лёгкой атлетике. Автор журнальных публикаций и семи сборников стихов. Живёт в Иерусалиме.

Прямым текстом 

Поддавшись нелепой причуде,

С умом несовместной никак,

Недавно нормальные люди

Бандеровский пляшут гопак.

Квадратное мнится им круглым,

А светом недавняя тьма, –

Как будто, искусаны гуглом,

Они посходили с ума.

.

Поэты, врачи, адвокаты,

И каждый – мудрец! книгочей!

Они ведь и сами когда-то

Бежали от тех сволочей,

Что их с малолетства гнобили,

Тупым завывая зверьём:

– Шо ж немцы жидов не добили?

Нехай! Мы и сами добьём…

.

Пришлось уходить от судьбины

Тропой, что трудна и долга.

Спровадивши их, Украина

Другого сыскала врага,

И все наконец-то узнали

Причину ужасных невзгод:

То русские обворовали

Святой украинский народ!

.

Явились путями кривыми

И застили славный простор,

И верит Украйна, что ими

Затеян был голодомор,

И точит клыки за потраву,

И греет кастет в рукаве,

А Крым ей достался по праву! –

Не русским же и татарве…

.

А дальше запахло смертями

От жовто-блакитных идей,

И прошлое лапой с когтями

К себе поманило людей,

Нависло зловещей химерой,

Навеяло бред и туман,

И морды Петлюры с Бандерой

Собой осенили майдан.

.

И с русской околицей рядом,

Безумьем и злобой вспоён,

Окутан коричневым смрадом,

Распух незалежный дракон

И всю провонял Украину,

И с пылом железных мощей

Ей чёрный букет джавелинов

Отправил заморский Кощей.

.

– Мы укры! Мы слава и сила!

Мы поступь грядущих веков! –

Понять им ума не хватило,

Что Запад их, как дураков,

Толкает с Россией на драку

(чужой-то ведь крови не жаль!)

И что за призыв «На гиляку!»

Обидеться может москаль.

.

Обиделся… Насторожилась,

Ждала и терпела страна.

Теперь там, где долго гноилось,

Гремит-полыхает война.

Мир полнится болью и стоном,

Кровавой недвижностью тел…

.

Но нужно покончить с драконом,

Пока он ещё не взлетел…

И пусть, кто с мозгами косыми,

В фейсбук, как волы, впряжены,

Вопят, что одна лишь Россия

Сегодня желает войны

И что в миролюбии сила! –

Но где был ваш праведный вой,

Когда не Россия бомбила

Белград, и Багдад, и Ханой?

.

И что ж не раздался, неистов,

Ваш мира взыскующий глас,

Когда батальоны нацистов

При всех убивали Донбасс?

Что ж вы не вступились за малых,

Боящихся выйти на свет

Детишек, что спали в подвалах

Все восемь неправедных лет?

.

Молчали – и, значит, повинны,

И правда мне видится в том,

Что рухнет Рейхстаг Украины,

И Нюрнберг будет потом…


Русские поэты на Украине

Поэтический труд – он всегда был не слишком доходен,

Но сейчас о другом я – о том, как живётся во мгле

Нынче русским поэтам меж двух не поладивших родин

На своей украинской, больной и несчастной, земле,

На земле, что пропахана чёрным отравленным плугом,

Докопавшим до сердца… А я её помню другой:

Был здесь русский язык украинскому братом и другом,

А теперь он ордынский и бог ещё знает какой.

.

Ребятишкам с пелёнок твердят о величии укров

И о диких монголах, засевших в российских кремлях.

А товарищ мой львовский из ящика с письмами утром

Вынимает листовки со свастикой и в черепах.

Текст обычный: в Украйне – такой европейской и новой! –

Навсегда мы развеем столетний москальский дурман;

Потому или пойте тарасовой ридною мовой,

Или – жить если хочется! – Рашка-вокзал-чемодан!

.

Сообщает товарищ мой иносказательно это:

Freedom и liberte! – но читается весь Интернет

Теми, кто озабочен контактами русских поэтов

На земле Украины – а вдруг он не просто поэт?

Вдруг он враг и шпион? Вдруг продаст он какую-то тайну

Москалям, отмечающим праздник Победы и Mай,

И коварно тогда проберётся в родную Украйну

И захватит её этот страшный кремлёвский Мамай!

.

Вновь утащат в полон черноглазых и пышных красавиц

И лихим запорожцам генсеков назначат опять!

И в борьбе за свободу уже отыскался мерзавец,

Предложивший всех русских здесь «русскоязычными» звать.

Чем не выход? Пусть детям учитель поведает в школе,

Что вторичен язык, а первичны чупрына и пыл!

Украинец Ахилл – тот по-грецки болтал поневоле,

На иврите, увы, украинец Христос говорил.

.

И меж прочих великих найдут украинцев немало:

И Толстой, и Ньютон, и Спиноза, и Кант, и Евклид,

И исчезнет проблема, как вовсе её не бывало,

И пусть славное «Хайль!» с украинским акцентом звучит…


***

Зачем любить Россию чехам,

Внимая серенькой судьбой

Её трагическим успехам

И страсти быть самой собой?

.

За что любить Россию чехам?

Они б и рады! – но, увы,

Хлебов, окороков и чеков

Не шлют им больше из Москвы.

.

Легко ль любить Россию чехам?

Легко ль шутам любить цариц,

Наряженных парчой, и мехом,

И армиями вдоль границ?

.

Шепнут – и мир качнётся эхом,

И лучше им не прекословь!

Зачем любить Россию чехам?

Чтоб мстить ей за свою любовь…


В полях за Вислой сонной

.

В полях за Вислой сонной

Лежат в земле сырой…

                        Е.Винокуров

.

Орудия в Херсоне

Прямой наводкой бьют.

В полях за Вислой сонной

Два призрака встают.

.

Серёжка – он с Таганки,

С Крещатика – Тарас.

В одном когда-то танке

Их сжёг один фугас.

.

Никто из вечной тени

Мальчишек не вернёт,

Но дальний гул сражений

Уснуть им не даёт.

.

Гудит земля, тревожит

С темна и до темна.

– Опять война, Серёжа?

– Наверное, война.

.

– Так мы ж добили гадов!

– Видать, не до конца…

В Херсоне грохот «Градов»,

В Херсоне визг свинца.

.

И, значит, из окопа

Должны живые встать,

Чтоб одолеть Европу,

Фашистскую опять.


        «Беженцы»

В Израиле им всё задаром,

И, значит, пользуйся моментом!..

Автобус полон перегаром

И матом с киевским акцентом.

.

Сочтя, что их не понимают,

Они горланят и смеются:

Жиды, мол, славно принимают,

Да всё жидами остаются.

.

Ещё толкуют об атаке,

Где танки не дошли до фронта,

Поскольку и движки, и траки

Три года были без ремонта.

.

Но та война уже далече.

И чёрт не съел, и бог управил.

Израиль хатой обеспечил

И на довольствие поставил.

.

Хотя, конечно, тут жарища,

И небо рыжее от пыли,

И в суперах народу – тыща!

Знать, в Бабьем Яре не добили…



Геннадий Иванов: «Вам досталась, ребята, нелёгкая доля…»

Геннадий Викторович Иванов родился в 1950 году в городе Бежецке Тверской области. Детство начиналось в деревне, в полях, в начальную школу ходил в бывший барский дом имения Слепнёво, где когда-то жили и творили Николай Гумилёв и Анна Ахматова. Потом семья переехала в город Кандалакшу на Кольский полуостров – там жили в бараке на берегу Белого моря, там окончил школу, оттуда уходил в армию, в арктическое плавание, там работал в районной газете и начал писать стихи. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Автор пятнадцати книг стихотворений. Написал три книги очерков о своей Малой родине «Знаменитые и известные бежечане». Лауреат нескольких литературных премий, в том числе Большой литературной премии России и Премии имени Ф.И.Тютчева «Русский путь». Первый секретарь Союза писателей России. Живёт в Москве.

В госпитале

Воин раненый снова стремится к товарищам –

Там в окопах открыл он достойное братство.

Да, на фронте – убитые, кровь и пожарища…

Но легко на своих там душой опираться.

.

 О с в о и х говорит он без всякого пафоса,

 И в глазах его нету ни капли сомнения.

 Вижу я, что душа его тянется парусом

 К п а ц а н а м, самым лучшим из поколения.

   1 июня 2022


Молитва святому Луке Крымскому

Врач богомудрый, святитель Лука,

здесь ты трудился,

святая рука

многих и многих от смерти спасла,

многих и к Богу она привела.

.

Раненых воинов много теперь.

Ты помоги им, страданья умерь.

Ты посодействуй, святитель Лука.

Знаем, молитва твоя велика.

.

Страждущих воинов видит твой взгляд.

Отче Лука, помолись за ребят.

3 июня 2022


***

Вам досталась, ребята, нелёгкая доля.

 Вы могли бы сейчас быть не здесь на войне,

А в родимой семье, на реке или в поле,

В мирном поле отрадно скакать на коне…

.

Здесь разрывы снарядов, здесь мины и пули,

Здесь убитых товарищей рядом тела…

Вы же в эту войну, понимая, шагнули,

Понимая, какие в окопах дела.

.

Вы вернётесь не все в наши мирные дали.

Кто вернётся, пусть знает – у них мы в долгу.

Не отменят его ордена и медали,

И в застолье слова, и слова на бегу…

.

И вдвойне мы в долгу перед теми, кто пали.

Перед ними пусть нам будет стыдно, что мы

Врали, крали, болтали и всё хлопотали,

Чтоб ловчей избежать и тюрьмы, и сумы…

.

Вам досталась, ребята, нелёгкая доля,

Вы шагнули за всех остающихся нас.

Ваше мужество, парни, терпенье и воля –

Это наш золотой необманный запас.

13 июля 2022


***

Знак СС на груди украинца

И какой-то языческий знак.

Он спокойно глядит, не боится.

Не раскаивается никак.

.

Убивал, истязал, издевался,

Мучил пленных – и всё потому,

Что какому-то идолу клялся

И попал в инфернальную тьму.

.

Он уверовал, что ему можно,

Что он выше обычных людей.

И не понял, что всё это ложно –

Весь набор их «азовских» идей.

.

Он спокоен. В тюремном оконце

Он не видит печали своей –

Он уверовал в чёрное солнце,

В превосходство арийских кровей.

.

Боже мой, сколько тёмного леса

В этих душах им всем на беду!

Украина наслушалась бесов

И пошла у них на поводу…

4 сентября 2022


 ***

На том плацу, где я шагал когда-то,

Где улетало в небо: «Запевай!»,

Теперь враги шагают – не ребята,

И к москалям там злоба через край.

.

Бросают их, как в топку, командиры.

И участь их, конечно, решена.

Но не должно быть никакого мира

Пока Бандере молится страна.

.

Не все фашисты? Да, не все фашисты.

Но к очищенью будет долгий путь…

И чтобы от нацизма стало чисто,

Ещё придётся горя нам хлебнуть.

4 сентября 2022


Павел Рыков: «Одолеем приспешников тьмы…»

Павел Георгиевич Рыков родился в Москве в 1945 году. Поэт, драматург, журналист. Автор девяти книг, изданных в Москве и Оренбурге, а также ряда пьес. Окончил Московский институт культуры. Заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России. С 2003 года – декан факультета журналистики Оренбургского государственного Университета, профессор. Лауреат многих международных и российских премий в области радио и телевидения. Живёт в Оренбурге.

Вспоминая о Святополке Окаянном

Давно позабытые страхи.

Ушедшая в вечность пора…

Сбиралися гордые ляхи

Коней напоить из Днепра.

Пришпоривая неустанно:

– На Киев, панове! Вперёд!

Там златовершинные храмы

Крестами встречают восход.

Нас встретят торжественно горны

По-польски споют соловьи,

И русские бабы покорно

Подставят нам чресла свои.

Несётся несметная лава.

А каждый седок, словно волк.

Зверьё короля Болеслава

На Киев ведёт Святополк.

Ведёт без оглядки на Небо,

Гнев Божий! А что он ему…

Он братьев Бориса и Глеба,

Зарезав, отправил во тьму.

Владеет им чувство простое:

Пусть ляхи лютуют – плевать!

Зато он на княжьем престоле

Сумеет теперь восседать.

И от предвкушенья, как пьяный,

Привыкший без просыпу пить,

Ведёт Святополк Окаянный

Врагов, чтобы Русь погубить.

*

Закончились княжьи раздоры –

Забытая ныне пора…

Но вновь окаянные воры

Запрошуют псов до Днепра.

Приветно гремят тулумбасы,

Приплясом привечают гостей.

А ночь вся пропитана красным

Огнём от горящих людей!

За что Ты являешь немилость?

Откуда звериная рать?

Скажи: за какую провинность

Решил нас Господь покарать?

Кто наши услышит стенанья,

И есть ли в стенаниях толк,

Когда, упоён ликованьем,

Победу поёт Святополк?

Галдят по-английски, по-польски,

Мир Русский делить принялись…

Но грозно Небесное Войско –

Двух братьев. О, Глеб и Борис!

Да, сгинет нечистая сила!

И после вражды и хулы

Опять Украина с Россией

Для праздника сдвинут столы.


Деды

Как  страшно вставать из окопа.

По грязи в атаку. – Вперёд!

Но  взводный в атаку потопал

Всех прежде. А там – пулемёт

Строчит. И – смертельная рана,

Кровит, где две пули впились.

Эх, взводный! Эх, Ванечка-Ваня,

За нас в небесах помолись.

Коль  встал, то бояться негоже.

Вперёд! Можно даже ползком…

А ветер свинцовый – до дрожи.

Здесь греют себя матерком.

Какие ребята побиты,

С кем кашу хлебал поутру…

Эй, взводный! Твои где  молитвы?

Неужто я тоже умру?

За Родину нас убивают

Прицельным, шальным, навесным…

Но я доползу, дошагаю,

До самой желанной весны,

Когда не бомбёжка, а громы

И яблони вновь зацветут.

И можно вернуться до дома,

Где скорбные песни поют.

Всё отдали Родине деды,

До капли последней. Сполна!

И в Вечность уходит Победа

О! Как величава Она!


***

Слово «Любовь» не требует перевода.

Так же, как слово «Кохання».

Звук, прерываемый поцелуями, стоит ли  произносить?

Есть  перевод понятнейший: твои пальцы и губ касания,

И на тонком запястье желанной моей нить

Пульса. И днепровские светлые воды,

Которые никому – слышите – не остановить,

Сколько бы ни прилагал кто-то злості та старания.

Потому, что Любовь! Потому, что Кохання.

Потому, что Всевышний заповедовал нам любить.


Белые ангелы

День воссиял, блики солнца слепят.

Что же в глазах моих тёмная полночь?

Сносит надгробья советских солдат

Польская и украинская сволочь.

Кажется им: победили они

Мертвые там, под дерниной безгласны.

Вечные скоро погаснут огни.

Деды уходят и память угаснет.

Что этим катам людская печаль?

Ишь, как регочут, топочут, ликуют

Чёрные бесы мятутся в очах

В адские трубы безумные дуют.

И отрывают славян от славян.

Смаху вгоняют кровавые клинья,

Правду гнетут, воспевают обман.

Дёгтем марают у ангелов крылья.

Что же, ликуйте, коль вам ликовать

От сатаны повеленье приспело…

Ангелам Божьим вам не помешать!

Видите, небо всё сделалось белым.

Ангелы, крылья расправив свои

Крестообразно  над полем сраженья,

Реют. То – сила небесной любви

В ней мы Всевышнего зрим отраженье.

Время уходит. Уходим и мы

Давние залпы всё глуше и глуше…

Но не ликуйте, прислужники тьмы!

Вам не подвластны солдатские души.

Вам этих ангелов не одолеть.

Бойтесь мучений безмерных и страшных.

Вам, нечестивые, в пекле истлеть

За поругание памяти павших.


***

Мы, конечно, беду превозможем.

Одолеем приспешников тьмы.

И дорогу к Победе проложим.

Иль не Русские мы?



Андрей Ребров: «Сыновний взор бесстрашный…»

Андрей Борисович Ребров родился в 1961 году в Ленинграде. Поэт, автор четырёх книг стихов. Один из основателей Православного общества Санкт-Петербургских писателей, созданного по благословению митрополита Иоанна (Снычева). Секретарь Союза писателей России, член правления Санкт-Петербургского отделения СП России. Главный редактор журнала «Родная Ладога», лауреат Всероссийской премии имени Св. Александра Невского и Международной премии «Серебряный Витязь». Живёт в Санкт-Петербурге.

                                          ***

                                Взбранила поле речевое

                                Иноязычных рыков рать.

                                И силы нет стихи слагать…

                                Лишь слово древнее, живое –

                                Потомкам русичей под стать.

.

                                Его реченье вечевое

                                Созвучно рокоту реки.

                                А за чертой береговою –

                                Как прежде – вражии полки.

.

                                И говор чуждый то и дело

                                Сечёт,

                                           течёт издалека,

                                И помутнела, побледнела

                                Река родного языка.

.

                                Но вновь,

                                          сплочённые молитвой,

                                Как древнерусские войска,

                                Стремятся буквы вдаль листка…

                                И полнокровная строка –

                                Сродни Непрядве после битвы.


                                                 ***

                                       Хоть ран моих срослись края

                                       И нет рубцов на коже –

                                       Вся в синяках душа моя,

                                       Синей небес погожих.

.

                                       Знать и прадедовы глаза

                                       Синели с той же силой,

                                       Когда вздымал под небеса

                                       Он ворога на вилах.

.

                                       И не от тех ли встречных лиц,

                                       В блокадной мгле синевших,

                                       Из отчих теплился зениц

                                       Заветный свет нездешний?

.

                                       И полыхает синевой

                                       Сыновний взор бесстрашный…

                                       Небесный огнь Руси Святой –

                                       В очах и душах наших.


                                                             Ратник

                                   Неравного сраженья смолкли звуки.

                                   И вран кружит над тучей мёртвых тел…

                                   А он лежит ничком,

                                                                     расправив руки,

                                   Стяжавший оперенье вражьих стрел;

                                   Лежит –

                                                 крестом –

                                                       под скорбным небом бледным,

                                   Как будто землю силится обнять.

                                   И ждёт его

                                                      в свой светлый сонм победный

                                   Пернатая Архангельская рать.


    На брань последнюю…

                                           Митрополиту Константину (Горянову)

.

                                          Золотилось небо спелой рожью,

                                          А в полях синели васильки.

                                          Шёл монах сумняшеся ничтоже

                                          Вековой тропой и кулики

                                          Щебетали в долах васильковых

                                          Под ржаною вязью облаков.

                                          И лучилась к полю Куликову

                                          Тропка летописною строкой.

.

                                          Шёл чернец строкой незавершённой,

                                          Посох предержа в руце своей,

                                          Мимо новорусских вавилонов,

                                          Мимо стойких дедовых церквей.

.

                                          А издалека, сквозь птичье пенье,

                                          Сквозь халдейский ропот городов,

                                          Доносился грозный гул сраженья:

                                          Гром гранат, глухой, как стук щитов,

                                          Посвист пуль, звучащий, словно эхо

                                          Впившихся в простор ордынских стрел,

                                          Лязг пропятых танковых доспехов,

                                          Трубный гуд страстных монастырей.

.

                                          Шёл монах без устали и страха

                                          На армагеддонское жнивьё…

                                          И служило посохом монаху

                                          Пересвета древнее копьё.  



Ирина Белоколос: «Эхо разрывов слышится…»

Ирина Валерьевна Белоколос родилась в Донецке. Училась в Донецком университете на факультете иностранных языков, затем в Киеве, в институте культуры на режиссёрском факультете. Но работала почти всю жизнь журналистом. Волонтёр. Живёт в Донецке.

***

«Мама! Я умею летать, смотри!»

И бежит с растопыренными ладошками.

И летит, мелькая тонкими ножками,

С горки… В руки к маме. И мама сияет внутри.

«Мама, я иду воевать. Прости».

И уходит, не глядя на мамины слёзы.

И громит врага. В жару и в морозы.

Мама ждёт его с фронта, зажав своё сердце в горсти.

«Мама, я погиб. Так вышло, не плачь.

Я вернусь к тебе ветром в июльском мареве.

Не горюй. Мы солнце вам всем оставили.

Не придёт на нашу землю палач».

И светла печаль, как в глазах слеза.

И победным маршем гремит гроза.

22 апреля 2022


Когда проснусь…

Когда проснусь, то я вернусь с войны

И будет солнце, будет смех и слёзы,

И будут вёсны, вьюги и морозы,

И море светлой, громкой тишины.

Я в дом зайду и удивлюсь ему.

И заново узнаю стены, крышу,

И тиканье будильника услышу.

И снова, снова встречу тишину.

Когда проснусь, то будет ровно пять.

И Винни Пух попросит чашку чая.

Алиса взвизгнет кролика встречая,

И время ринется внезапно вспять.

И дождь за окнами тихонько будет капать.

И маки на могилах будут плакать.


***

Ветер гонит жару из города

Листья треплет ещё зелёные

И глаза цветов опалённые

Замирают в предвестии холода

А в степи трава всё колышется

Гнётся волнами, пахнет памятью

И ложится волнистою скатертью

И лишь эхо разрывов слышится

Над Саур-Могилой высокое

Запредельное небо синее

Облака в нём строятся в линию

Плачет солнце в нём одинокое.


Нас не нужно жалеть…

Нас не нужно жалеть… Мы судьбы перелётные птицы.

Мы смеёмся и плачем, и рвём за собою мосты.

Истин старых сгоревшие прячем в карманах крупицы.

Перед племенем будущим, в общем-то были честны.

Ошибались и падали. Было. Но снова вставали.

Не кривили душой. И не продали правды своей.

Провожали… Ох, скольких же мы провожали…

Всё впечаталось в душу… Давай-ка, приятель, налей!


***

На картинке домик, небо, мама.

А ещё собака и цветы.

Мир из простоты и красоты.

Детский мир, которого не стало.

Наши дети видят смерть и кровь.

Наши дети… Наши, наши, наши.

Наши Коли, Верочки, Наташи.

Правда жизни?.. Правда через боль.

Взрослые, мы гибельно не правы.

Мы живём так сложно, так всерьёз…

И не стоим горьких детских слёз.

Наша сложность хуже чем отрава.

Мир ведь прост, как детские рисунки.

Дышит простотой и красотой.

Просто вспомнить… Детство! Эй! Постой!..

И вперёд, за ним, по переулку…


Евгений Харитонов: «За метр цепляясь каждый…»

Евгений Николаевич Харитонов родился в 1985 году. Окончил Белгородский Юридический институт МВД России имени И.Д. Путилина. Автор книги стихов «Абрикосовая осень», многих публикаций в периодических изданиях. Лауреат Всероссийских и Международных литературных конкурсов. Живёт в Белгороде.


Весна на Азовстали

Притих скворец, опять пугаясь взрыва.

Хоть май расцвёл, его не ловит взгляд.

Глотает смерть людей без перерыва

И день и ночь, нещадно, всех подряд.

Косым дождём снаряды захлестали,

Вскрывая норы подлого врага.

Который день мы бьём по «Азовстали»

Да так, что гарь впитали облака.

Да так, что глотку режет привкус серы,

А звон в ушах во веки не унять.

«В атаку, братья!» – крикнут офицеры, –

«И чтоб не смели нынче умирать!»

И мы идём, за метр цепляясь каждый,

В расход пуская весь боеприпас,

С одной простой мечтою, чтоб однажды

Вздохнул свободно наш родной Донбасс!

11 мая 2022


Меж двух огней

Снова дед ноздря́ми втянет

Поутру горелый запах.

То с востока выстрел грянет,

То снаряд запустит запад.

Дед меж ними в серой зоне.

Осмотрев с пригорка веси,

На ближайшем терриконе

Знамя красное повесил.

Будто этим крикнул разом

И на русском и на мове,

Недвусмысленную фразу:

«Вы одной, ребята, крови!»

И побрёл обратно в сенцы,

Приподняв рубахи ворот.

Наблюдая с болью в сердце,

Как сцепились серп и молот.

22 августа 2022


Западу

Ваши руки, по локти кровавые,

Не отмыть до скончания времён.

Все народы, большие и малые,

Словно воды весенние талые,

Мы в единый кулак соберём.

И сметём вас бурлящим течением,

Преподав, как и прежде, урок.

У России есть предназначение –

Мир спасать, потому что с ней Бог!

26 апреля 2022


Такое детство на Донбассе

Так тихо с самого утра,

Что дав себе немного воли,

В футбол играет детвора

Не где-нибудь – на минном поле.

«Опять снаряд летит, кажи́сь.

В подвал, ребята!» – крикнул Вася.

Не кубок главное, а жизнь!

Такое детство на Донбассе.

17 августа 2022


Исповедь потомка

Войну нельзя направить по теченью,

Она – круги от гальки на воде.

Приехал я на кладбище в деревню

Поведать деду о большой беде.

Смотрел ему в глаза, а сердце с болью

Кольнуло в грудь, не зная как сказать.

Я пыль с его лица смахнул ладонью,

Пытаясь слёзы горькие сдержать.

Внезапный крик кукушки, будто плетью,

Разрезал воздух, душу теребя.

Мой дед погиб в далёком сорок третьем,

Припав к траве на склоне октября.

Был лютый бой, сродни свирепой буре.

Текли дожди свинцовые с небес.

Он в этот раз не смог уйти от пули,

Шагнув своей судьбе наперерез.

Он, как и все в то время, жил мечтою,

Что будет мир однажды на земле.

В тот страшный день он всю страну собою

Прикрыл, чтоб в ней жилось спокойно мне.

И вот он здесь, не видевший Победу –

Былой войны обычная стезя.

Но точно знавший, что народу беды

Несёт фашизм и их стерпеть нельзя.

И я стоял пред ним, сказать не смея

О том, что враг его опять в строю.

Что брызжет яд с клыков зловещих змея,

Уничтожая Родину мою.

Что снова свищут пули, как когда-то.

Горят в лазурном море корабли…

И только мы, потомки, виноваты,

Что ту мечту его не сберегли.

20 июля 2022



Анна Токарева: «В годину жутких потрясений…»

Анна Петровна Токарева окончила Московское областное культурно-просветительное училище. По образованию библиотекарь. Стихи переведены на болгарский, табасаранский и кумыкский языки. Автор двух поэтических книг: «Рябина в меду», «От одиночества до счастья», многочисленных публикаций в журналах и альманахах. Член Союза писателей России. Живёт в городе Егорьевске Московской области.


***

Враг притаился у наших ворот,

Всюду капканы и сети.

Воины русского духа, вперёд!

Вы за Россию в ответе.

.

Быть иль не быть? Сквозь года и века

Слышатся предков набаты.

Не поддаются врагу никогда

Русского духа солдаты.

.

Бочка – без обруча, печь – без трубы.

Сильные духом, на битву!

Бьёт барабан, конь встаёт на дыбы,

С вами – Господь и молитва.


Звон

В годину жутких потрясений,

Когда безумствовала гнусь,

Писал восторженно Есенин:

«Звени, звени златая Русь».

.

И Русь звенела – то цепями,

То пеньем вольных Божьих птиц,

То золотыми куполами,

Нещадно скинутыми ниц.

.

За лихолетьем – лихолетье,

А Русь по-прежнему звенит:

Звенят монеты, пули, плети,

И русский меч, и русский щит.

.

Звенит призыв по всей юдоли:

«Вперёд! За Родину! Не трусь!»

Держись, звени на ратном поле,

Врагом не сломленная Русь!


***

Была весёлой и прилежной.

Теперь лежит под простынёй.

И бант воздушный, белоснежный

Испачкан кровью и землёй.

А солнце в небе так же светит,

Румянит сочные плоды…

Кто виноват, что наши дети

Вновь беззащитны в час беды?

Кто виноват за век их краткий

Среди подвальной темноты,

За выстрел в хрупкие лопатки,

За осквернённые мечты,

За ненадетые панамы,

За пульс, ослабший на виске,

За то, что мелом слово «мама»

Не написать им на доске?

Мы знаем гневные ответы.

Но вновь и вновь звучит вопрос:

«Когда ж насытится планета

Кровавой солью детских слёз?»


***

Ночная птица – трень да трень.

Апрельский дождь по крыше хлещет.

Берёз качающихся тень

В окне затюленном трепещет.

.

Гоню бессонницу из глаз

И нежусь в ласковой постели…

А в это время на Донбасс

Ракеты смерти полетели.

.

Вновь солнце начало сиять,

И небо ласково бездонно.

А где-то в Горловке опять

Убита «Градами» Мадонна.

.

За ад Одессы по весне,

За пепел, смерть Ясиноватой,

За вопль и шёпот на войне

Себя считаю виноватой.

.

Изводит горькая вина,

Огнём на сердце пламенея.

Я покаяния полна

За то, что хлеб и кров имею.


***

Мы по воронкам прошлых лет

Шагали, головы не прятав.

Скажи мне, небо, дай ответ–

Зачем ты снова шлёшь раскаты,

.

Грозишься выдать нам суму,

Лишить и хлеба, и обновы?

Признайся, небо, почему

Ты вновь воинственно сурово?

.

Мы знали с детства: мирно жить –

Для всех великое богатство.

За что пытаешься лишить

Славянский мир объятий братства?

.

Изба и хата вновь в дыму.

Над ними аисты унылы.

Лютует зверь, сгущает тьму

И множит братские могилы.



Ольга Козловцева: «Русь Святую сбереги!»

Ольга Васильевна Козловцева родилась в Ряжске Рязанской области. Стихи начала писать в школе. Окончила Ряжский дорожный техникум. Первые публикации её стихов появились в Ряжской районной газете. В дальнейшем стихи публиковались в «Литературной газете», в журналах «Наш современник», «Молодая гвардия», «Рать», «Московский вестник». Автор пяти сборников стихотворений. Член Союза писателей России. Живёт в Ряжске.


***

Сосед уехал на Донбасс

За Правду воевать,

За Русский мир, за всех за нас,

За дочку и за мать.

Не плачет, держится жена,

Стараясь быть сильней – 

Да будет проклята война

И Запад –

                 вместе с ней!

Да будет вечно жить Донбасс

И русский наш народ!..

Свою дочурку в первый класс

Сосед не поведёт.

У дочки новенький портфель,

Кудряшки ниже плеч,

И папин спрятала портрет

Она –

           в «Родную речь».


***

Через сито войны все просеяны будем.

Пусть не каждый сейчас на черте огневой,

Пусть вокруг, как всегда, улыбаются люди,

Кто есть кто – мы увидели в час роковой.

Мы открыто в глаза смотрим правде суровой –

За Россию сражаются наши сыны.

И багряный восход, и закат кумачовый –

Словно всполохи этой кровавой войны.

От Донецка не так далеко до Рязани,

И по нашим сердцам рикошетит картечь –

Нас славянские корни навеки связали,

Породнила навеки нас русская речь.

Слава богу! Русские пришли!

В погребе скрывались от обстрела

Бедные заложники войны.

Мина роковая прилетела,

Взрыв! – И сразу все погребены

Под тяжёлой глыбой, в чёрной яме,

Словно их уже настигла смерть.

Сколько мук пришлось, не помнят сами,

Им в могиле этой претерпеть!

Богу день и ночь старик молился

И услышал вдруг: «Аллах Акбар»! –

Воин долгожданный появился,

Заглянул в разрушенный амбар.

Своему спасителю, рыдая,

Руки протянув из-под земли,

Закричала женщина седая:

– Слава Богу! Русские пришли!


***

Они сошлись на поле брани,

Вдвоём, лицом к лицу стоят:

Один – десантник из Рязани;

Другой – из Харькова солдат.

Своя у каждого присяга,

Своя у каждого страна,

И хоть у них два разных стяга –

Земля славянская одна.

Домой вернутся ли из боя

Сыны страдальческой Руси?

Зачем им биться меж собою? –

Помилуй, Господи, обоих,

Обоих, Господи, спаси!

Нацисты – проклятая нечисть –

Да сгибнут, сгинут пусть в веках!

Бесславье ждёт их и бесчестье… –

На них вина кровавой сечи,

Невинных кровь – на их руках!


Молюсь за Россию

Отче наш, спаси Россию!

Русь Святую сбереги!

Милосердно отпусти ей

Все великие грехи.

Упадём мы на колени,

Вскинем взор на образа –

След жестоких поколений

Смоет чистая слеза.

Миром будем мы молиться

От зари и до зари:

– О, Небесная Царица,

Благодатью одари!

И святым своим покровом

Всю Россию защити,

Помоги нам путь суровый

С верой в Господа пройти!



Валентина Белоусова: «Вернитесь, князья, живыми…»

Валентина Николаевна Белоусова родилась в деревне Дьяково Смоленской области. Окончила Смоленский педагогический институт, работала сельской учительницей, библиотекарем. Автор поэтических книг «Заклинание боли» и «В зелёном». Публиковалась в «Литературной газете», «Литературной России», журнале «Молодая гвардия», других периодических изданиях, коллективных сборниках и альманахах. Член Союза писателей России. Живёт на Смоленщине.


Прощание

                                                    Сергею Соловьёву

Такого вовек не выдумать, не выписать древней вязью:

Как плакала Ярославна взахлёб на груди у князя.

Мол, бабам всю душу вынули, а бабы то не из стали,

Мол, ваши мужские игры до чёртиков нас достали,

Мол, как от таких рожать-то, сироток плодить по свету.

Езжай себе, князь, на битву, езжай, коли сраму нету!

Езжай, мой родимый сокол, прости, что в сердцах перечу,

Спаси тебя ангел божий, а мне уж и плакать нечем.

От раны злодейской вражьей я б телом тебя закрыла,

Да бабья такая доля, прости меня, дуру, милый…

Прости, мой князь, прости, мой свет, прости, моя отрада,

Я буду ждать, я буду жить, покуда ты живой.

Каким бы ни был, сокол мой, другого мне не надо.

Усталый, раненый, больной – вернись ко мне, родной!

.

Раздулись у князя ноздри, в висках заиграли жилы:

– Не кликай беды, голуба! Вернёмся, коль будем живы.

Красу изведёшь слезами, душа пропадет в юдоли.

И взял бы тебя с собою, да бабе не место в поле.

Прильнула… и ком у горла: – кровинка моя, супруга…

Прижал бы к себе покрепче – да слишком тверда кольчуга

И в ратном широком поле всё чувствовал за спиною

Свой дом и родную землю, и ту, что назвал женою.

.

Прости, мой князь, прости, мой свет, прости, моя отрада,

Я буду ждать, я буду жить, покуда ты живой.

Каким бы ни был, сокол мой, другого мне не надо.

Усталый, раненый, больной – вернись ко мне, родной!

.

Над Русью гремели битвы, вставали в степях курганы,

На тризнах князья седые считали былые раны.

И плакали ярославны по бабьим своим законам,

Лицом припадая к латам и к лётным комбинезонам.

Простите им эти слёзы в промоинах глаз кровавых:

Не нужно им ни медалей, ни вашей посмертной славы.

Простите им эту слабость, подставьте им ваши плечи,

Вернитесь, князья, живыми, вернитесь с жестокой сечи!


Иванихи

А Иваны погибали на войне:

Батька в Праге, сын в Афгане, внук в Чечне,

А Иванихи вдовели без затей,

Поднимали безотцовщину-детей.

.

А Иваны погибали на войне.

Стало пусто по родимой стороне.

А Иваниха – крутись, коль хочешь жить:

Надо ж деточек Ивановых растить.

.

А Иваны погибали на войне.

Вырастали Иванята без корней.

А Иванихе совсем не до корней –

Дать бы сыночке кусочек посытней.

.

А Ивану завсегда на всё плевать:

Пей, гуляй – да, может, завтра воевать.

А Иваниха как птица над птенцом:

Заберут сыночка следом за отцом.

.

От похмелья да от вражеской руки

На Руси перевелись бы мужики.

Да Иванихе приходится рожать,

Чтоб было кому винтовочку держать.


Плач Ярославны

                                               Когда здесь не останется нас,

                                              Не грусти – я тебе позвоню.

                                                                          Владимир Ланин

.

Мне снилась степь.

От края и до края

Ползло с востока зарево войны.

Ты уходил, и, слез не вытирая,

Я вслед смотрела с крепостной стены.

И с воплями бежали печенеги,

И рать твоя домой с победой шла…

Везли тебя, убитого, в телеге.

А я ещё не знала.

Я ждала.

.

Мне снилась ночь.

Громадой многотонной

Ползла на нас коричневая рать.

И я в слезах бежала за вагоном,

Прощальных слов не в силах разобрать.

Укутав шалью спящего ребёнка,

Встречала почту на краю села…

Но с запада летела похоронка.

А я ещё не знала.

Я ждала.

.

Мне снились горы.

Сумрачные кручи.

Алела кровь на выпавшем снегу.

И ты лежал, изранен и измучен…

Любимый мой, я больше не могу!

Когда сожму тебя с неженской силой,

Когда во сне начну по-бабьи выть,

Ты разбуди, утешь меня, мой милый:

Пообещай,

Что вечно будешь жить.



Светлана Леонтьева: «Бой длится!»

Светлана Геннадьевна Леонтьева родилась в Свердловске (ныне Екатеринбург). Окончила Уральский электромеханический техникум в Свердловске, курсы сурдопереводчиков, филологический факультет Горьковского государственного университета имени Н. И. Лобачевского, Высшие литературные курсы в Москве. Работала воспитателем, сурдопереводчиком на Горьковском автомобильном заводе, Нижегородском телевидении. Поэт. Член Союза писателей России. Живёт и работает в Нижнем Новгороде.

***

Опять весна, и воздух абрикосный,

мне дым костров, как запах париросный,

весь день Саврасова мне видятся «Грачи».

И умирать не хочется. Ни капли.

От вирусов, от пуль, от стрел, от сабли.

Грачи нас прикрывают: крылья, спины,

Прикрыл нас Игорь Грач строкой глубинной…

Что чувствовал он в этот день, где снайпер

сидел, прицеливаясь? Вешайтесь, рыдайте,

но лишь не надо обобщённых мыслей, слов

родне и маме, тёте, сыну, всем нам!

А чувство Родины – хребетно, внутривенно.

А чувство Родины – основа из основ.

А умирать не хочется. Ну, право!

Вот одуванчики – птенячии цветы

комочками желтеют. И холсты

Саврасова повсюду: вдоль канавы,

в дубраве, и в орешнике, в саду

пошарпанные ветки, как шрапнелью.

Грачи и вправду, вправду прилетели!

Они не знали, страшно на виду

спешить в одной колонне на прицеле.

Ты нас прикрыл.

А чем тебя прикрыть нам?

Каким ребром, предсердием, молитвой?

Каким увидеть зреньем? Слепотой?

Под дымчатой да под густой листвой

не отсидеться нам в домах высоких.

Не оградиться ни щитом, ни блоком.

Вот, говорят, географ глобус пропил,

но ты не верь! Верь только слову – Грач!

Что прилетит пернатый, окрылённый

строкою, песней да слезой солёной,

и будет бесталанным всем жескач.

А кто убил, стрелял, тот гадкий сволочь!

Настанет время – утро, полдень, полночь,

но суд свершится, человечий суд.

Наступит время твёрдое, как камень,

и каждый Ирод, каждый Брут и Каин,

да что там Каин, небеса падут!

Убитые поднимутся. Я знаю.

Поруганные встанут, вой, кричи:

– Огонь! Ах, суки! Родина…родная…

Летят грачи. Летят твои грачи!


Вадик

И весна была в городе. Третье апреля.

Если в небе бы строили мы баррикады.

Если бы заслонить получилось мне – телом

беззащитного мальчика с именем Вадик.

Он играл бы в песочнице, пересыпая.

Он бы делала куличики (не самолёты

и не танки, не мины!)!

Какая ты злая,

что людей убиваешь! За что ты? За что ты?

Ты великой была, ты была исполином,

а теперь, что с тобой, что с тобой, Украина?

Избиенье младенцев. Младенцы рыдают.

Стон стоит по земле всей: стон стомиллионный.

Кто тебе приказал делать дроны, патроны,

кто тебе приказал – этот взяточник Байден?

Вадик булкой кормил бы, пшеном и гречихой

птиц-синиц, а они прилетали б, клевали.

Было славно на улице. Господи! Тихо.

И цвели одуванчики в почве бы рыхлой,

как бывает в Енакиево на вокзале.

Мы бы – русские женщины, мы бы рожали.

Мы бы – русские женщины грудью кормили.

Это было бы так, вам скажу, в идеале.

Но пришёл Ирод к нам.

Его сами впустили.

Его сами проспали. И что же в итоге?

Не весна и не птицы. Война на пороге.

Ни за что, ни про что пятилетнее сердце,

неприкрытое сердце мальчишье погибло.

(Кто из дрона стрелял, верим, не отвертеться,

не на тех ты напал, не того мы пошиба!)

О, дожить бы, дожить бы нам всем до процесса,

до Нью-Нюрнбергского.

Словно личное горе,

словно он мой ребёнок… держу – и нет веса,

ибо – в небо вспорхнул.

В его синее море…


***

Убитый в Киеве: ему стреляли в спину,

четыре выстрела – смертельные – в упор.

«Я не люблю такую Украину»

истерзано глядящую с офшор.

Я не люблю – и боль застряла в горле,

я не люблю – боль заливает кровью…

.

Один он вышел, сам на всю страну.

Вы помните Олеся Бузину?

Глядел, как будто лил металл во взгляде,

разлет бровей, держался гордо, прямо.

Он спрятался бы! Но такой громаде,

такой скале, как небо в Арарате,

как спрятаться?

А мама, как же мама?

.

Есть Украина та, что обожаю!

А знаете, что есть она другая,

цветущая, каштановая в мае,

где нас крестил Владимир-князь в Днепре!

В рубахах люд крестильных да исконных…

.

Но как случилось, что не бережённых

вас предали в большой чужой игре?

Серпы остры, сердца на шампуре.

Между людьми теперь чего? Раскол?

И выбрали хотя бы не из зол,

хотя бы Крым, Донбасс. Там, во дворе

нас Бузина Олесь накрыл всем телом,

он крепостью поднялся белой-белой,

убитый, но не умерший: не вмер,

не сгиб, не пал, не лёг, не сдал он Днепр,

не сдал Украйну, Русь и Беларусь!

.

Меня трясёт…давлюсь слезами…слышу хруст

костей, хребта, звук пулей. Пули в спину.

А мать его спешит: пустите к сыну!

Весь воздух, словно выкачен. Дышать

ей больно! Пропустите мать!

А где же пульс? А где же стук в груди?

А у меня с тех пор – дожди, дожди…

.

Верните снова, люди, Украину

на место. Как я выдерну, как выну

её – мертвящий ужас – из нутра?

Окаменевший выкрик мне в затылок…

расстрелянною фразой пригвоздило…

Олесь… Олесь! Он вышел со двора,

пошёл искать свою он Украину –

любимую, где не стреляют в спину,

где помнят родин всех первопричину,

где водружают красный флаг Берлину

и крестят люд у берегов Днепра.


***

В меня целится – я вижу его! Он притаился! – снайпер!

В его окуляре я: в куртке, джинсах, кроссовках!

В небе – белая птица, наверное, чайка.

Это небо последнее! Но мне как-то неловко

обращаться к нему! Небо – на подстраховках!

Оно было, когда я в него родилась. Здравствуй, мама!

Ты меня ещё держишь своей пуповиной?

Она бело-прозрачная, что амальгама.

Фонтанирует. Вся из тугих парусинов.

И поэтому море вокруг меня плещет.

Это – околоплодные спелые воды.

Мы – рождённые, всё состоим из тех женщин –

журавлино, невинно. О, грех первородный!

Тех, кто были до мамы. Они в наших генах.

И они внутримышечны и внутривенны.

Снайпер! Значит, и в них ты прицелился тоже?

И в ребёнка, который в утробе под кожей,

моего притаился напевного чрева.

Оно рдело! Любило! Желало! И пело

в ночь с любимым! Его помню сильное тело.

Значит, целишься ты и в него? В Русь? И правду?

Поздно, поздно вопить мне: «Не надо! Не надо!»

Пуль разрывы вокруг. Стон. Пожары. Снаряды.

.

Мне – прожившей полжизни, мне – видевшей небо,

мне – целующей звёзды, их льдистые скрепы

неужель затаиться? И Армагеддоны,

так вопят… Фонтанируют. В Зайцево – храм мой.

Я иду помолиться, прикрыв грудь и лоно.

Моя старая мама, и тётка, и братья

там живут, за чертой. Как прикрыть их синхронно?

Вы там не были!

В каждом кусте и травинке

не цедили вы детство, на этой тропинке

не пасли вы козу, белошерстную Майю!

Хорошо рассуждать про загадочных майя,

про кино, про правителей. Деньги и власти.

Да хоть сердце не застьте! Не рвите на части

про весну ту, что в Крыме. Про Минск. Там Иуда

щёки, спины целует! Война, как простуда

для того, кто поодаль. В глуби. За лесами.

Я иду. Продираюсь. Мне к тётке и маме.

Пробираюсь сквозь время (О, как мне Коньбледно!)

Продираюсь сквозь лемех, орало. Бой длится!

Нескончаемый!

Разве вам тел наших мало,

что зарыты вот в эти поля цветом ситца?

Лязг затвора. Мой снайпер – мой враг. Помолиться

успеваю, пока не нажал на курок он.

…А малыш, что во мне, мог бы радостно чмокать,

в колыбельке лежать мог бы он краснощёко,

потаённо, глубинно, тепло, светлооко!


Алексей Витаков «Звук, одетый в камуфляж…»

Алексей Иольевич Витаков – поэт, прозаик, автор-исполнитель песен. Родился в 1966 году в Коми АССР. Служил в Советской армии. Жил в Рыбинске и Смоленске. Лауреат Всемирного литературного форума имени К. Нефедьева, Литературной премии журнала «Москва», Литературной премии «Поющие письмена». Член Союза писателей России. В настоящее время живёт и работает в Москве.


***

Скажи-ка, дядя… Друг мусью…

Гул пушек. Торжество лакеев.

Бросают русские Изюм

И оставляют Балаклею.

За шагом шаг. Видна вдали.

Граница. Пыль, колёса, грузы.

Дорога. Взрыв – столбом земли

Навис над осенью Кутузов.

… Мы долго, молча… До поры.

Серёга снайпер, он же – «Зяма»

… Привет вам, суки, от Пахры

И от Московского Динамо.

Он мент – Серёга Бородин,

Хоть бывший. Бывших не бывает.

Ушли колонны, он один

В листву изюмскую врастает.

Догонит, если повезёт…

И берцы сам свои износит

Он целит осени в живот.

И сам становится – как осень.

В дыму не видно ничего.

Кутузов встал над пепелищем

И глаз единственный его

Бородина Серёгу ищет.

Как эта осень не права!

Он их прикроет. Пыль дороги.

И пьёт изюмская листва

Из перебитых ног Серёги.


***

Сколько ветром звёзд намело.

Посмотри и потанцуй, не вопрос.

Ночью море, словно Мерло

И проносится над ним «чёрный дрозд».

Пьёт со мной за шатким столом,

На большой кулак щеку натянув,

Старый снайпер с добрым лицом,

Хоть и пенсии всего с гулькин клюв.

Самолёт попал в лунный свет.

Я спросил: – Старик, грустишь по кому?

Гул – и я не слышу ответ.

Шевеленье губ в табачном дыму.

– Это ж надо, столько ребят… –

говорю ему, – на этой войне…

Гул – и я не слышу себя.

Только  губы отразились в вине.

Говорим. Луна над плечом,

Как прожектор. В ночь несётся Сухой.

Мы о чём-то спорим ещё,

Разделённые под гул глухотой.

Шестилетний мальчик кричит:

– Папа лётчик! Это папа там мой!

Палец в небо – ярче свечи.

Ярче солнца под оглохшей луной.

Где-то там у самых начал:

У крыльца – одна ступенька всего.

Папа лётчик! – и я кричал

Криком и почти не помнил его.

Сколько звёзд ещё наметëт?

С той поры уже полвека прошло.

Лётчик папа мой!

Самолёт.

Как от ветра, покачнулось крыло.


                      ***

Откуда взялся ты, кораблик,

Такой весь белый пароход,

Когда  закат – в багровой марле,

Когда кровит сквозь бинт восход,

Когда льёт дождь в пустую крынку,

Когда, под добрый анекдот,

Насажен шмель на соломынку?

– Нэхай он будэ вэртолёт!

Откуда ты, когда на выстрел

Летит самоубийцей мир,

Когда дошкольники по свисту

Распознают калибры мин?

Откуда ты, такой счастливый

И лёгкий, как младенца сны,

Такой далёкий от распилов,

Не понимающий войны?

Пришёл через какие двери?

Как отыскал ты этот путь?

Я вдаль смотрю, и я не верю,

Себя пытаясь ущипнуть.

Откуда? Призрак чьих погостов?

Каких земель былая соль?

У моря девочка-подросток.

– Как величать тебя?

–  Ассоль.

Обман. Не верю. Знать не знаю.

– Какого чёрта! – говорю!

Но вдаль Ассоль бежит по краю

Воды и машет кораблю.


                     ***

Здесь музыка и запах мяты.

Здесь мы забыли о войне.

И только два СУ двадцать пятых

Напоминают нам о ней.

Два самолёта. Деревенька.

Старик плеснул в стакан Агдам:

– Никак к дождю! Летят  нызенько.

Вздохнула бабка:

– Не к деньгам.

Закат лоснится алым крупом.

Волна расходится с горой.

За детским морем Мариуполь

Распластан чёрною дырой.

Вода и степь живут в соседстве.

Всё как обычно, как всегда.

Не пой: «Куда уходит детство? «

Застрянут в горле «города».

Бормочет ветер: «крибле, крабле…»,

Листая пыль, как словари.

Не пой: «Куда плывёт кораблик? «

И вдаль морскую не смотри.

Седой баклан, луны заплата,

Гитара, церковь, магазин.

Гудит сквозь сон СУ двадцать пятый

И возвращается. Один.


                      ***

Запах гари. Воздух ломкий.

Покосившийся блиндаж.

Бегло рыщет по «зелёнке»

Звук, одетый в камуфляж.

Этот звук летит без цели,

Ужасает города,

Он на крышах, на качелях,

На земле, на проводах,

Он и в вëдро и в ненастье,

Он подчас со всех сторон,

Глубоко сидит в запястье

И влетает в детский сон.

То длиннее, то короче –

От крыльца и до крыльца.

А ещё приходит ночью

В капюшоне, без лица.

Он качается, как дембель.

Ждёт, когда наступит день.

И отбрасывает к вербе

Тьмою собственную тень.

Он стоит над сном и ветром,

Не поймёт – как ни согни –

Почему на вербных ветках

Не кончаются огни.


                    ***   

Я помню это. Видел не во сне.

Артек. И солнце в необъятной сини.

И дети обнимаются в окне:

Грузин, татарин, русский, украинец.

Футбол. Трава, песок. Потом рассказ

О Матче смерти. Капли дождевые.

О, как болел я, Господи, не раз

Срывая горло, за Динамо Киев.

А вечерами – звёзды, море в пляс.

Мы грезили – а вот бы да гостинец,

Четыре деда – вот бы да сейчас:

Грузин, татарин, русский, украинец.

Вновь ветер, перемешанный с песком.

Футбол – футболкой пузырятся крылья.

Вновь бьёмся, словно в том – сорок втором.

Тогда был «Старт», а мы – Динамо Киев.

И точно знаем – в складках вышины

Четыре деда – в повтореньях сини –

Навеки не пришедшие с войны:

Резо, Амир, Владимир и Василий

Не вспоминай. Не помни о былом.

О Матче смерти – там теперь другие.

Отписывайтесь. Мы переживём.

Вот только вправду жаль –

Динамо Киев.



Ольга Хмара: «По праву русскости своей…»

Ольга Васильевна Хмара (Кашпур) родилась в городе Березники Пермской области. Окончила Воркутинский горный техникум по специальности «бухгалтерский учёт» и Литературный институт имени А.М. Горького. Член Союза писателей России, Союза журналистов России. Работала бухгалтером, редактором газеты «Московский комсомолец в Воркуте». Живёт в Москве.


Иван да Мыкола

Не успевают проклюнуться почки.

Как-то неслышно дошли мы до точки.

Что-то весне не особенно рады. –

Падают с неба шальные снаряды.

Дети не бегают радостно в школу.

…Что ж приключилось, Иван да Мыкола?..

Не заживают кровавые раны:

Насмерть дерутся Мыкола с Иваном.

С воплем и стоном поломаны песни

В мае, в четырнадцатом, в Одессе.

Будто от дьявольского укола

С криками прыгал счастливый Мыкола.

Горя среди гулко бил в барабаны.

И разбудил под Москвою Ивана. –

Злобою, казнями, криками, воем –

Всё ж разбудил он людей под Москвою.

Знает Иван, что такое расплата.

Как под Москвой останавливать ката.

Как в артиллерии перебранке

Жечь ненавистные вражии танки.

Вот вы какие, Укрàины школы! –

Что ж вы наделали с глупым Мыколой…

Что ж вы учили дитятю погано?!

Лбами столкнули Мыколу с Иваном.

Вы, постояльцы лихие дивана,

Камни кидать не спешите в Ивана!

Грозно расправил Иванушка плечи,

Гонит, как встарь, он фашистскую нечисть.

Плачет Москва. И ревёт Украина.

Каждая молится мамка за сына.

Каждому шлёт небывалую силу, –

То, чему в детстве сыночка учила.

Страшно и холодно стало Мыколе. –

Голову правде рубил не в неволе.

Тащится следом кровавая наметь.

Что ж опоганил ты дедичей память! –

В свастиках память, коросте и тлене.

В страхе Мыкола упал на колени. –

Грозные встали небесные рати,

Те, что ему не друзья и не братья.

Молча шагнули  полки за полками.

Красное в небе полощется знамя.

Грозная сила с Иваном на марше:

Пращуры, деды и отчичи наши.

Сила святая зло переборола.

Прячет лицо от прозренья Мыкола.

Плачут без слёз, не докликавшись сына,

В чёрном – Россия и Украина.


Одесская Хатынь

Ты, память, невзначай нас, грешных, не покинь!

…Забудьте, небеса, меня, коль я забуду,

Как корчилась в огне Одесская Хатынь.

Как славила толпа кровавого Иуду.

Вкус прожитого дня и горек, и остёр.

Безбожно давит скорбь опущенные плечи.

Прими, Господь, людей, взошедших на костёр

За право вольной быть вовеки русской речи.

От крови опьянев, безумная толпа

Осанну Сатане выводит голосисто.

…О, как взываю я, чтоб в руки мне попал

Один из тех зверей, бандеровцев, фашистов…

Я – не из палачей. Беснуясь и грозя,

Не стану головы сносить его повинной.

Я просто попрошу, чтоб глянул он в глаза

Всем, у кого отнял: отца, невесту, сына…

И даже преломить ему позволю хлеб.

И прикажу смотреть в глаза беды кромешной

Ежесекундно, так, чтобы, прозрев – ослеп

От ярости людской, неплачущей, нездешней.

И в завязи плода горчи, горчи, полынь.

Осеннею порой кричи об этом мае.

Слезам не потушить Одесскую Хатынь, –

Костры вовсю горят, который твой – кто знает…


Прости нас, Господи!

Не поумнели человеки.

И миром правят кошельки.

Красным-красны страданий реки.

Белым-белы беды зрачки.

.

И я в том горе виновата.

И отвечать мне, ей-же-ей.

Зовите в строй, я тоже – «вата»,

По праву русскости своей.

.

А Шар Земной опять недужен.

День горек, непроглядна ночь.

Отчизна, где дают оружье?

Родная, как тебе помочь? –

.

Чтоб только в непроглядной дали –

Саратов, Вятка, Кострома, –

Навзрыд о павших не рыдали,

И не сходили бы с ума.

.

Земля вращалась бы без страха.

…Но всё сглотнуть не могут ком –

Егорьевск, Ейск, Асбест, Губаха, –

Под чёрным прячутся платком.

.

Чтò полузрячим нам поможет?

Сошёл с ума подлунный мир.

Мы заблудились, правый Боже!

В ладони чад своих возьми!

.

И дланью защити Отецкой.

В планиде страшной разуверь!

В Луганске, Горловке, Донецке

Свихнулся разум от потерь…

.

Неповзрослевший, небывалый,

На Божий мир свершил набег

Венец Творенья, страшный малый, –

Себе опасный человек.

.

Планету на святое Вече

Зовёт в ночи бессонный стих.

Не поумнел ты, человече.

Прости нас, Господи, прости.

29.08.2022


***

Там слаще пьётся, легче спится,

Там не в ходу берёзы медь.

Но не умеет заграница

По-русски плакать и жалеть.

Не могут удаль и отвага

Прижиться там, где правит ложь.

С того, – без Родины и флага, –

Ты песню русскую поёшь.

Да песня та – белее сажи.

Дрожа за ломаный медяк,

Знаток тотальной распродажи,

Легко снесёшь её в кабак.

А после, прошлое поганя,

Сумеешь побольнее пнуть.

Владелец певческой гортани,

Не суйся в русскую войну.

Во дни, что горьки и ледащи,

Не трогай нашу круговерть.

Выискивай кусок послаще.

А мы – послаще – ищем смерть.


Прорвёмся!

Когда в окруженьи судьбы зуботычин

Отвага сойдёт на нет,

Собой заслонѝт, и прикроет привычно

Погибший на фронте дед.

И выйду спасённой из поединка

Прямо в объятья сна.

И ласково дед назовёт «кровинка».

И кончится вмиг война.

Недобрые, буйно взрастаю химеры.

И на отступленье запрет.

Отстреляны пули надежды и веры,

И сил уже больше нет, –

Последние призваны из резерва…

Себе говорю опять:

– Просто сейчас на душе 41-й,

И надо насмерть стоять.

Секрет мой обычен. И мощь его в нём вся:

Сквозь груды прошедших лет

Я деду кричу: «Мы, конечно, прорвёмся!

С тобою прорвёмся, дед!»

Тогда обнимают спасения слоги.

Выводит легко рука:

– 44-й уже на пороге,

Победа совсем близка!

Когда по мою или правнуков душу

Немыслимый враг придёт,

Я не отрекусь, не спасую, не струшу

В тот очень тревожный год. –

На помощь привычно покличу солдата

Сквозь толщу летейских вод.

Поёт, и спасает тот год 45-й,

И за руку тихо ведёт.


Владимир Кобец: «За спиною Святая Русь…»

Владимир Анатольевич Кобец родился в 1960 году. Всю жизнь прожил в селе Дмитровка Советского района Республики Крым. Отец – Кобец Анатолий Андрианович – уроженец этого же села, ветеран-фронтовик, работал водителем. Мать, Вера Васильевна, родом из Черкасской области Украины. По профессии автоэлектрик. Служил в армии, работал в местном автопарке, потом в рыболовной бригаде города Феодосия. В 1986 году принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.


Я – русский

Я – русский. Я тот самый «колорад».

Совдеповский отстой, рашист и вата.

Я тот, кто любит водку и Парад,

я – отпрыск победившего солдата.

Я самый натуральнейший москаль,

воспитанный на «мама мыла раму».

Я тот, кому детей донецких жаль,

кто сердцем не приемлет эту драму.

Не радуйтесь. Мы – не перевелись.

Нас много – не привыкших жрать от пуза.

Нам человечность прививала жизнь

в палатах умиравшего Союза.

Мы выжили, конечно же, не все.

Но выжившие – стали крепче стали.

Мы – русские – трёхкратно обрусев,

из праха вашей совести восстали…

Для нас святое – Родина и мать,

нас мир боится, потому, что знает:

Кому «умом Россию не понять»,

тому она привычно объясняет,

что есть на свете, окромя жратвы,

порядочность, достоинство, и совесть.

И наше, русское «иду на вы» –

для вас, тупых, увы, плохая новость.

«Не трогайте Россию, господа.»

Запомните: нас бьют, а мы – мужаем.

Услышьте нас. А если нет, тогда

нагрянет смерть за новым урожаем…

На вшивость нас не стоит проверять,

Американец, ты не есть мессия.

Подумай, брат: не Сирия, РОССИЯ.

Подумай, и не трогай нашу мать.


За нами – Русь!

Те, кто тебя называет врагом – враги.

Ты их бояться не смей и от них не беги.

Ты не такой, как они, потому не трусь.

Помни и стой:  за спиною  святая Русь.

Помни об этом с рождения до седин,

помни о том, что ты у нее не один.

Рядом другие встанут плечо к плечу,

будет работа праведному мечу.

Недруги вспомнят быстро, кто ты такой,

Недруги зря нарушили твой покой.

Недруги будут прятаться за щитом,

Но за щитом не спрятаться им потом.

Правда – она всегда побеждала ложь.

Правда  для них – беда.

Не поймут – ну, что ж…

Русь устоит, как прежде, и даст ответ,

снова враги притихнут на сотню лет…

Видно, Господь и создал Россию – мать,

Чтобы врагам о Правде напоминать.

Время пришло, похоже. Ну, что же, пусть…

Мы отступать не можем.

Zа нами – Русь.


Война, мужики…

Война, мужики. Такие дела.

За то, чтобы жизнь нормальной была.

За то, чтобы нечисть канула в ад,

а вы чтоб живыми вернулись назад.

Чтоб жёны не плакали по ночам,

чтоб дети узнали, как батя  скучал,

и чтоб опьянели от тишины,

когда с победой вернётесь с войны…

Россия вас ждёт. Ждёт Тува и Кавказ,

и Дальний Восток ждёт с Победою вас,

Москва, Петербург, Севастополь, Казань…

Все ждут вас, ребята,

вся Родина Za.

Za волю, Za счастье,  Za мир и покой,

За шелест берёз над знакомой рекой…

За то, чтоб спокойно Россия жила.

Война, мужики. Такие дела…


Как Родину любить

Эй, горе-демократы! Ценители свобод!

Как там у вас, ребята, народ теперь живёт?

Почём вода из крана? Горит ли в доме свет?

Помог «убить тирана» американский бред?

Кругом у вас свобода – живи и поживай!

И русскому народу погибели желай!

В антироссийском раже вы все привыкли жить…

Но русский вам покажет, как родину любить.

Наш газ – по новой таксе с учётом НДС,

мы в странах англосаксий отметили прогресс.

Заглядывают в трубы, и ждут чего-то, ждут…

Понадували губы: им газа не дают!

Холодный душ – он кстати, промоет вам мозги,

под шубами в кровати укройтесь от пурги!

Есть методы покруче, допустим, водку пить…

И русский вас научит, как родину любить.

Во всех своих проблемах винят, конечно, нас.

Мусолят эту тему по десять раз на час.

И старому Бидону заглядывают в рот,

он внемлет евростону,

но денег не даёт…

Вам хочется бесплатно иметь российский газ?

Мы чётко и понятно

Ответим вам нараз!

Поверьте, очень даже такое может быть,

что Путин вам покажет, как родину любить.


О русских сказках

Мир так привык, что мы испокон веков

имя несём иванушек-дураков,

Мир уяснил, что русский Иван-дурак

даже свою рубаху отдаст «за так».

Миру одно не нравилось: жил Иван

в самой большой из всех обозримых стран,

в недрах страны – богатства на сто веков!

Как бы его забрать бы у дураков..?

Но дураку не нравится этот ход,

он хитрецам рубахи не раздаёт,

мир, несомненно, думает: Ваня – лох,

но интеллект у Вани не так уж плох…

В битвах Иван всегда побеждал у нас,

Чудо случалось, хоть и на третий раз,

первые два Иван всё чего-то ждал,

он, дурачок, кощеев предупреждал.

Мир, ты, покуда, сказки пересмотри,

ты обрати вниманье на цифру «три».

Цифры «четыре» в сказках российских нет,

«Три» – это есть последний на всё ответ

Может быть даже в чём-то Иван и лох,

но он привык, обычно, считать до трёх…

Запад, очнись, послушай, протри глаза.

Жуткое слово «два» он уже скаZал.


Опасные игры

Гадко и мерзко смотреть иностранные новости,

Слушать «великих правителей стран демократии».

Западный мир, где не знают о чести и совести,

Дружно шипит на Россию, грозя покарать  её.

Да, вы добились желанного ярой истерикой,

Русь не бросает своих, потому всё и вышло так.

Только отныне и ты беспокойся,  Америка.

Кончился рай, тот, что белыми нитками вышитый.

В вашей восторженной демократической мании

Многие страны тонули без права спасения.

Помнится, что-то подобное было в Германии…

Это – фашизм. Вы идёте к его воскрешению.

Впрочем, у нас есть вакцина от этого недуга,

Помнит Европа, лекарство веками проверено…

Русь прививает бесплатно ретивого недруга,

Хватит на всех, кто болеет. Уж будьте уверены.

Бросьте, ребята, играть в эти игры опасные,

Мы не индейцы, и всё может плохо закончиться…

Над Вашингтоном всё белое, синее, красное…

Как вам такая картинка? Вам этого хочется?



Владислав Русанов: «Покрепче зубы сжал Донбасс…»

Владислав Адольфович Русанов – поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1966 году. По образованию инженер-геологоразведчик, кандидат технических наук. Переводил с английского прозу Артура Конан Дойла, Грегори Киза, Джорджа Мартина, Джо Аберкромби, Гилиан Флинн и других, стихотворения Эдгара Алана По, Редьярда Киплинга и других. Член Союза писателей России. Живёт в Донецке.

***

Нас предавала вовсе не Россия –

не может мать предать своих детей.

Она, глотая слёзы от бессилья,

дивилась вероломности вождей.

Тогда, сойдясь на гульбище банкетном,

собравшись на троих, навеселе,

нас предавали в дебрях заповедных,

а после предавали и в Кремле.

Сдавали нас за франки и за иены,

за доллары, дойчмарки и т.д.

в растерзанной и западом растленной,

в России, утонувшей в глухоте.

Сдавали нас за виллы и за яхты,

за членство в НАТО, за союз с ЕС,

за благосостоянье новой шляхты,

за толерантность и другой прогресс.

Нас, разорвав Россию, как рубаху, –

в предательстве все средства хороши –

писали в украинцы и казахи,

туркмены, молдаване, латыши.

Так много лет усушки и утруски

терзали мой измученный народ,

чтобы поменьше оставалось русских,

чтобы Россия чахла что ни год.

Но вопреки ухабам и корягам,

под вой шакалов и под рык гиен,

Русь собирая под трёхцветным стягом,

Россия вновь поднимется с колен.

Пропуск в лето

Блок-пост «Июнь» и летняя гроза.

– Где пропуск?

– Вот же он на лобовом!

Кружится непоседа-стрекоза,

но пропуск в лето лишь на одного.

Ах, лето красное, скучал бы за тобой,

когда б не смрад пожарищ и обстрел.

Кто в лес, кто по дрова, а кто-то в бой

вчера поспел, таков уж наш пострел.

Блок-пост «Июль», а где-то с неба град,

и россыпь маков вдоль дорог как кровь.

Поэт, большой поклонник рифм «не рад»,

ты где сейчас? Эх, хоть бы был здоров…

Ты загорел на юге как индус,

побереги свой чёрный пистолет,

а то что строчки как полынь на вкус,

так это восемь лет – один ответ.

Вот «Август» – это лета крайний пост.

С ветвей слетают жёлтые листки,

а путь как прежде ясен, но не прост,

и под ногами мины-лепестки.

Смешался мир – где тыл, где передок?

Сплетенье переменных и констант.

Но летний пропуск отработал срок…

Пиши мне пропуск в осень, комендант!


***

Бог отводит не в первый раз.

Он сбивает чужой прицел.

Винегрет из банальных фраз

отдаётся пинком в крестце.

Ты не бойся и не проси –

это жизни простой закон.

Так давно повелось на Руси –

кто сломался, тот волчий корм.

А кто выжил, тот будет петь,

за победу наполнит рог.

Потому что не съела смерть,

потому что не выдал Бог.


***

Набей потуже чемодан,

набей потуже!

Ты уезжаешь в никуда

и ветер кружит

в пустых бульварах, площадях

и на перронах.

Тебя конечно пощадят

и не затронут.

И будет жизнь твоя легка,

как вольный ветер.

Играй по жизни дурачка

и в интернете.

Обрушь на Родину свою

ушат реляций,

потребуй новый «Хасавюрт»,

капитуляций.

Но только думать перестань,

что ты здесь нужен.

Набей потуже чемодан,

набей потуже!


***

Когда в эфире что ни час

бурлит злословье,

покрепче зубы сжал Донбасс,

стоит несломлен.

Когда исчадий Сатаны

оскал кровавый,

и что ни день кошмар войны

приходит в яви,

когда безжалостные дни,

и ждём мессию,

Россия, руку протяни!

Приди, Россия!

Но мы услышим рёв машин

и рокот траков,

и частой дробью калаши

поддержат драку.

Тогда российского орла

взметнётся знамя,

и в небе синем два крыла

плывут над нами.

Неудержимо на закат

волна победы

пойдёт, как много лет назад

шагали деды.

2022


Николай Алешков: «С верой и совестью не разминёмся…»

Николай Петрович Алешков родился в селе Орловка Челнинского района ТАССР в 1945 году. Служил в Советской Армии. Работал монтёром связи, электриком, кровельщиком, битумоваром, диспетчером домостроительного комбината ПО «Камгэсэнергострой» на Всесоюзной ударной стройке КамАЗа и нового города Набережные Челны. Но основная трудовая деятельность связана с журналистикой и литературной работой. Был литсотрудником газеты «На боевом посту» Московского округа ПВО, редактором набережночелнинской городской газеты «Время», межрегиональной литературной газеты «Звезда полей», заместителем редактора деловой газеты «Бизнес-класс». Окончил заочное отделение Литературного института имени А.М. Горького. В настоящее время – главный редактор литературного журнала «Аргамак. Татарстан». Живёт в Набережных Челнах.


Молитвы ополченца

1.

Не образумятся наши враги –

Господи, выстоять нам помоги,

Чтобы звездой путеводной взошла

Истина Божья над силами зла!

.

Лезет «укроп» – не отступим и шагу.

Сдаться на милость? И думать не смей!

Разве не нам завещали отвагу

Наши отцы, победившие смерть?

С верой и совестью не разминёмся –

Русскому сердцу сие не дано.

К жёнам и детям с победой вернёмся –

Жёнам и детям в подвалах темно.

Горе Москве, если клятву нарушит.

Не отсидеться в столичном тепле!

Битва ведётся за каждую душу

На небесах и на грешной земле.

Смелым, умелым и не оробелым

Время забыть про «молчанье ягнят».

Войско небесное, всадники в белом.

Чёрное войско к обрыву теснят.

Русские люди, мы все в ополченьи!

Наши святые – так было не раз –

Новым заветом – Христовым ученьем –

Благословляют на подвиги нас!

.

Не образумятся наши враги –

Господи, выстоять нам помоги,

Чтобы звездой путеводной взошла

Русская правда над силами зла!

                                                        2014

2.

                          … и слово было Бог

                                              От Иоанна

Беженцы, беженцы… Слёзы и кровь…

Мир обретут потерявшие кров?

Кто это выдумал. Боже?

Нищие духом блаженны? О, да!

Щедро даруются хлеб и вода

Им на посмертное ложе…

– Демон! Священное слово не трожь!

– Рад бы, но мир пулемётная дрожь

Кашей свинцовою кормит.

Поздно терпеть, сомневаться, не сметь,

Если безжалостно подлая смерть

Косит и косит покорных!

.

Истину Слову, о, Боже, верни,

Правых помилуй, виновных казни,

Чтоб на Земле, как в купели,

Не проливалась невинная кровь,

Дом обрели потерявшие кров,

Нищие духом – прозрели…

                                                 2015


Отец

Кто воюет? Украина

И Россия – горе мне.

У меня убили сына

На гражданской сей войне.

Мне слезами боль не вылить,

Рукавом не утереть.

Сколько надо водки выпить,

Чтобы сразу умереть?

Мистер Байден, пан Зеленский

Не ответят мужику.

Все в округе деревенской

Горько смотрят за реку.

Что ж так долго на распутьи

Ждали мы, едрёна вошь?

Вот за всех ответил Путин,

Ныне наш верховный вождь…

К мужику придут соседи,

По пятёрке принесут,

Всем селом солдата Федю

В Божьем храме отпоют.

Донесут и до погоста

Парня в цинковом гробу.

Всё обыденно и просто –

Не пенять же на судьбу?

– Не блажи, Андрюха, – скажут, –

На жену-то посмотри:

Ей тяжельше, будь на страже,

Время лечит, в корень зри!

Горе матери безмерно.

Ей двоих ещё растить.

Он вздохнёт:

– Вот это верно!

А отцу – за сына мстить…

Пусть ещё не пролетели

Сорок траурных деньков,

Но мужик восстал с постели –

Он и в бой идти готов.

Он сказал в военкомате:

– Мне – полсотни. В самый раз,

Помолясь на Богоматерь,

Ехать, люди, на Донбасс.

Злая тётка Украина

Пусть считается со мной!..

.

Он воюет там за сына

И за нас, читатель мой…

                                                 2022


***

Солдатам воевать, а пацифистам злиться:

Мы ко всему привыкли на Руси…

Воюют наши – нам за них молиться!

И ждать. И верить. Господи, спаси!



Павел Широглазов: «До конца со страной и народом…»

Павел Андреевич Широглазов – поэт, член Союза писателей России, член Российского фольклорного союза. Родился в 1985 году в Иркутске, живёт и работает в Череповце. В настоящее время является сотрудником литературного музея Николая Рубцова, также руководит бродячим театром кукол «Етишкина Жизнь». Автор двух поэтических книг. Стихи публиковались во многих печатных изданиях страны. Участник нескольких музыкальных проектов. На стихи Павла композиторами из разных уголков России написано большое количество песен. Живёт в Череповце.


***

Здесь не райская глушь, а военный плацдарм,

Где взрывается всё от единственной спички.

Я уверен в одном, что своих не предам:

Не имею такой вредоносной привычки.

Пусть сегодняшний день близорук и лукав

И бахвалится пусть убегающим сбродом,

Я уверен в одном: тот единственно прав,

Кто стоит до конца со страной и народом.

Целый мир кувырком: лажанулась швея –

Всё пошло не по давешней божьей задумке.

Твёрдо знаю одно: кто же, если не я?

Был бы крест на груди и граната в подсумке.

                                              2 октября 2022


В донецком окопе

                   Памяти погибших ополченцев

До синего него всего ничего,

Всего ничего, что мешало подъёму,

И вытряхнуть душу из рукавов:

Своей гимнастёрки и отчего дома

Мне остаётся. Умывшись слезой

Я выдохну то, что зовётся любовью,

И вздрогнет земля виноградной лозой

И сложит плоды к моему изголовью.

Земляне! Родные мои земляки,

Простите меня, если где напортачил:

Я часто порой заплывал за буйки,

Тем самым свою испытуя удачу.

Мне не было места в счастливых домах

Где Бродский звучал дополнением к рому,

Я в тёмную в улицу болью кричал:

Выплескивал душу и жил по-другому.

Шли годы. Однажды случилась война

И я оказался в донецком окопе:

Разбилась на часть большая страна

 И ветер рассеял людей по Европе.

До синего неба всего ничего.

Сегодня меня зацепило снарядом,

Я вытряхнул душу из рукавов:

Я с вами, ребята по-прежнему рядом.


***

Не покиньте меня: распахните слепые глаза.

Расступитесь снега по велению мартовской птахи.

Из того, что хотел, я не всё ещё вам рассказал,

Вышивая кресты и погосты на русской рубахе.

Между слов – тишина, та, которую мне подавай

В безмятежные дни, что живу без единственной строчки.

Я уже надкусил безответной любви каравай,

Вышивая глаза деревень на холщовой сорочке.

Не покиньте меня: не побрезгуйте взять из горсти

Родниковую правду, и пусть будут кверху тормашки.

Мне бы только спасти, что ещё в моих силах спасти,

Заслонив рукавом ладно вышитой русской рубашки…


Колокол

                                                 В. Трифанову

Не рядышком и не около, не близко, не далеко:

Душа моя – это колокол с развязанным языком.

Не выбраться, не опомниться, не умереть сперва:

Душа моя – это звонница, в которой живут слова.

Пусть все через пень колодину и мир, как большой блиндаж:

Душа моя – это родина, которую не предашь.

Где сок по берёзам носится в краю перелётных птиц,

Душа на свободу просится с берестяных страниц.

Мне ветер под ноги падает, не смея пройти насквозь,

И солнце горит лампадою, подвешенное на гвоздь.

Не рядышком и не около, не близко, не далеко:

Душа моя – это колокол с развязанным языком…


Копеечка

                                             Памяти Николая Колычева

Сердобольная вдова, выдай мне копеечку:

Обесточу белый свет толоконным лбом.

В зябкой сутолоке дня прорастает семечко,

И кочуют облака в небе голубом.

Выйду во поле один, гляну во вселенную

И какого-то рожна снова на рожон.

Обернусь на старый дом, на вдову согбенную,

И навстречу тишине, как молодожён.

Доберусь до облаков – обуздаю парочку,

Пусть они меня несут шибче Горбунка.

Сердобольная вдова, выдай мне на чарочку

И слезами окропи, чтоб наверняка…


Михаил Душин: «Пути обратного не будет…»

Михаил Анатольевич Душин родился в 1983 году в городе Буе Костромской области. Окончил Костромской торгово-экономический колледж по специальности «юрист-правовед». Служил в армии. Стихотворения публиковались в региональных, всероссийских литературных изданиях и сборниках. Автор сборника стихов «Снимайте пробу…» Член Союза писателей России. Живёт в Костроме.


ПоZыVной – русский!

Из Костромы и Курска,

Из Грозного и Казани…

Наш поZыVной – РУССКИЙ,

Поэтому Бог – с нами!

Из Донецка, Иркутска,

Луганска и Волновахи.

Наш поZыVной – РУССКИЙ,

А русский не знает страха!

Не прячемся за «Тунгуски»,

Не бьём по домам из «Градов».

При поZыVном – РУССКИЙ

По щелям прячутся гады.

Фашисты, наёмники, звери,

Скоро вам будет пусто…

Едет на БТРе

Пацан с поZыVным – РУССКИЙ!


Ополченцам Донбасса                       

Нам пути обратного не будет.

Полумеры – это не про нас.

Точка не поставлена, покуда

«Точки» прилетают на Донбасс.

Гордо позывные наших братьев

На частотах Вечности звучат:

«Моторола», «Воха», «Гиви», «Батя» –

В небо устремившийся отряд.

И гремят они из поднебесья

Залпами стремительного «Су»,

Изгоняя демонов и бесов,

Сохраняя звёзды на весу.

Рукава задаром не засучит

Сталевар, строитель и шахтёр,

Будет провокаторам из Бучи

И котел на завтра, и костёр!

Те, кто носит свастику на сердце,

Если там оно, конечно, есть,

Выбор невелик у вас, поверьте,

Лечь сегодня или завтра сесть.

Нам пути обратного не будет.

Полумеры – это не про нас.

Точка не поставлена, покуда

Прилетают «Точки» на Донбасс.


Корса

Без налёта фальшивого лоска,

Не жалея здоровье и силы,

Как когда-то Великая тёзка,

Ты Донецкую землю крестила.

Обнимая душою открытой,

Освещая улыбкой прекрасной,

Ты хранила «артой» и молитвой

Угнетённую землю Донбасса.

А сегодня протяжное: «Корса» –

Выжимает расхлябанный ветер,

И рыдают по матери крёстной

Благодарные крёстные дети.

Помутнели донецкие росы,

И погасла Луна ненадолго.

До свидания, славная «Корса»,

До свидания, Великая Ольга.


Вера

«Что-ж так трясёт. Не пригородный всё ж,

И почему салон купе в тумане?..

Ты знаешь…, – вдох, – …Нас даром не возьмёшь!»

Молчание… Выдох… На руках у Ани

Был первый… Был «трёхсотый»… И пока

Руками цвета переспелой вишни

Давила на повязку у виска,

Тихонько говорила: «Тише, Миша!

Не шевелись и глаз не закрывай,

А, что трясёт, торопимся братишка…»

«Надеюсь, что торопимся не в рай?

Мне рано в рай, ещё в аду делишки».

Струна улыбки девичьей… Разрыв…

Осколки стёкол… Каменные лица…

И Мишу, как сокровище, закрыв

Ответила: «Не в рай, родной, в больницу.

Терпи… Дыши… Немножечко… Сейчас…»

Упорно говорила в Ане – Вера…

И дальше пёр подстреленный «УАЗ»

Озлобленным поджарым бультерьером.

По буквам, из своих последних сил,

Он выдавил не для себя, для Ани:

«Меня балет в Большом не зацепил,

А вот осколок зацепил в Лимане…»

И кто кого спасал тогда – вопрос?

Кто для кого навек остался первым?

«УАЗик» смог, водитель всех довёз,

Троих доставил: Мишу, Аню… Веру.


Чудеса

Под «Кирасой» сердце ноет от ран,

Не даёт случиться крепкому сну.

Наливай живой воды, капитан,

Не очнуться без неё пацану.

Молодильных яблок «Деду» неси,

Послезавтра будет сорок ему,

Я тихонечко шепчу: «Гой еси!

Доживём – на Юбилей обниму».

Приворот-трава сержанту нужна,

Под бронёю прячет фотопортрет,

На котором расписалась она –

Белоснежка девятнадцати лет.

Выдвигается разведка в поля,

Вот бы зелья оборотного им –

Раствориться посреди ковыля,

Для противника казаться «своим»…

И Всевышний не осудит за то,

Что волшебной показалась роса…

Мы нательных не снимаем крестов,

Но немного верим все в чудеса…


Ирина Горбань: «Ты с Родиною вместе…»

Ирина Ивановна Горбань родилась в Макеевке. Закончила Глуховский Государственный педагогический институт. Работает ведущим специалистом в отделе реализации социальных проектов Министерства информации ДНР. Автор рассказов о погибших и раненых детях Донецкой области (проект «Ангелы», «Пёрышко Ангела»), очерков о погибших защитниках Донбасса. Одно из направлений – проект «Белые журавли», где ведётся активная работа по увековечению памяти ополченцев, защитников Донецкой Народной Республики. Автор десяти сборников стихов и прозы. Член Союза писателей России, Союза писателей ДНР. Живёт в Макеевке.


Рядовой

Отдай врагу последнюю рубаху,

Шмат хлеба, не жалея, раздели,

И под тебя настроенную плаху,

Отдай ему, но не отдай земли.

Твоя земля полна и слёз, и боли,

Но нет в душе обиды на врага,

Она всегда от царства до юдоли

Добра, как мать, и как отец – строга.

И если вдруг войны взметнётся знамя,

Тропа войны на битву позовёт,

Встань на колено перед образами,

Благословен, кто на войну идёт.

На шее медальон и старый крестик,

В кармане колосок земли родной,

Ты не один – ты с Родиною вместе,

Земли донецкой главный рядовой.


Спас

Спас на крови,

Спас в небесах,

да просто Спас

И руку к небу не поднять –

дрожит закат,

Но три перста несу ко лбу

за тех ребят,

Кто встал за Родину мою

и за Донбасс.

Молитвы стон, молитвы крик,

да просто вой –

Молюсь, взывая к всемогущим

небесам,

И огрызаясь всем прилётам

и плюсам,

Жалею, Боже, что не на

передовой.

Идут бои, и снова жёсткий

дан приказ,

И материнская молитва

впереди,

Иди за Родину, сынок.

Не подведи –

С тобою мать,

с тобой Донбасс,

И с нами Спас.


Честь

Для фронта всё отдать, а для Победы – больше,

И марш в себе несёт страны победный клич,

А где-то у границ с ума слетевшей Польши

Стоят в очередях рабы доляры стричь.

У сказки есть конец, но нет конца всем сказкам,

И на пределе страх, и без предела – жесть,

И вот уже близка всемирная развязка,

Российские войска не посрамили честь.

Отдать для фронта всё – и жизнь отдать за веру,

И в бой идёт солдат под знаменем страны,

Нам Сорок Пятый был всегда живым примером,

Мы памяти отцов поступками верны.


Арифметика

Мой Донецк, оглянись, я – Макеевка,

В жёсткой стойке – к спине спина,

Не в спортивках стоим, не в трениках, –

Год девятый у нас война.

Носим берцы, разгрузку, броники,

Отбиваем прямой удар,

Ежедневно читаем хронику:

Пески, Горловка, Светлодарск.

Мой Донецк, оглянись, мы стойкие,

Знаем цену любой беде,

Ведь рождённые на востоке мы,

Закалённые на воде.

Мой Донецк, вот рука, я – Макеевка;

В жесткой стойке – спина к спине,

На двоих одна арифметика:

«Плюс» и «минус» – равны войне.


В бой!

Жаркий под Купянском бой,

Смертный под Харьковом ход,

Воин, я рядом с тобой,

Помни свой праведный род.

Знамя полка сохрани,

Честь сохрани и себя,

Будь, словно крепкий гранит,

Если на части дробят.

Но если пулю найдёшь,

Дай этой дуре под зад,

Верю, ты не упадёшь

И не закроешь глаза.

Жаркий под Купянском бой,

Смертный под Харьковом ход,

Крестик нательный с тобой,

А за спиной – твой народ.

2022



Александр Гаммер: «В одном строю Бессмертного полка…»

Александр Александрович Гаммер родился в 1972 году в Павлодарской области Казахстана. Окончил педагогический ВУЗ по специальности «учитель математики». Пять лет учительствовал, затем десять лет работал журналистом на телеканале. Был автором и ведущим итоговой информационно-аналитической программы. Живёт в Павлодаре, Республика Казахстан.


Идёт в атаку русский легион

Посвящается Русскому Легиону «БАРС-13» под командованием Сергея Фомченкова, воюющему сейчас на Донбассе

.

Слова, нам всем понятные: «Так надо!»

С тех самых страшных чисел февраля

Мы там, где под обстрелами из «Градов»

Горит и стонет русская земля.

Сегодня, в этом сумеречном аде

Мы православной веры бастион.

За трижды опороченный Крещатик

Идёт в атаку Русский Легион.

Дрожите, европейские холопы!

Мой друг, вперёд! И чёрт тебе не брат!

На бруствере у линии окопов

Привычно греет руку автомат.

Рванёт большой отряд великороссов

На извергов с претензией на трон.

За чёрный пепел Дома Профсоюзов

Идёт в атаку Русский Легион.

Не надо нам ни славы, ни богатства –

Ещё недавно ты не знал меня,

Лишь здесь с тобой познали слово «братство».

Спасибо, брат, что вынес из огня.

В душе играют ангельские трубы,

Над полем льётся колокольный звон.

За полностью сожжённый Мариуполь

Идёт в атаку Русский Легион.

Любимая, с врагом я должен драться,

А ты люби и жди, и не горюй.

А если суждено мне здесь остаться,

Ты за меня сынишку поцелуй.

Печален лик святых с иконостаса.

Моя родная, пусть запомнит он:

За кровь и слёзы всех детей Донбасса

Идёт в атаку Русский Легион.

12 сентября 2022


Волноваха

Мой лучший друг погиб под Волновахой.

Он не такой, как многие из нас –

Не рвал в пустых дискуссиях рубаху,

Уехал добровольцем на Донбасс.

Когда погиб он доблестно, по-русски,

Обняв руками степь родной земли,

В кармане окровавленной разгрузки

Ребята фотокарточку нашли.

Генетика – то точная наука.

На фото, будто много лет назад,

Похожий удивительно на внука,

Герой-красавец, старший лейтенант.

В пронзительных глазах ни капли страха,

Густых бровей стремительный разлёт,

Разборчивая подпись – «Волноваха»

И дата: «Осень сорок третий год».

Я так и вижу – линия окопов,

А против вас ползёт из темноты

Всё та же сумасшедшая Европа,

Всё те же ненавистные кресты.

На День Победы, в городе-герое,

Когда текла великая река,

Мне кажется, я видел их обоих

В одном строю Бессмертного полка.

12 июля 2022


Непокорная

Не склонясь перед смертью и муками,

Как Спаситель в терновом венке,

Ты стоишь пред безумными внуками

С красным флагом в дрожащей руке.

Светом внутренним вся озарённая,

Разве можно тебя не узнать?

Непокорная, непокорённая,

Постаревшая Родина-Мать.

По желанью безбожному, властному

Флаг Победы растоптан у ног.

Не пристанет к полотнищу красному

Грязь нацистских кровавых сапог.

Невысокая русская женщина,

Постаревшая Родина-Мать,

Флагу этому Богом завещано

Над рейхстагами реять опять.

Глянь в глаза её ясные, впалые,

В эту боль за славянский народ,

А за нею пожарами алыми

Обновлённое Солнце встаёт.

11 апреля 2022


Дети Донбасса

Мама,

как пишется слово «мир»?

Мне в снег бы нырнуть с разбега!

Наш двор – скопление чёрных дыр,

За ними не видно снега.

Давно устал я в подвале жить,

Противно чадит лучина.

Мамочка,

я смогу тебя защитить,

Семь лет – я почти мужчина.

Тревожно сирены ещё ревут,

Но, всё же, потише стало.

А можно, мама,

на пять минут

Я вылезу из подвала?

На месте воронки был детский сад,

Берёзки склонились криво.

А правда, есть город,

где дошколят

Не учат считать разрывы?

Недавно бомбой был друг убит,

Его ты звала сыночком.

К нему схожу,

он вон там лежит,

Под холмиком с ангелочком.

Когда уже снайпер устанет бить?

Удар не больней укуса.

Пожалуйста,

не надо меня хоронить,

Я так темноты боюся.

25 февраля 2022


Остаться человеком

Израненная взрывами земля,

На солнце антрацитовая копоть,

Изрытые воронками поля,

Изломанные линии окопов.

Почуяв полный ненависти взгляд,

Как боль от сигаретного ожога,

Молоденький неопытный солдат

Над бруствером поднялся невысоко.

Ещё мгновенье – пули прилетят!

Но, знать, судьба не этого хотела,

Вот только неприятельский солдат

Вперёд попал на линию прицела.

Наверное, сегодня всё не так,

А может быть, проделки гороскопа –

И, вскинув руки в небо, рухнул враг

В пучину неглубокого окопа.

Закончен день, последний луч сверкнул.

Недалеко и очень исступленно

Нарушили ночную тишину

Короткие и жалобные стоны.

На коже лихорадочный озноб,

Летит в кусты шестая сигарета.

И вот солдат полез в чужой окоп

С бинтами медицинского пакета.

Отбив ногой качающийся ствол,

Сказал приободряющее слово:

«Не бойся, не за этим я пришёл.

Сейчас перебинтую и готово».

Не верящий в такие чудеса,

Противника оглядывает косо.

Смущённо-боязливые глаза

Преследуют не заданным вопросом.

«Мы оба своей родине верны –

Родным полям, просторам, сёлам, рекам,

Но даже среди ужасов войны

Мне хочется остаться человеком».



Любовь Ладейщикова: «На русском рубеже…»

Любовь Анатольевна Ладейщикова родилась в Екатеринбурге (Свердловске) в семье фронтовика, участника взятия Берлина. Закончила филфак Уральского Государственного Университета. Печатается с 1965 года. Член Союза писателей России (СССР). Заслуженный работник культуры РФ. Автор 15 поэтических книг, изданных на Урале и в Москве. Живёт в Екатеринбурге.

Ратное слово

На русском рубеже, не ради славы,

Я выставляю стих сторожевой,

Чтоб Речь спасти от лающей облавы:

Полон – страшнее раны ножевой.

Не пуля гнёт народ, не меч булатный, –

Очнись, Глагол, в державном дележе…

Язык мой, Отче! Стань же Словом ратным,

Как воин, встань на русском рубеже!


Даты

К порогу подошла война,

Ей дела нет до строчек в рифму,

Но слов взрывная глубина

Насквозь пронзила кровь и лимфу,

И, отойдя от столбняка,

Я чувствую: «О, Боже правый!»

Моя бесстрашная строка –

Не сдаст и не предаст Державу…

А ты, сегодня и сейчас

Готов спасти сестру и брата?

…Но, как солдаты на часах,

Молчат молитвенные даты.

2014 – 2022


Воскрешённые ангелы

Потемнели безгрешные очи Царицы небесной,

Над Землёй, не смолкая, гремят грозовые бои…

Кто воюет? Зачем?.. Может, Господу что-то известно,

Если ангелы взяли оружие в руки свои?

Бестелесны геройские тени с глазами младенцев

Но кровавый котёл – переполнен и ночью и днём, –

Если ангелы встали – бок о бок – в ряды ополченцев, –

Их нельзя победить, уничтожив прицельным огнём…

Перед битвой – присяга на верность – звучит, как молитва,

Слово русское стало мишенью войны мировой.

…Если Разум и Дух – возвращаются в души убитых, –

Воскрешённые ангелы – вновь возвращаются в строй.

2014 – 2022


Совесть

Отступать назад уже нельзя –

Ни в словах, ни в мыслях, ни в поступках.

Если Правду предали «друзья», –

Совесть – не согласна на уступки.

Не Россия начала войну,

Вскрыв нарыв на теле сателлита,

И не надо ставить ей в вину –

Правый путь – достойный и открытый.

Жив в груди гуманный Русский Дух!

Души рвёт трагедия Донбасса…

Повторяю вслух – для тех, кто глух,

Ангелы – не пушечное мясо!

Жгуча боль сердечного котла,

Но строка моя – не бездыханна…

Совесть – неподкупна и светла,

Правда – высока и осиянна!

Лишь Победа – остановит кровь.

И – проступит, как во время оно,–

Свет и Совесть, Вера и Любовь –

На иконах русских и знамёнах…

30 – 31 марта 2022


Лепестки

                                                  И.Г.

Сквозь огонь миномётных минут –

Вновь в Макеевке – маки цветут, –

«Лепестковые» рвутся снаряды

И осколки свистят и снуют…

Там, на вздыбленном теле земли,

Видишь, детские ножки в пыли?..

Пять секунд, отсечённых от детства,

Жизнь от смерти спасти не смогли…

Этот ужас сгустился не вдруг…

Осыпаются пальчики с рук,

Распадается счастье на части,

Но отмщенья сжимается круг.

…Как под утро у Дона-реки

Вспыхнут огненные «лепестки», –

В мрак истории зверства нацизма

Кровью впишутся с чёрной строки.

Снятся мёртвым – победные сны.

Но живые – сражаться должны, –

Огнестрельное сердце вместило

Все фантомные боли войны…

Тлеет запад в коричневой мгле.

Жив Донбасс в «лепестковой» золе.

…Посягнувшим на Жизнь и Свободу –

Места нет на священной земле!

13 – 15 августа 2022


Прорыв

Вихрь времён не сулит продолжений,

Опаляя пространства лицо…

Как прорвать полосу окружений,

Разомкнуть поражений кольцо?

Чтоб душа не погибла в неволе,

Столб огня не вставал на пути, –

Не одно Бородинское поле

Нам ещё предстоит перейти.

Сергей Зубарев: «Ветер пахнет порохом…»



Сергей Зубарев: «Ветер пахнет порохом…»

Сергей Куприянович Зубарев родился в 1954 году в Челябинске. Служил на флоте, на десантном корабле. Работал слесарем на прядильно-ткацкой фабрике, слесарем в котельной, строителем, машинистом-оператором котельных установок. Первые публикации появились в газете «Советское Черноморье». Автор поэтических сборников «Грешное с праведным», «Душа, как выжженное поле», «Ночного бражника полёт», «Гордиев узел». Живёт в Анапе.

***

Толпой кричали: “Москаляку на гиляку!”,

Всласть зубоскалили насчёт “сожжённой ваты”

И прочей мерзости наговорили всякой,

При этом думая, что вы не виноваты.

Вот и пришла пора за злой язык ответить…

Нам только радоваться всё же не пристало

Тому, что в эти дни не в школах ваши дети,

А также прячутся от выстрелов в подвалах,

Как на Донбассе восемь долгих лет…

Хоть плачь, хоть вой, но прилетел ответ…

21 марта 2022


***

“Русские – “заказанный” народ!..”

“Русский дух закупорен в бутылку…”

Запад жадно нашей смерти ждёт,

А у самого дрожат поджилки.

Нет, не зря дрожите вы, не зря

Вместе с подлой пятою колонной…

В нас живёт вся память Октября,

Помним Сорок Пятый окрылённый…

Вот сейчас бутылку мы допьём

И об ваши натовские танки

Мы её с улыбкой разобьём, –

Русский дух, он выше всякой пьянки.

Нас последний не страшит закат,

Потому свой гонор поубавьте.

На вопрос простой: “В чём сила, брат?”

Есть ответ один лишь: “Сила в правде!


Не тормози!

Восемь лет запрягали,

Как теперь не лететь?

Даже если в печали

Оркестровая медь.

Даже лучших теряя,

Не свернём мы назад,

Даже если по краю

Наши кони летят.

Кто там брызжет слюною?

Кто вопит: “Распрягай!..”?

Русь за нашей спиною,

Ты её не замай.

Видишь, выросли крылья

У всех наших коней.

В правде Бог, а не в силе!

Тормозить нас не смей.

18 апреля 2022


* * *

Не пишется, не дышится…

Но муза ль виновата

В том, что разрывы слышатся,

А не дыханье мяты?

И ветер пахнет порохом,

И тянет едкой гарью…

Как стал вдруг лютым ворогом

Соседский хлопец гарный?

Ведь рядом вроде выросли,

Был в детстве тих и светел…

Как стал сосед тот вырусью,

Никто и не заметил.

И свастики наколоты

На грудь его и плечи.

По нём ли плакал колокол

Сегодня целый вечер?

А он по храму белому

Лупил прямой наводкой.

А совесть – что, мол, делаешь? –

Глушил при этом водкой.

За все деянья мерзкие

Его давно отпели.

Но как бы он не зверствовал,

Уже он на прицеле.

И для Суда для Страшного

Всё, всё ему зачтётся…

Про снайпера не спрашивай,

Но тот не промахнётся…

11 сентября 2022


***

“Измена?.. Договорняки?..” –

И душу жжёт тоска о Смерше,

Мол, нет железной той руки,

Что воскресила б дух умерший.

“Число предателей растёт, –

Вещает блогер, – сплошь Иуды…”

Уж кто-то плачет: “Что нас ждёт?..”

А я загадывать не буду.

И жизнь, и смерть в Его горсти,

Воздаст Он каждому сторицей.

Он силы даст и крест нести,

И о своей стране молиться…

И воинам Он крепость даст…

О том дано Ему лишь ведать,

Когда в означенный Им час,

Он увенчает их победой.

16 сентября 2022



Марина Бережнева: «Победа – это не парад…»

Марина Сергеевна Бережнева родилась в городе Дебальцево Донецкой области. После школы уехала в Новосибирск. Работала на НЗМК, в газете «Момент истины», на радио, в рекламном агентстве. В 2004 году вернулась в Донбасс, где и проживала до 2019 года. Возглавляла министерство ДНР, которое сегодня называется Министерством информации, затем – пресс-службу Верховного суда ДНР. Сейчас живёт в городе Балабанове Калужской области, работает завучем в школе.

***

Нет слаще жизни, чем назло,

Нет радостнее, чем во имя,

А не сражаться со своими

Кому-то очень повезло.

И мы спускаемся во мглу,

Чтоб утвердиться – свет превечен,

Мир совершён и безупречен,

Сквозь честной оптики стекло.

Мы убеждаемся, любя,

И всех сторонних убеждаем,

Что будет тот лишь побеждаем,

Кто бьётся только за себя.

Победа – это не парад,

И не сверканье фейерверков,

А это та святая мерка,

Та, что дороже всех наград.

Которой измерять судьбу

И точно, и удобно людям,

Пусть с ними эта мерка будет,

И до рожденья, и в гробу.

Но как победу не зови,

Не призывай святое имя,

Её руками лишь своими

Создать возможно на крови…

И с радостью и болью жить,

Сквозь кровь и смуту прорастая,

Победа, белой веткой мая,

Под ветром времени дрожит…


***

А кто-то расскажет нам страшные сказки потом,

Как спят на Донбассе от горя уставшие дети,

Как ветер в руинах над ними рыдает, о том

Как страшно ему – повидавшему много на свете…

А может, не сказки, но кто же поверит тебе,

Что можно – прямою наводкой – в окно детской спальни?

Что в чёрной, затмившей и разум и зренье злобе,

Так просто накрыть жилмассив артиллерией дальней.

Так просто по городу выпустить «града» пакет,

Ведь не разобрать – там блиндаж, или дети в подвале.

И кровь запечётся на пёстром цветном покрывале,

Плохая от «града» защита – их тоненький плед…

Потом – много слов и сюжетов покажут нам СМИ,

О том, что случилось, с кем сталось несчастье такое,

А мы посочувствуем, и ощущенье покоя

Исчезнет ненадолго, выпьем души за помин…

Но день промелькнёт, ночь придёт и усталости вал

Уносит, как прежде, и снова дела одолеют,

И мы позабудем на время, как пятна алеют

На маленьком пледике, что тех детей укрывал…


Донецкий летний двор

Во дворе, разомлевшем от лета, чуть сонном и вялом, –

Лип густой аромат: мажь на хлеб, или ложкой черпай…

Чуть подалее – роз лепестков-лоскутков одеяло

На зелёный газон с небрежением брошенных… Рай

Был таким вот, наверно – весь в розах, медовым и жарким,

Как сегодня наш двор, как другие Донецка дворы,

Не изведавшие бывшей «нэньки» нежданных «подарков»

Этой вовсе не райской – военной, жестокой поры.

Но для роз и для лип во дворе – просто лето.

Просто – время цвести, время миру дарить аромат.

А под липой цветущей, в защитную «цифру» одетый,

В яркой детской коляске качает дочурку солдат…


***

Не сдай себя. Не сдай себя врагу.

Не покорись его речам слащавым.

Не говори себе – я не могу,

Я не сумею, я не… Переправы

Никак закончиться не могут, целый век

Переправляемся – то броды, то понтоны.

А сверху лупит… Разве человек

Такое выдержит? Заплатки похоронок

На тех местах, где рядом шли бойцы.

А переправе нет конца и края,

И деды все ушли, ушли отцы, –

Зовёт, курлычет, улетая стая

Тех самых журавлей… Чего ты ждёшь?

Как в синий Ирий с ними бы, привольно…

Но ты на переправе, ты бредёшь,

Лишь слёзы на губах – морскою солью…

Тебе ещё идти, с водою в сапогах,

С натёртыми поклажею плечами,

А где конец пути? И сердце гложет страх,

А душу – безнадёга и печали.

На переправе обустроив быт –

Привычные к любым судьбы кульбитам,

Полвека всё идём, идём мимо корыт,

В которых кто-то чавкает так сыто…

Там те, кто сдал себя – за чечевичный суп,

За тридцать кругляшей из драгметалла.

А ты не сдай себя – будь даже зол и груб,

Но продолжай идти, не опускай забрала,

Не прячь своё лицо, не отрицай свой путь –

Он проторён задолго до рожденья.

Он – это ты и есть, ты – переправы суть,

До самого последнего мгновенья.



Надежда Кожевникова: «Возьми меня, мой милый, на войну…»

Надежда Борисовна Кожевникова – поэт, прозаик. Родилась в деревне Дубровка Брянской области. Работала в системе здравоохранения. Автор поэтических сборников «Пролески», «Окно, распахнутое в сад», «Я умею летать», книги прозы «Диалоги о рыбалке, монологи о любви». Лауреат литературной премии имени Н.И. Рыленкова. Член Союза писателей России. Живёт в городе Новозыбкове Брянской области.

Мариупольский хатико

Пёс думал – это сборы на прогулку,

Сидел у двери, будто на посту,

А если вдруг рвались снаряды гулко

Поблизости, то лаял в темноту.

.

– Нам только бы до гаража добраться:

Вчера бензина удалось достать, –

Сказал мужчина. – Будем прорываться,

Нельзя детей здесь больше оставлять.

.

Не вышло так, как думалось вначале:

На объездную, а потом – вперёд…

Со всех сторон взрывали и стреляли,

А кто в кого, да кто ж там разберёт!

.

Гражданские машины догорают

У блокпоста… И трудно не понять,

Теперь уж, что свои по ним стреляют

Чтобы не смели город покидать.

.

Ах, сволочи! А тут и их достало –

Снаряду все равно куда лететь.

Дверей в машине будто не бывало,

И оказалось, кровью пахнет смерть…

.

Так пёс подумал. Обошёл машину,

На заднее сиденье заглянул,

И, вздыбив шерсть и грозно выгнув спину,

На бой с врагом невидимым шагнул.

.

Да только струсил враг. Какая жалость!

Ему с детьми лишь впору воевать.

И понял пёс: одно ему осталось –

Тела людей любимых охранять.

.

Он охранял без устали и лени,

О смерти их, случалось, забывал

И лапой скрёб хозяина колени,

И детям долго пальчики лизал.

.

А на войне минута всё меняет –

Десант на точке. Все готовы в бой.

– Смотрите, пёс убитых охраняет, –

Сказал друзьям десантник молодой.

.

Нашлись вода и кружка у солдата.

Пёс подошёл и жадно стал лакать,

А командир сказал: «Ну всё, ребята!

Фашистов разрешаю в плен не брать!»

1 апреля 2022 


***

Возьми меня, мой милый, на войну

Возьми меня, мой милый, на войну!

Ведь ты пойдёшь – иначе ты не сможешь

И, станется, головушку там сложишь…

Возьми меня, мой милый, на войну.

.

Возьми меня с собой, я пригожусь.

Я понимаю: на войне – не в сказке.

Но я умею делать перевязки

И крови и страданий не боюсь.

.

Возьми меня с собою на войну.

Я не переживу разлуки нашей.

Я буду борщ бойцам варить и кашу

И пыльные рубахи простирну.

.

Не думай, не поверю я словам,

Что на войне, мол, женщинам не место…

Нас Бог лепил, крутое выбрав тесто,

В продленье рода и на помощь вам.

.

Но мало мне на Бога уповать.

Тебя мне не заменят миллионы.

Я буду подносить тебе патроны.

Я буду твою спину прикрывать.

.

Ты говорил: «С тобой нам по пути».

Но если встанем на краю могилы,

Тебе отдам любовь свою и силы

И не позволю первому уйти.

.

Закончится война. Мы победим.

Народ России этого достоин!

А мы, вернувшись, дом себе построим

И девочку и мальчика родим.

.

Возьми меня, мой милый, на войну!

Возьми меня, мой милый, на войну!

10 августа 2022 


Девочка и кошка

Скобочками бровки, лодочкой ладошки,

Девочка в подвале говорила кошке:

– Выходить наружу и не думай, что ты!

Слышишь: там стреляют, там сейчас прилёты.

Там от взрывов этих столько беспорядка,

Вся в глубоких ямах детская площадка.

Там не погуляешь… И песочниц нету.

Там теперь могила дедушки-соседа.

А вчера стрельнули в детские качели.

Ранили, наверно… Целый день скрипели.

Мины лепестками там лежат у лавки,

Лапкою наступишь и, не будет лапки.

Здесь же безопасно. Маму надо слушать.

Вот она вернётся, принесёт покушать –

Полный термос чая, и кастрюльку каши,

Может быть, тушенки раздобудет даже.

Нам гуманитарку выдают по норме,

Но не сомневайся – мы тебя покормим.

Оставайся с нами! Мы же не обидим.

А придёт Россия, вот тогда и выйдем.



Ольга Корзова: «Каждый век у России – солдатский…»

Ольга Владимировна Корзова родилась в деревне Корякино Плесецкого района Архангельской области в семье учителей. Окончила Архангельский государственный педагогический институт. Более четверти века работала учителем русского языка и литературы в сельской школе. Автор трёх книг стихов и публикаций в журналах «Двина», «Север», «Наш современник», «Знамя», «Сибирские огни», «День и ночь», «Алтай». Член Союза писателей России. Живёт в деревне Степановской Архангельской области.

Запах беды

А старухи опять

запасаются мылом и солью.

Запах близкой беды

им доподлинно с детства знаком.

И молчит в ожиданье

пустынное русское поле,

А с окраины тянет

и порохом, и табаком,

да не тем, заграничным,

с заморским густым ароматом,

а махоркой простой,

словно старый встряхнули кафтан.

И уснуть я не в силах,

как будто и впрямь виновата

в том, что плачут старухи

и смотрят с тоской на экран.

2014


***

Живое проявляется на срезе.

Пугает боль, но если б не излом,

Душа, наверно, продолжала грезить

До старости о чём-то о своём,

В уединенье, по заветам предков,

Не ведая ни дыма, ни огня.

Но чей-то нож коснулся нежной ветки,

И стон её донёсся до меня.

И я, подобно веткам краснотала,

Хранящим до поры речной покой,

Далёким листьям в лад затрепетала

На берегу над северной рекой,

Как будто и моя открылась рана,

И надо мной взметнулось вороньё,

И стрелы украинского майдана

Летят сквозь сердце русское моё.

2014


***

Каждый век у России – солдатский.

Вспашешь поле – и снова в поход.

И, слезу вытирая украдкой,

Подорожники мать испечёт…

.

Постоишь у родного порога,

Поглядишь на задумчивый дом

И пойдёшь, может, той же дорогой,

Что и пращур.

Когда за холмом

Русь останется, близкие стрелы

Сердцем чуя – война есть война,

Вспомнишь: мать на глазах постарела,

Онемела от горя она.

.

Ей с тобой на полях бородинских

Рядом быть под огнём и во мгле.

Век солдатский и век материнский

Неразрывно идут по земле.

2022


Накануне

Отряхнув злые крики родни,

Вышел воин и встал на угоре,

И увидел чужие огни –

Видно, стража уснула в дозоре.

Слишком близко враждебная рать,

Только миг – изготовиться к бою,

Да успеть Божье имя назвать,

Да на небо взглянуть голубое.

.

Скоро всё растворится в дыму –

Ни травинки, ни времени года…

И звенят, не слышны никому,

Отрицая грядущую тьму,

Колокольчики вдоль огорода.

2022



Лариса Арефьева: «За дело правое…»

Лариса Валентиновна Арефьева родилась в Самаре. Автор сборника стихов. Занимается фермерством. Живёт в городе Сердобске Пензенской области.

Две затяжки тишины

Две минуты тишины,

А потерь….

Потерь без счёта.

Месит матушка-пехота

Тесто вязкое войны.

Две затяжки тишины.

«То, что было, – то не страшно,

Не дошло б до рукопашной…» –

Хриплый голос старшины.

Две минуты – разве срок,

Чтобы высохли подмышки,

Две щепотки передышки

На понюх – куда там впрок.

Ноет правое плечо,

Непривычное к прикладу,

Эхо дальней канонады,

Разговоры ни о чём.

Я пригрелся под полой

Ржавой, ссохшейся шинели.

Тащит в плен забытой лени

Синева над головой.

В рваном облаке дыра –

Лаз для солнечного круга.

Пулей чиркнула пичуга –

И затихла.

Всё, пора.

И стою я, не герой.

В сердце – тряс; колени – вата.

В голове засел треклятый,

Потом нажитый,

Пристрой.

Всё мерещится, маня,

Мамкин сад, тугие грядки…

Убежать бы без оглядки,

Только как же без меня?

Ладно, что там, стой, не стой…

Догонять ребят – и с Богом.

Вон как взводный смотрит строго.

Колька, мать твою, прикрой!


Юбки

Дед брюзжал незло:

«лахудра –

жисть не жисть, а ё-моё».

Хлопотал, проснувшись,

хутор.

Бабы вешали бельё.

На Юру дрожит верёвка,

треплет юбки ветерок.

Сплюнул дед – глядеть

неловко:

Ни одних мужских порток.

Шла война неспешно, косо

шаг вперёд и два назад.

Почтальонке от расспросов

разъедала соль глаза.

Край берёзовых гнездовий.

Что война !

Не съела б тля…

И, черней косынки вдовей,

грач разведывал поля.

Шебуршали мыши сеном

серопузое жульё,

И густился дух весенний

над потеющим жнивьём.

Избы к Пасхе хорошели,

подновить хватало сил.

День – до вздутых жил

на шее.

Ночь догонит – голоси.

А мальцам – свои печали:

«Васька, в хату, где ты, плут?»

Мужикам пообещали,

пуще глаза берегут.

Солнце день в зубах

таскает,

слава богу, что живой.

И кружится юбок стая

над проклятою войной.


***

Мать земного воина –

Чем не богородица…

Уходили мальчики

Умирать, как водится.

Землю шагом мерили

Жирную, отталую.

Грело спины сильные

Солнце запоздалое.

Собирались лужицы

В ранах снега ватного.

Уходили мальчики

На работу ратную.

Пробивалась травина

Молодой щетиною.

Шли войною мальчики

Умирать мужчинами.

Шли полями вязкими,

Чёрными дубравами,

Злые и упрямые,

Шли за дело правое.

А поля весенние

Ждут не крови – пахоты.

А дубы сутулятся,

Над судьбиной ахают…

Не убрать озимые,

Не посеять ярицу.

Уходили мальчики,

Не успев состариться…

Уходили попросту,

Презирая почести.

Помяни их, Родина,

Каждого по отчеству.



Наталья Возжаева: «Наш черёд защитить…»

Наталья Васильевна Возжаева родилась в городе Грозном ЧИАССР. Окончила филологический факультет Ростовского государственного университета. Автор двух поэтических книг. Живёт в городе Новороссийске Краснодарского края.

Иваны

Вот Мария рубашки в реке полощет. Три штуки.

А вода ледяная, в цыпках  руки.

Ей бы, Марии, взвыть – да нельзя.

Муж Иван, сын Иван, Иван – зять.

Полоскать да терпеть ломоту в костях.

У Марии в избе смерть в гостях.

И кровати сосновые в ряд стоят.

Дочка чёрная вся, сама не своя.

Молодая, русоволосая, на сносях.

И Мария несёт домой ком рубах.

Говорит безносой: посторонись.

Смерть пустые глазницы опустит вниз.

Всё, что после – это её. Не до.

А войну Мария не пустит в дом.

Не для этого вани легли в гробы.

Для того, чтобы в доме войне не быть.

Смерть сидела, щекУ подперев по-бабьи.

Что коса, если в мире всё те же грабли.

Дочь сказала, мужевы моя раны:

Будет дочь – назову Марией, сына – Иваном.


Бессмертный

А сегодня мы будем пить и конечно петь.

Пить вино или водку, неважно, а петь «Катюшу»

Или, если слова позабылись, то будем слушать

Голоса из военных далёких и близких лет.

И за нашим столом будет кучно и тесно, но,

Рукавами касаясь плеч и морщась от горькой,

Ковырять будем снова и снова кровавую корку,

Запивать слезами, закусывать свежей войной.

И сидят между нами Надежда, Иван, Игнат…

А у Сони на белой косынке красный крестик.

Все мы вместе всегда, а сегодня особенно вместе.

Пьём за них и поём мы о них, а они молчат.

И пока мы сидим за общим столом большим,

И пока вперемешку рубашки и гимнастёрки –

Ничего не забыто, из памяти нашей не стёрто.

Мы о них говорим, и с ними мы говорим.

Как натянута нерва струна – не тронь.

Тихо-тихо сидят, незаметны, неслышны, незримы.

Наш черёд защитить, отстоять ваше доброе имя.

И ещё «бьётся в тесной печурке огонь».


***

                       «У вас есть общие друзья» (ВК)

Василий, вот скажи: ты друг мне или как?

Сидим с тобой в ВК, общаемся красиво.

Но общие друзья, как сообщил ВК,

Совсем не мой народ. Так что за чёрт, Василий?

Представь, мы собрались за чарочкой вина

И ну давай трындеть о том, о сём, о всяком.

И вдруг я говорю: Священная война,

А мне твои друзья: рашистская собака.

И что ты скажешь им? А что ты скажешь мне?

Со мной ты или с тем, кто вертит еврозадом?

Мы на войне, мой друг, мы все тут на войне,

Так что в тебе сильней: Победа или зрада?

Василий, значит так: я гордая страна,

Не рашка, как твои друзья зовут Россию.

И у страны сейчас Священная война.

Короче говоря, не друг ты мне, Василий.



Ирина Каренина: «Горит земля вокруг и рядом…»

Ирина Васильевна Каренина – поэт, публицист. Родилась в Нижнем Тагиле. Окончила Литературный институт им. А.М. Горького, Уральскую академию государственной службы. Автор семи книг стихов. Возглавляет отдел культуры медиахолдинга «Беларусь сегодня». Член Союза писателей России, Союза журналистов России, Белорусского союза журналистов. Член Президиума Союза писателей Беларуси. Живёт в Минске.

***

Мы не взрывали мостов, не поджигали Рима,

При слишком больших запросах получали по бороде,

Но в жизни неповторимо то, что неповторимо,

Да и оно уходит, подобно слепой воде.

.

Мы не срывались в атаку на Карфаген и Трою,

Не становились к стенке, бледные, как стена.

Но первое – всё же смерть, и жизнь потому – второе,

Хотя и она проходит, как будто прошла война.

.

Может быть, мы слабее кентавра или спартанца,

Может быть, мы унылы, не рыцарственны ничуть,

Но только у каждой эпохи – свои роковые танцы,

Свои винтовки и копья, целящиеся в грудь.

.

Смотрим в себя – безглазы, будто античный мрамор,

Смотримся, как герои, на фоне гламурных дев.

Здесь главное – удержать душу и спину прямо,

А это легко даётся врастанием в барельеф.


Защитникам Донбасса

…И ловят руки не мяч, но меч,

И держат руки не меч, но мир.

Врастаешь сердцем в родную речь

И горькой нежностью – в свой фронтир.

Укореняешься в мятеже

Во веки вечные, и аминь,

На горизонте, на рубеже,

Где корни неба вонзились в мир.

И жжёт ладони горячий снег,

И горе вплавлено в белый лёд,

И наш короткий и страшный век,

Как ночь последняя, наста`ёт.


***

Как всем, не умеющим подлецу

Ответить, когда припрёт,

Мне трудно было бить по лицу,

Чтоб кровью сочился рот,

Сдирать кулаки о чужой рельеф,

Чтоб хрупала тонко кость, –

Такое, поди, не для нежных дев,

А мир не спросил: пришлось.

Нам выпала та же, что всем, беда

И та же, что всем, пальба,

Голодные, серые города,

Обыденная судьба,

В разрывах побед – материнский вой,

В ущельях – оскал войны…

Так что же тебе от меня – живой,

Смотрящей мёртвые сны?

От срывов, оплаченных сединой,

Могильных моих оград,

От тёртого навыка – жить войной,

Привычно и без наград.


***

Да мало ли что было до войны –

Какая там любовь, печаль, тоска и

Какие восхитительные сны,

Мечты какие сердце нам ласкали.

Да мало ли какой была игра,

Теперь-то что, дела пошли другие,

И только жизнь по-прежнему щедра,

Хоть и болит в груди, как невралгия.

И на губах обветренных печать:

Ни нежности, ни брани, ни упрёка.

И лишь душа готовится прощать –

И ёжится под ветром одиноко.


***

…А в Лунинце уже клубника –

Давай, поехали туда,

Затем, что надо жить без крика,

Затем, что надо – и когда

Горит земля вокруг и рядом,

Планета вертится волчком,

И каины идут парадом,

И авели лежат ничком,

Душа от горечи стареет,

И ненависти пробил час…

Но ягода, как прежде, зреет,

И мир пребудет после нас.



Ярослав Кауров: «Святых не трогайте границ!»

Ярослав Валерьевич Кауров родился в 1964 году. Окончил Горьковский медицинский институт. Доктор медицинских наук, автор 32 изобретений, монографии и открытия. Им изданы тринадцать стихотворных сборников. Печатался в таких изданиях, как «Наш современник», «Правда», «Москва», «Молодая гвардия», «Роман-журнал XXI век» и других. Член Союза писателей России. Живёт в Нижнем Новгороде.

Балаклея, балаклава!

Балаклея! Балаклава!

Совпаденье? Перст судьбы!

Приютит моя Держава

Все английские гробы!

Цвет британского дворянства

Балаклава унесла!

Кровью залито пространство,

Рваным трупам нет числа!

Балаклава-Балаклея,

Перемалывай врагов!

Как бараны в стаде, блея,

Валят полчища рабов:

Раб удачи, раб наживы,

Кровопивец, наркоман.

Вы пока что чудом живы,

Набивай скорей карман!

Полезайте в мясорубку –

Вдруг кому-то повезёт!

Нет безумнее поступка –

И горит за взводом взвод!

И горит растленный Запад,

Залезает в адский чан,

Издавая трупный запах

Под надзором англичан!

А зима идёт за ними,

Гонит толпы на погост.

Алчность – вашей власти имя!

«Мёрзни, мёрзни, волчий хвост!».

8 сентября 2022


Лепесток смерти

                Противопехотной мине «Лепесток» –

                апофеозу европейской фашистской подлости

Прилетает «Лепесток»

С запада да на восток,

Яда огненный глоток,

Ада пламенный росток!

Из весьма культурных стран –

Там, где лондонский туман,

Даже через океан

Их приносит «Ураган».

И теперь узнаешь ты,

Что у Смерти есть цветы

Из абстрактной красоты,

Пластиковой пустоты.

Как игрушки для детей:

Пряток, салочек, затей, –

С переломами костей

И посевами смертей!

Нежной розы лепестки,

Как принцессы алый рот, –

Из прозрений вот таких

И любовь сама цветёт:

Для любимых лепестки

Устилают к счастью путь.

Ароматны и легки

Рады к плоти их прильнуть.

Но безумия поток –

Мины лёгкой лепесток,

Словно масла кипяток,

Молний взрывчатых моток!

К дому, где с семьёй живёшь,

В школу, в детские сады

Их приносит летний дождь,

Как предательства плоды!

С веток падают и с крыш

На асфальт и на траву,

Где гуляет ваш малыш,

Где родители живут.

Давит жизни, как каток,

Чьей-то подлости исток,

Чьей-то жадности итог –

Мины лёгкой лепесток!

Прилетает «Лепесток»

С запада да на восток,

Яда огненный глоток,

Ада пламенный росток!


***

Как сердце разорвать на части,

Как руку отрубить свою,

Безумно также ради власти

Разрушить дружную семью!

Нельзя от века и доныне,

Помилуй, Боже, и спаси,

России жить без Украины,

И Украине – без Руси!

Сбываются, как в страшной сказке,

Адольфа Гитлера мечты –

И тут же сбрасывают маски

Гаранты лжи и клеветы!

Где ваши милые улыбки,

Благоразумный мягкий тон?

Где демократий голос зыбкий?

Где роль продажная ООН?

Оскалы, окрики, угрозы!

Из Франции, из СэШэА!

Поляков вычурные позы!

Ганзейцев наглые слова!

Нас разорвать не удаётся?

Не верите? Докажем вновь!

Во мне самом на четверть льётся

Малороссийских предков кровь!

Не злите нас! Побойтесь Бога!

Святых не трогайте границ!

На свете есть ещё немного

Не взятых русскими столиц!


***

Пепел, словно снега хлопья,

Пламя вечных сцен,

Снова скрещивают копья

Рим и Карфаген!

Торгашей лютует стая,

Всюду слышен стон.

Вновь к патрициям взывает

Яростный Катон:

«Словно язва землю душит

Колыбель измен!

Нами должен быть разрушен

Старый Карфаген!».

Копья острые как бритвы,

И, впадая в раж,

Бешено вступают в битву

Воин и торгаш.

Ныне снова гибнут страны,

И лютует бес,

Карфаген за океаном

Вырос до небес.

Города и государства

В прейскуранте цен.

Ложь, предательство, коварство

Любит Карфаген.

И взывают мёртвых души,

Разрывая тлен:

«Нами должен быть разрушен

Новый Карфаген!»



Николай Рачков: «Мы один большой народ…»

Николай Борисович Рачков родился в 1941 году в селе Кирилловка Арзамасского района Горьковской области. Окончил историко-филологический факультет Горьковского пединститута. Работал учителем в сельской школе, журналистом. Автор многих поэтических сборников.  Лауреат Большой литературной премии, литературных премий имени А. Твардовского, «Ладога» имени А. Прокофьева, «Имперская культура» имени Э. Володина, имени Александра Невского, «Золотое перо России». Секретарь Правления Союза писателей России. Живёт в городе Тосно Ленинградской области.

***

Мы всё же беспечно жили,

Нас базами обложили,

И гнев на сердце, и грусть.

Мы Киев нацистам сдали,

А это ведь наши дали –

Родная, Святая Русь.

.

Нас предали те, кто ближе,

Не кто-нибудь, а свои же,

В который уж раз вот так:

Всё побоку – дружба, братство,

Семейственность и солдатство

За горсть европейских благ.

.

Мы вместе строили, пели,

Мы долго кураж терпели,

Но, видно, всё до поры.

Шагает, мир разрывая,

Не третья ли мировая?

Иные гремят пиры…

.

Мы помнить должны: за нами

Великой Победы знамя

И свет космических трасс.

Душа болеть не устанет

И что с нами дальше станет

От нас зависит, от нас.


***

И Польша, и Литва привстали в стремена.

Им кажется, что вновь слаба моя страна.

Им кажется, настал, настал их час заветный,

Чтоб нанести всерьёз Москве удар ответный.

Им помнятся пиры в святом Кремле великом,

Как разоряли Русь в своём тщеславье диком.

Да, оступились мы.

Не раз уже так было.

Да, предавали нас.

Да, заходили с тыла.

Но знают небеса: мы – в основанье мира.

Победной славы Русь ещё не уронила.

Ни перед кем в дугу она не гнула спину.

Об этом ли не знать Парижу и Берлину.

О. Польша…

Жаждешь быть ты лаврами увитой?

Не стать тебе, не стать вновь Речью Посполитой,

Куражиться гульбой и дружбою неверной,

И попирать славян пятой высокомерной.

Достаточно Москве и мудрости, и жеста,

Чтоб указать тебе своё на карте место.

Лелей, храни в душе давнишней славы крохи

И память не теряй.

С Россией шутки плохи.


Там, где раскол…

Горели храмы, даже сёла,

Сверкали сабля и топор…

Осколком древнего раскола

Заражены мы до сих пор.

.

На красных были и на белых

Расколоты совсем не зря.

О сколько честных, чистых, смелых

Взяла российская земля.

.

В родне порой, в семейной драме

Таится он, раскольный след.

Да что там, если в Божьем храме

И там, увы, единства нет.

.

Раскольного следа копыто

Стучит: «Я всех вас подомну…»

И вот сыны страны открыто

Уже хулят свою страну.

.

Совсем не против мы новаций

Но чтоб глядеть кому-то в рот?!

Нас много –

                и племён, и наций,

Но мы один большой народ.

.

Пора понять: раскол безбожен,

В слезах, в крови его рука.

Он и лукав, и осторожен,

Он всюду бьёт исподтишка.

.

Лишит покоя он и сна,

Заставит злобно щурить веки.

Там где раскол – всегда война

в стране,

в дому

и в человеке.


***

Вы можете нас вовсе не любить,

Не клясться в дружбе в Лондоне иль в Вене.

И обмануть нас можно, и убить,

Но только не поставить на колени.

.

У мира и войны свои права.

Но как бы ложь всесильно ни звенела,

Воскреснем мы,

как по весне трава,

Чтоб поле жизни вечно зеленело.

Здравица

За нашу Победу, за нашу –

В кровавых подтёках от ран –

Поднимем заздравную чашу,

А лучше – привычный стакан.

За слёзы, за смертные муки

Всех наших,

за нашу страну,

За наши сердца и за руки

Сломившие эту войну.

За нашу и веру, и славу,

За память, за русскую речь,

За всё, что сегодня по праву

Нам выпало счастье беречь.

За нашу дороженьку в поле,

За свет из родного окна,

За горькую русскую долю –

До дна, дорогие,

до дна!



Надежда Шляхова: «Есть у России надежда и воля…»

Надежда Вениаминовна Шляхова родилась в селе Медведское Назаровского района Красноярского края.  Позже семья переехала в город Загорск Московской области (ныне Сергиев Посад). Окончила Московский станкоинструментальный институт (СТАНКИН). Работала мастером на Загорском машиностроительном заводе, в Загорском филиале института подшипниковой промышленности. Имеет шесть авторских свидетельств на изобретения. Автор трёх поэтических книг. Живёт в Московской области.

***

Над планетою ненависть дышит,

И во тьму обрывается путь.

Мы и вправду друг друга не слышим

И не верим друг другу ничуть?

Видеть горько и очень обидно

Как надменный проплаченный шиз

Называет скотами и быдлом

Мой народ, победивший фашизм.

Извращая и сущность, и Слово,

Ложь вступает в неправедный бой.

Только русские мальчики снова

Этот мир заслоняют собой.

Так что, люди, поверьте надежде:

Там – политика, фейки, барыш.

Здесь – прильнувший к бойцу, как и прежде,

От нацистов спасённый малыш.


***

Спасёт ли кого-то мой слабенький голос,

Как песня от грусти спасала, звеня?

Посею зерно, чтобы вырастить колос

Той верности гордой, что есть у меня.

Мы нынче под лживым обвалом притихли,

Сомненьями горько объят человек,

Как будто вернулись враждебные вихри…

Да в первый ли раз? Или в первый ли век?

Ведь есть у России надежда и воля,

Неспешным  теченьем великой реки –

Спокойная сила. А вспомним, давно ли

Презрительно нас называли: «совки»?

Для Запада нынче мы – «злобные звери»,

Но мне не по сердцу такой маскарад.

Убей меня Бог, ни за что не поверю

Тем «ангелам», что разбомбили Белград!.

Пусть те, кто в жестокостях мира повинны,

Чуть-чуть помолчат и умерят разбег.

…Обычно мы сдачи даём до Берлина.

Не в первый же раз. И не в первый же век.


***

Терпимость вычерпана до дна.

От мира запахло серой.

И снова я осталась одна.

Ну, где вы, любовь и вера?

Мне вновь, соломинку утлую сжав,

Поддерживать гомеостазис,

Пустырь вот этот, уныл и ржав,

Опять превращать в оазис,

И твердо знать, что пока я тут,

Храню от беды гнездовье,

Земля не взорвётся, сады расцветут,

Появятся вера с любовью.

Поскольку для этих трепетных дам,

Боящихся революций,

Надежде надо держать плацдарм,

Чтоб было куда вернуться.


***

И помнит мир спасённый,

Мир вечный, мир живой

Серёжку с Малой Бронной

И Витьку с Моховой

Е. Винокуров

.

Ах, милая Польша, красавица с бантом –

Короткая память и минимум смысла…

Серёжка и Витька теперь – оккупанты,

Как полмиллиона в могилах за Вислой.

А мир в тишине комфортабельных комнат,

Не зная, что снова стоит у порога,

Кромсает былое и вовсе не помнит,

Что был он спасён. И про Витьку с Серёгой.

Спасённый и вечный, всё так же беспечен

У края обрыва избушкой на сваях.

Достоин ли вечности ты, человече,

О тех, кто погиб за тебя, забывая?



Александр Нестругин: «Победы алые шелка!»

Александр Гаврилович Нестругин родился в 1954 году в селе Скрипниково Калачеевского района Воронежской области. Автор десяти книг поэзии и прозы. Лауреат премии воронежского комсомола имени В. Кубанева в области литературы, всероссийской литературной премии «Имперская культура» имени Э. Володина, международного литературного конкурса имени А. Платонова «Умное сердце». Член Союза писателей России. Живёт в райцентре Петропавловка Воронежской области.

Русская судьба

Кому – батист и шёлк,

Кому – сатин простой,

Кому – тот снег, что шёл

Вчера, густой-густой!

И проблески небес

Сквозь годы-времена. …

И – каждому – отрез

Шинельного сукна…


***

Нерадостно стране родной,

Прогнавшей призрак коммунизма:

Всё симулякры, эвфемизмы –

Вот хмурит лоб очередной.

.

Коль языки и племена

На Русский мир пошли войною,

Зачем нам мучиться виною?

Не нами выбрана война!

.

Генштаб, шлифующий слова,

И не по карточкам продукты…

А где, скажи, тот репродуктор, –

С набатным: «Говорит Москва!»

.

В Москве (в Москве!) – не только там,

В европах – кривда загалдела,

И за попсою оголтелой

Не слышен людям Левитан.

.

И, хоть предание старо, –

В сороковых, тогда, представь ты:

В стране – ни Сталина, ни Ставки,

Ни сводок Совинформбюро…

.

Довольно русской лгать судьбе:

«Войны же нет, войну не троньте!»

Нам нужен лозунг «Всё для фронта!» –

И репродуктор на столбе.


Счёт

                                  Бережёного бог бережёт.

                                                         (Пословица)

Для себя – собою – бережён…

Это что же – записать в заслуги,

Что мужик не лезет на рожон,

Позабыв беречь себя, – «за други»?

.

Ищет поположе бережок,

С краем кручи знаться не берётся…

Что, таких особо бережёт

Тот, кто сам и близко не берёгся?

.

Но Голгофа как ни далека –

Только ею каждый путь измерен.

А посыл пословицы лукав,

Хоть по счёту малому и верен.


Запад

Снобы с блескучими люстрами фраз,

Как они тянут из темени нас,

Но припасли – для любой из Россий –

Свет не слепящий: фитиль, керосин…

И прикрутили, Европы на треть,

Русскую правду и русскую смерть.

И укоряют теперь, что коптит

Русское время: то совесть, то стыд.

Надо бы этот бардак прекратить…

Вплоть до потёмок его прикрутить!

Только пугает земных воротил

Русский ответ: керосин – и фитиль…


***

Уходит праздное и броское –

И цвет чужой, и ткань, и крой.

Свое, немаркое и ноское,

Уже, сомкнув, ровняет строй.

.

Потёртое, с перелицовкою,

Судьбой чинённое не раз,

То – материнское, отцовское,

Что слишком долго ждало нас.

.

Обноски, рвань? – мы крепко спорили,

Мутили очи страсть и злость.

Теперь одна забота – впору ли

Нам неминучее пришлось?

.

Нервущееся, нелинючее,

Чуть незнакомое пока.

…И – сохранённые до случая –

Победы алые шелка!


Валентина Паевская: «Вместе с Россией…»

Валентина Владимировна Паевская окончила Ленинградский государственный педагогический институт имени А. И. Герцена. Отличник народного просвещения. Тридцать пять лет проработала в системе образования. Живёт в городе Печоры Псковской области.

***

Мы как-то вдруг – и сразу – повзрослели:

Рассыпались привычные клише…

Мы столько лет заботились о теле –

Пришёл черёд  подумать о душе.

Настало время сделать главный выбор:

Беда грядёт в наш общий дом извне.

Ушли мужчины в смертный бой – а вы бы

Остались на нейтральной стороне?..

Всё то, что нам вчера казалось важным,

Теперь ненужным стало и пустым

И обратилось фантиком бумажным

И выстрелом бездарно-холостым.

Срываются последние личины,

И, с совестью оставшись тет-а-тет,

Оправданы – а может, обличимы

Её судом, – найдём ли мы причины

Отчизне дать уклончивый ответ?..

7 октября 2022


***

Я остаюсь на родном берегу:

Сердце не может

Кожу, как обувь, менять на бегу –

Даже без кожи

Будет по-русски болеть и гореть

В полную силу.

Не убегаю: победа ли, смерть –

Вместе с Россией…

1 октября 2022


Молчащие

Молчащие опаснее врага:

Их мысли скрыты.

Они, как те… – не пустятся в бега:

Не из элиты…

И даже исподлобья не глядят –

Простые люди

На первый, на второй, на третий взгляд –

Но ждут, что будет…

Они молчат. Они всю жизнь молчат

И наблюдают…

Поди пойми их: стая ли волчат,

Иль птичья стая?..

Вопрос не праздный, сложный – он во мне

Звучит всё чаще:

На чьей ты, братец, нынче стороне?

Кто ты – молчащий?..


***

Родители погибших сыновей –

Вы взгляды их потухшие видали?..

В кладбищенской сирени соловей,

Хоть пой взахлёб, – утешит их едва ли…

Им звёзд паденье в омуты реки –

Очередей трассирующих строчки…

Сегодня невозвратно-далеки

Их мальчики, кровиночки, сыночки.

…А на могилах маки расцвели,

Исполненные трепетной любовью,

Чтоб те, кто жив, без ропота могли

Принять самоотверженность сыновью

И, шёлковые гладя лепестки,

Почувствовали, может быть, когда-то:

Хоть, говорят, дороги в Рай узки; –

Пополнили небесные полки

Их сыновья, российские солдаты.


***

Идёт война за души и умы,

И в этой необъявленной войне –

Которую затеяли не мы –

Определись, на чьей ты стороне.

Не будет здесь нейтральной полосы,

Остаться не сумеешь в стороне:

Натравлены на нас цепные псы –

Понятно, на войне как на войне…

Обиды и сомненья на потом

Отложим – не  тогда же их считать,

Когда неправда ломится в наш дом

Как зверь лесной, как бес ночной, как тать…

…Идёт война, глумливая война.

Я от себя одно сказать могу:

Есть много «правд», но Истина – одна!

Решай, отдашь ли ты её

                                        врагу…



Виталий Даренский: «Выстоим и победим!»

Виталий Юрьевич Даренский – философ, историк, поэт, публицист. Доктор философских наук, профессор Луганского государственного педагогического университета. Родился в 1972 году в Ворошиловграде (ныне Луганск, ЛНР). Окончил исторический факультет Донецкого государственного университета. Автор поэтических сборников «Тропа у обрыва», «Притяжение неба», монографии «Парадигма преображения человека в русской философии ХХ века» и более 400 научных публикаций в девяти странах мира. Стихи и проза публиковались в журналах России, Украины, Молдавии и Белоруссии. Член Союза писателей России, член правления Союза писателей ЛНР. Живёт в Луганске.

На передовой

Шестую ночь мы спали на земле,

Едва глаза смыкая на морозе,

Душа окаменела – как в псалме,

Её залили «воды мнози».

Мы наступаем по пятам врага

В полях замёрзших вдоль Бахмутки;

После дождя опять будет пурга,

А пацаны всё шутят шутки…

Там, впереди, у них укрепрайон,

Его ещё не взяли – нам осталось;

Перед глазами жизнь течёт, как сон –

Быть может, нам её осталась малость…

И снова ночь, и темень впереди –

За полем враг молчит, его не видно.

Прости мне, Господи, все тяжкие грехи!

И если смерть – то пусть не будет стыдно.

А днём, я помню, греясь у огня,

Я вдруг увидел, как светились лица

У всех солдат – но не от света дня,

А изнутри какой-то свет пролился.

Я понял, что здесь каждый шёл на крест

Во искупление своей забытой жизни –

И посылал Господь нездешний свет

На наши лица вместо укоризны.


***

Снаряд упал на перекрёстке

В толпу людскую. Вот и всё.

Лежат убитые так просто –

Они не здесь, им всё равно.

.

Их двадцать шесть – одним снарядом…

Всех, оказавшихся рядом.

.

Взлетели мучеников души

Туда, где души предков ждут, –

Они молитвы будут слушать

Всех нас, кто позже к ним придут.

.

А та украинская нелюдь,

Все те, кто к нам прислал снаряд, –

Судьбу Иудину разделят,

К Бандере отправляясь в ад.

.

И мы, оставшиеся, знали,

Глотая горький едкий дым:

Теперь не время для печали –

Мы выстоим и победим!


***

Луганск под взрывами стоит в очередях,

Часами ждёт спасительную воду.

Давно уже здесь притупился страх,

И смотрят на войну, как непогоду.

.

При свисте мин спокойно на душе,

Только прошепчешь: «Господи, помилуй!».

И сил надеяться как будто нет уже,

Но почему-то прибывают силы.

.

Здесь брошенные близкими живут,

И многие из них почти не ходят.

Здесь в тишине кромешной просто ждут,

И счастье в ожидании находят.

.

Повсюду крик измученных котов,

Еле живых, покинутых, несчастных –

И им последнее отдать уже готов,

Для сердца не бывает жертв напрасных.

.

И это всё принять нужно как дар –

Наверно, это вспомнится как счастье…

Остыла жизнь, и вдруг такой пожар!

Светлей в душе, когда вокруг ненастье.


***

Грузились молча в кузов мужики –

Война, как и любовь, всегда нежданна.

Жена смотрела вслед – и взмах её руки

В душе запечатлелся очень странно.

.

Подумалось: «Быть может, никогда

Не встретимся уже на этом свете;

Пусть этот взмах мне светит, как звезда,

И если на него не суждено ответить».

.

Ушла в поля луганская пехота,

И тех полях мы не считали дни –

Ты жив пока, но хрипло стонет кто-то –

В один печальный миг слились они.

.

Но я вернулся – взмах руки, наверно,

Хранил меня и в смерть не отпускал;

И в тех полях, как ангел верный,

Меня, забытого, искал.

.

Осталась мне последняя работа –

Хранить тот свет, сиявший мне во мгле;

Ушла в поля небесная пехота,

А я опять остался на земле.



Татьяна Тетенькина: «Где Россия — там и я…»

Татьяна Григорьевна Тетенькина родилась в 1947 году в Белоруссии. Окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета в Минске. Переехала в город Калининград. Работала редактором в газетах, книжных издательствах. Член Союза писателей России. Автор одиннадцати книг стихов и прозы. Живёт в Калининграде.

***

Снова братья нам стали главными –

Мы века на том и стоим.

Прирастает Русь православными:

Хоть и бедные, да свои.

Забываются все предвзятости,

Если ими кто и грешил.

А российский наш воздух святости

Так целителен для души!

Ни к чему столбы пограничные,

Хватит хлеба всем на столе.

Вместе выдюжим – мы привычные,

Лишь бы в мире жить на земле.

Как нагрянет зло неуправное,

Совладать с бедой нету сил, –

Собираются православные,

Словно к матери, льнут к Руси.


Наши

Вновь на тебя, Россия-матушка,

Нацелен алчный вражий взгляд –

И от всеядной своры НАТОвской

Встал на защиту Наш Солдат.

В нём – крепко спаянные нации,

Он многолик, и он един,

Его зовут в народе НАШИМИ,

Такой Солдат непобедим.

Он сын твой, он твоя кровинушка

И за тебя – хоть в ад, хоть в рай…

Кто не из НАШИХ – пусть подвинутся

На самый край или за край.

Знать, не тобой они рождённые,

Те свистуны и плясуны,

Те отщепенцы пустозвонные,

Что очерняют лик страны.

Нет, не о них стихи слагаются,

А тех ждёт слава и почёт,

Кто с бесовской ордой сражаются –

Герои, все наперечёт.

Бой на уют никто не выменял,

Никто не ринулся назад.

Мы назовём потом по имени

Всех, кто сегодня – Наш Солдат.


***

Террор – борьба тупых и слабых.

А сколько горя нам несут!

Сдаётся, дай мне волю – я бы

Сама творила самосуд

Над этой нечистью позорной,

Крадущей жизнь на кураже.

И месть не кажется зазорной

Моей разгневанной душе.

От скорби – спазм, и сжаты губы.

Господь, невинных пожалей!

Ну почему Ты зло не губишь

Ещё во чреве матерей?!.


Перехлёст

Риторика – не модная,

И век наш – просвещённый,

Но «ярость благородная»,

Но «разум возмущённый»

Охватывают волнами,

Вскипают в жилах кровью,

Порывами невольными

И вольными – не скрою, –

На племя сатанинское,

На глупость мировую,

На всё, что аду близкое,

Что губит плоть живую.

Бездушное, безбожное,

Пропитанное ложным,

Казалось – невозможное,

Но стало вдруг возможным.

Кому за русских совестно –

Попятились, как раки.

А праведное воинство

За нас идёт в атаки.

Когда-нибудь очистимся

От вражьего Содома –

И будет нам Отчизна вся

Уютным мирным домом.

Хочу – о многом. Но понимаю:

Слова излишни.

Бойцам – молитва моя немая:

Спаси, Всевышний…

Спаси от раны, спаси от смерти

В огне без броду.

О, силы Неба, свой гнев умерьте

К людскому роду!

Чей разум застил коварный дьявол,

Тому – прозренье.

Кто мир разрушил в игре без правил,

Тому – презренье.

Солдаты наши сметают нечисть –

Не будь над схваткой.

И пусть не жаждет святая Вечность

Души солдатской.

Ты слышишь, Боже? К Тебе взываю.

Суди не строго.

К Тебе молитва моя немая

Найдёт дорогу.

Я в это верю. А как иначе?

Хвала военным!..

Хочу победы. А сердце плачет

По убиенным.


Наша правда победит!

Где Россия – там и я.

Не приму пути иного.

Отщепенцев злое слово

Отторгают снова, снова

Мысль моя, душа моя…

Как Россия – так и я.

С большинством простого люда

Я была, и есть, и буду.

Подлецу и словоблуду

Наша общность – не семья.

.

Наша правда победит!

Нам поможет Божья сила,

Что не раз врага косила, –

И очистится Россия

От продажности элит.

Наша воля победит! –

Сомневаться нет причины…

Тех, кто в горестях повинны

Нашей братской Украины,

Ждёт расплата впереди!

2022


Александр Марфунин: «Мы всё перенесём…»

Александр Александрович Марфунин родился в 1975 году. Работает в УВД на Московском метрополитене. В настоящее время – участник специальной военной операции на Украине, доброволец. Стихи пишет со школьных лет. Победитель Всероссийского поэтического конкурса «Твои, Россия, сыновья». Лауреат межрегионального конкурса «Светлый миг» за проникновенное воплощение духовного мира русского офицерства в книге стихов «Ваша светлость». Живёт в Московской области.

Ополченец

Ему за пятьдесят…

Уже давно не молод…

Немногословна речь…

Открытый добрый взгляд…

Потёртый камуфляж…

Подвыгоревший ворот…

Иконка… На груди –

Бинокль и автомат…

«Дед» слушает эфир,

Нахмурившись сурово…

В наушниках доклад,

Что «цель поражена»…

Он в прошлом – агроном

Из славного Тамбова…

Работал бы и впредь,

Когда бы не война…

Когда бы не война –

Преподавал бы в школе,

Высеивал бы хлеб,

Выращивал бы сад…

И ездил бы с семьёй

Купаться в Чёрном море,

И помогал жене

Воспитывать внучат…

Он посещал бы храм,

Пусть и не богомолец…

И стопку б выпивал,

И пел бы под гармонь…

Но только вот сейчас

Он – русский доброволец,

Крестясь, даёт приказ:

«За Родину – огонь!..»


В затишье

Прикрою веки в тишине –

И мир реальный не со мною…

Я вижу сон, где на ремне

Нет автомата за спиною…

Ещё не выжжена трава,

Не снесена отцова хата,

Ещё семья моя жива,

И пёс не прячется от «града»…

Пекарню не накрыл снаряд,

Не заминировано поле,

И не разрушен детский сад,

Ещё нет госпиталя в школе…

А ротный, в прошлом – пианист,

С женой кружится в вальсе венском…

И небосвод – безмерно чист…

И только птицы над Донецком…


***

Россия! Я – Донбасс,

Колени не склонявший…

Не смеющий молчать,

Молю душою всей:

Прими, Отчизна, нас –

Живых… И тех, кто павший…

Как привечает мать

С чужбины сыновей.

Сквозь вёрсты и года

Ненастною порою,

Чрез боль и нищету,

Лихие времена –

Прими к себе, когда

Бессчётной чередою

Шагают за черту

В бессмертье имена…

У Жизни на краю –

Распятый, но свободный

Народ… под пеленой

Трёхполосных знамён…

Прими в свою семью

Никем не покорённый,

Истерзанный войной

Имперский легион!

Мы всё перенесём

С надеждой, что дождёмся,

И, слыша не во сне

Твой долгожданный глас,

Под грозовым дождём

Домой навек вернёмся

Пешком иль на броне…

Прими, Отчизна, нас!


***

Кто утверждал, что «мужчины не плачут» –

Тот не испытывал боли невзгод…

Сложно представить, как многое значат

Детские письма солдатам на фронт.

«Здравствуй, боец!», «Дорогой наш защитник…»

«Смело стоишь за державную Русь…»

«С лютым врагом нынче ваш поединок…»

«Ждём..», «Возвращайся с победой…», «Горжусь».

Школьные прописи как монологи

Греют рисунками детской руки..

Прятали взгляды, прочтя эти строки,

Битые жизнью не раз мужики.

И, поднимаясь без горестных стонов

Всякого возраста «витязей рать»

Шла, набирая побольше патронов,

Молча на смерть… За одним – побеждать!..


Ирина Карагодина: «Нам время велит наступать…»

Ирина Петровна Карагодина родилась в посёлке Вейделевка Белгородской области. Окончила Белгородский государственный университет. Работает главным специалистом архивного отдела администрации Вейделевского района. Стихи публиковались в районных и областных газетах, журналах «Звонница», «Добродетель», альманахах «Светоч», «Молодёжный альманах», московских изданиях «Роман-журнал «XXI век», «Литературная газета». Автор книг стихотворений «Сиреневое лето», «Узоры», «Осенний разговор». Член Союза писателей России. Живёт в посёлке Вейделевка Белгородской области.

Сосед Антоха

Сосед Антоха в армию пошёл,

Пошёл уже второй раз, а не первый.

У нас у многих на пределе нервы…

А он сказал:»Всё будет хорошо!»

А он сказал, что службой дорожит

И защищает наше населенье.

А он один, один у мамы Лены…

Сосед Антоха – он не побежит!

Мы провожали парня всем двором,

И прятали глаза, и нам казалось,

Что мы, все те, которые остались,

Как будто бы Антоху предаём…


Про Мишку

Госпиталь. Пахнет лекарством.

Койка стоит у окна,

А за окном ежечасно

Благоухает весна…

Тихо заходим в палату,

В ясных глазах интерес.

– Мишка, грустишь о ребятах?

– Мне б поскорее протез…

– Сделают, как обещали.

– Сразу ж вернусь на Донбасс.

– Эти мальчишки из стали?

– Нет. И живут среди нас.

Мишка уедет, не струсит,

Будет без ног воевать

И по-геройски, по-русски,

Будет лишь твёрже стоять.

После победы вернётся

В свой отвоёванный дом.

Мишку девчонка дождётся,

Сына подарит потом.

Всё это будет у Мишки –

Дом и большая семья.

Не на бандеровских книжках

Будут расти сыновья!


Экзамен на прочность

По тёмно-свинцовому белым,

Расписан ночной окоём…

Сегодня спокойно и смело

Экзамен на прочность сдаём.

По-русски стремимся к Победе,

Нам время велит наступать,

Чтоб радостно в солнечном свете,

Весна разгорелась опять.

Мы пишем по синему белым,

Чтоб свастики чёрной чума,

Скорей превратилась бы в небыль.

И мир не сошел бы с ума…

Приграничный район

Вот бегут за мячом человечки

(У меня за окном стадион),

А потом вдруг уходят «за ленточку»,–

Вот такой приграничный район…

И в ночи по квартире ступая,

Вновь бессонница сети плетёт.

Мать, сама словно дева святая,

Всё сыночка без устали ждёт…

Тихий свет от молитвенной свечки,

Сквозь ветра – километры дорог…

Помятуйте, родные сердечки:

С вами мамы, а значит, и Бог.


Вернись, солдат!

Вернись, солдат,

Живым, прошу, вернись!

Минуй огонь и мрак. И перекаты…

Оставив позади другую жизнь,

Вновь мирный пахарь стал простым солдатом, –

Так было с незапамятных времен.

А вот врагов судьба не научила! –

Презрели человеческий закон,

Пустили в ход ужасные мерила.

Расстреливать детей и матерей,

Они умели быстро, без промашки.

И превратились души тех зверей,

В кровавые зелёные «бумажки».

… Вернись, солдат, назло и вопреки!

Пусть трудно нам достанется Победа, –

Но в бой идут, как прежде, «старики», –

И внук не посрамит могилу деда!

2022



Игорь Варламов: «Победить – и никак по-другому!..»

Игорь Валерьевич Варламов – поэт, прозаик. Родился в 1964 в Магнитогорске. Окончил Магнитогорский горно-металлургический институт и Высшие литературные курсы Литературного института имени А. М. Горького. Публикуется с 1987года. Печатался в журналах «Дружба народов», «Уральская новь», «Берег А», «Антологии современной уральской поэзии: 1997 – 2003». Живёт в Москве.

***

Чёрное семя, СС-галицаев потомки

штаб обживают в землях донецких, подонки.

Под рушником штабная икона – пан Гитлер.

«Смерть москалю!» – твердит бандерня, как молитву.

На амуниции, флагах, форме у хлопцев

свастика, череп, вольфсангель, чёрное солнце –

всюду торчат зверино-нацистские уши.

Банку белил в траншее открыл вэсэушник.

«Лучшее – детям!» – пишет нацист на снарядах.

Кто же ответит за восьмилетие ада?

Кара должна быть скорой и неотвратимой

за убиенных – всем палачам-побратимам!

Этому гаду тоже, стрелявшему в «вату» –

в Настю из Песок, в Димку из Ясиноватой.


***

Ни о чём они не забывали. По сей день своих героев помнят.

В Гамбурге, Берлине, Магдебурге достают семейные альбомы.

«Это прадед, воевал в люфтваффе. Это дед мой в форме обершутце.

Дядя Вальтер, он служил в Дахау…» – скажут и пугливо оглянутся.

Русский танк идёт по Украине. Выбрался бандеровец из схрона.

Бербок, Шольц и прочий гитлерюгенд подают ему фаустпатроны.


***

«Там братский народ?» – «Да, братский народ».

«Мне кажется, ровно наоборот.

Иначе откуда такая, скажи,

кричалка взялась «Москалей на ножи»?».

.

Дурная забава – пустой разговор

вести, если в доме скрывается вор.

И спорить пора бы уже перестать,

когда за порогом насильник и тать.

.

В Херсоне подрывы, в Бердянске поджог:

на русской земле – западенский душок.

Учитель зарублен во тьме топором –

что в сорок шестом, что в двадцать втором.

.

Мазепинка ладно на хлопце сидит,

нет, он не повстанец – обычный бандит.

Полощется прапор его на ветру.

Известная доблесть – убить медсестру.

.

Как в сорок шестом в закарпатском лесу,

сегодня под Харьковом службу несут

каратели, каты, зверьё, палачи,

чьи жертвы – учительницы и врачи.

.

А здесь в Костроме, Оренбурге, Орле,

на всей материнской российской земле

пьянит, усыпляет, за душу берёт

лукавая сказка про братский народ.

15 сентября 2022


***

Барбершоп, гастромаркет, аквапарка махина,

арт-кафе, смузи-бар.

                                        Нету Осоавиахима.

Где твои физкультурники мускулистые, Коба?

У военного времени воздух будто особый:

что-то сдвинулось в нём.

                                           Боевые колонны – на марше.

Им, как вождь с Мавзолея, пацан с обочины машет

в шлемофоне танкистском,

                                                 у белгородской деревни.

Это время военное – не его ещё время.

Бравый мальчик,

                            как будто лучащийся,

                                                                  круглолицый

в своей жизни, наверно, ни разу не был в столице,

не видал аквапарка ещё,

                                             не пробовал смузи.

Только в нём настоящее что-то завязано в узел.

Бронетехника едет мимо мальца на газоне

от войны всепогодной –

                                             до войны всесезонной.

И доносится эхо боев на подступах дальних

до российских окраин – жилищ, палат госпитальных,

ученических классов,

                                        пашен, строек и домен.

Выдыхает страна:

                                  победить – и никак по-другому!

Будет горько ещё на этой войне,

                                                           будет жарко.

И прикрыть бы покамест антикафе, гастромаркет.

Ведь недаром под чирканье пуль,

                                                      разрывы снарядов                         

неприметный гвардеец из штурмового отряда

написал на развалинах азовстальского цеха:

«Это время не хипстеров,

                                           это время морпехов».

21 мая 2022


***

Копали укры выгребную яму.

Перестарались – выкопали море:

назвали Чёрным… И не имут сраму.

Желудку не переварить помои.

.

Опять кобзарь рыдает про свободу

от ляхов, москалей и иже с ними.

Поспело жито. Несе Галя воду

помыть топор кровавый из Волыни.

.

Слинял рушник. Кацапы сало съели.

Винтовки в схроне, вилы возле хаты.

Энкавэдэшник лупит мимо цели.

Пiснi співають ідучи дівчата.

.

Геракл, Ной, Иисус Христос, Овидий,

Мэн-цзы, Сиддхартха – справжні українці.

Разбился глечик – век его не видеть!

Гортани ненавистна паляниця.

.

Христа несли на спинах афалины

у Черноморска… Был такой апокриф.

Где Украина? Нету Украины –

Малороссийский федеральный округ.

27 июля 2022


Наталья Макеева: «Мы снова встали в полный рост…»

Наталья Владимировна Макеева – поэт, прозаик, журналист, политолог, общественный деятель. Заместитель директора Центра геополитических экспертиз. Эксперт Изборского клуба. Родилась в в Москве. Окончила Литературный институт имени А.М. Горького. Автор двух сборников прозы и одного – поэтического. Член Союза писателей России и Союза писателей Донецкой Народной Республики. Живёт в Москве.

Событие

Мы возвращаемся в Историю –

всему на свете вопреки.

И нам кричат, что нет, не стоило

На битву поднимать полки.

Мы снова стали неудобными,

Мы снова встали в полный рост!

Берём своё, родное, кровное.

Наш выбор радикально прост:

Собрать разбросанные камни,

Собрать себя из тех руин,

В которых мы, казалось, канули,

Где ты – один и я – один…

Но, рождены земли просторами,

Где бродит вольная гроза,

Мы возвращаемся в Историю

Сказать своё большое «Да!»


Женщины

Кому-то этого никогда не понять –

Этих женщин в пустынном военном городе.

В подвалах, в очередях за водой.

Здесь остающихся, выживающих впроголодь.

Здесь отличающих входящий от исходящего,

Детей рожающих под обстрелами…

А вы видели, как шутят, смеются они,

И себя не считают особо смелыми –

«Это наш город, мы никуда не уйдём.

Пусть эти уходят, мы их не звали!»

Дети собирают осколки в саду

И учат уроки при свете свечи в подвале.

И пока штурмуют границу толпы желающих выехать,

Прочь бегущих с когда-то родных земель,

Вчерашняя школьница с чертами иконописными,

Неумело крестясь, закроет собой колыбель.


***

           Воину Ивану Шабанову, защитнику ЛНР

В этом автобусе он один призывного возраста.

Три инвалида молчат о своём и общем –

Просто молчат, так в автобусе ехать проще…

У одного рукав опустел и смялся.

В степи остывающей взгляд его потерялся.

Ещё один – в чёрных очках с лицом обожженным…

Смотреть ему некуда – время чувствует кожей.

Третий – мужик одноглазый, лицо со шрамом

Со страшным шрамом, бывшей кровавой раной.

…так и живёт войной изодранный город,

Которому всё повторяют – ну скоро, скоро

Скоро совсем, ну ты потерпи, хороший,

Будет тебе и мир, и райские рощи!

И на году девятом странной войны

Город по-прежнему жив, вопреки стоит…

Сходят с автобуса молча солдат и три инвалида.

И растворяются в страшном, холодном мире.

22 сентября 2022


На ленте…

На ленте, где встречаются миры

И брат не узнает при встрече брата

История страны моей распята

А новостные сводки так щедры

На правду и на ложь, и на другое,

И кровь сочится в текста кружевах

И здравый смысл тут терпит полный крах

Бредёт по свету выцветшее горе

Оно ни стран не знает, ни времён

Знамён не знает, старости и детства,

И этот мир лишается наследства

И валится в кошмарный новый сон

На ленте, где встречаются миры

Бредёт машин тугая вереница

Кто в пекло, кто пытается укрыться

И знать не хочет правила игры

А правил нет. Жизнь порвана и смята

История напишется потом

Когда на пепелище вставший дом

Построит брат, не узнающий брата.

Киевский вокзал

Давай пойдём на Киевский вокзал,

С которого нам в Киев не уехать…

Мне кое-кто сегодня рассказал,

И смысла нет держать в большом секрете,

Что Киев – наш, осталось только взять,

Что нас там ждут с надеждой и тревогой.

С надеждою на вежливую рать,

Тревогою, что ждать придётся долго.

Прекрасный, бесконечно русский град

Под властью обезумевшего сброда.

И кто теперь доволен, кто же рад,

Что обернулась бойнею свобода?!

Да, мы придём, как много лет назад –

Под ветра вой и шорохи лесные,

Ведь тысячи и тысячи солдат

Приказа ждут отправиться на Киев.

На Киевском вокзале, как всегда,

Лишь постоим мы у табло большого.

Не наши уезжают поезда.

Но… подождём немного. Наши – скоро!



Надежда Камянчук: «Нельзя нам врозь…»

Надежда Анатольевна Камянчук – поэтесса, член Союза писателей России. Родилась на Урале в небольшом провинциальном городке – Ирбите. Работала художником-оформителем во Дворце культуры, в городских художественных мастерских, дизайнером в Издательском доме. Живёт в Пскове.


Украинцам

Нет, не с украинцами мы рубимся –
Нам нацисты самый лютый враг…
Невозможно видеть, как по улицам
Проплывает там фашистский флаг –
Свастика… Огни… Нацистов скопище…
Как такое допустить могли,
Чтоб остервенелое чудовище
Поднялось из Киевской земли?

А какими вместе шли дорогами…
Как «Смуглянку» пели на войне…
А сегодня вашими  итогами
Вы довольны? Или не вполне?

Вы не бойтесь, братья! Вас не выдадим:
Вы тут совершенно не при чём,
Только мы нацистов прежде выдавим
И поднимем знамя с кумачом,

Мы не с украинцами сражаемся –
Нам нацисты самый лютый враг,
Ну, не терпим мы, когда мотается
Над землёй со свастикою флаг!

27 февраля 2022


Письмо матери на фронт

Я жду, сынок! С Победою вернись!
Мы соберём гостей, на стол накроем…
Я знаю, ты вернёшься к нам героем,
Настанет мир и будет мирной жизнь,

Пишу тебе, что дети каждый день
Всё ждут и ждут, когда откроешь двери…
Слыхала я – есть у врага потери,
И ты придешь, как зацветёт сирень!

Стоишь сейчас ты на передовой
И вспоминаешь дорогие лица –
За них, за нас за всех ты будешь биться,
Тебе по силам… Да и не впервой.

Знай, никогда не скачут москали, –
Они теперь, как деды в сорок пятом,
Победы ратники! Сыночки и солдаты —
Российские спасители земли!

17 марта 2022


Бабушка со знаменем

Стала добрым знАменьем
Бабушка со знаменем –
Будущей Победою
В окаянный день,
И восстала пламенем
На закате раненом,
Что пробит ракетою,
В крае деревень
Да лесных околочков,
Ручейков с пригорочков,
Что бегут, вливаются
В красоту Руси.
Бабонька, старушенька –
Непорочна душенька…
Всё как полагается,
Господи, еси…

«Не поганьте, подлые,
Боевого знамени,
С этим алым знаменем,
Брали мы рейхстаг…
Помирали с голоду,
Падали под Волгою
И горели пламенем
Не за просто так…»

Стала добрым знАменьем
Бабушка со знаменем,
Будто матерь-Родина,
Что ведёт на бой,
Облака оплавлены –
На закате пламенном,
Храмы белокаменны
Реют над избой!


***

Когда идёт война, тогда не смей
Хулить своё отечество и землю –
Я не могу терпеть… Я не приемлю
Сограждан тех, что наподобье змей,
Яд изрыгают на родные почвы:
Они фашистов гаже и подлей,
Когда народ страны моей порочат,

Когда идёт война и сеет смерть,
Сожми в кулак всю ненависть и волю –
Нельзя нам врозь! А про страну – не сметь
И слова гадкого, деля с Россией долю.
Не отдадим ни пяди наших мест:
В единый строй сумеем мы собраться…
Мы россияне! Мы умеем драться!
Умеем – и на жертву, и на крест!

Когда идёт война, тогда не трусь,
От нас зависит общая Победа,
Зря что ли воевали наши деды,
И защищали праведную Русь?!

9 июля 2022


Шар голубой

Когда подступала к стране орда,
Шёл ворог на нас войной
И общая нас накрывала беда –
Единой мы шли стеной.

Держались вместе, к спине спиной,
Вели рукопашный бой,
А после Победы – домой! Домой!
И шар кружил голубой!

Кто раньше был братом, мне нынче враг:
– Сдавайся, покуда цел! –
Пока над тобою нацистский флаг
Гляжу на тебя в прицел!

– Огонь миномётный! Огонь! Огонь! —
В атаку идём. На бой!
А после Победы – домой! Домой!
Пусть шар кружит голубой!

25 марта 2022


***

На войну идут не убивать –
На войну уходят побеждать… –
Снова сына провожает мать –
Ждёт его военная дорога:
Наступает вражеская рать…
«Господи, спаси. И исполать… –
Крестит… Крестит воина с порога –
В этой схватке третьей мировой,
В час опасный иль в кровавый бой
Сбереги от раны роковой,
Огради от снайперского ока,
Пусть хоть раненый, зато живой,
Но скорей воротится домой
Победитель НАТОвского блока…»

Сын вернётся, сядет у крыльца –
Так похож на деда и отца:
Та же поступь русского бойца –
Строевая воинская стать,
Серые глаза, как из свинца,
А на лбу, как ранки от венца… –
Мать не сводит глаз с его лица –
Господи, спаси… И исполать…»

16 мая 2022



Наталья Ахпашева: «Назавтра тебе выходить до рассвета…»

Наталья Марковна Ахпашева – поэт, журналист, переводчик, учёный.  Родилась в 1960 году в селе Аскиз Республики Хакасия. Окончила Абаканский филиал Красноярского политехнического института, Литературный институт имени А. М. Горького. Член Союза писателей России. Кандидат филологических наук. Заслуженный работник культуры Республики Хакасия. Живёт в Абакане.


Добровольцы

Пусть женщины плачут, а ты не горюй по нему.       
Такие, как он, по себе выбирают дорогу,
живым на потом оставляя гадать, почему
с другой стороны не успели к своим на подмогу.

Три залпа в пространство. Равняйсь! На плечо! Поворот.
Как шаг свой парадный мальчишки печатают браво!
У женщины в чёрном кривится страдальческий рот,
и морем шумит за оградой родная держава.

Все ж воли большой не давай этой боли внутри.
В чем правый не прав – нет на старых скрижалях ответа.
И с вечера, не торопясь, вещмешок собери –
сам знаешь, назавтра тебе выходить до рассвета.


 *  *  *

Провожала – не держала.
Не рыдала. Не кляла.
Следом с воплем не бежала.
Обступала душу мгла.
Вновь под этим небом звёздным
век потяжелел грозой.
Зря не сетуй – детям взрослым
собственной идти стезёй.
Да минует доля злая!
Заступись в чужом краю,
Богородица Святая,
за кровиночку мою!.

5 апреля 2022


В Мариуполе

***

Однажды, сутулясь устало,
забытый страной батальон
из затхлого мрака подвалов,
где смерть пропитала бетон,
от времени напрочь отрезан,
грядущим не принят в расчёт,
гремя бесполезным железом,
оттягивающим плечо,
рваньём камуфляжного цвета
прикрытый и пропасти лет
влача без небесного света,
когда-нибудь выйдет на свет.
Кто встретит – узнает едва ли,
не вспомнит ни прозвищ, ни лиц.
Уставятся в мирные дали
бездонные дыры глазниц,
с упрямой тщетой излучая
питающий ненависть страх
пред тем, как основа пустая
бесславно рассыплется в прах.

23 апреля 2022

***

За разнесённым укреплением
стыдливо прикрывает мгла
обезображенные тлением
непогребённые тела.
Солдаты ждут упокоения.
Здесь шли разгромные бои,
и в беспорядке отступления
погибших бросили свои.
Укором – мёртвое молчание.
Им нет ни чести, ни суда.
Одно осталось – упование
на милость Господа. Когда
под сводами земной обители
орудий отгремит набат,
их похоронят победители
и родственников известят.

29 мая 2022

***

Он дома оставил скучать дорогую жену   
и, как на сафари, ушёл на чужую войну
отчаянным парнем прослыть да народ пострелять –
и адреналинно, и небезвозмездно, опять.
Goddamnit! В атаку! Democracy! Freedom! Hands up! 
Но что-то пошло не по плану, обрушив стартап,
и отвоевался уже рядовой имярек.
Поник на шевроне надорванном Union Jack.
Герой-бедолага, а, впрочем, счастливей иных,
которые больше не числятся в списке живых.
«I’m sorry…»  – прощаясь, ему написала жена.
Расчерчен на ровные клеточки вид из окна.
К режиму и местному климату, вроде, привык
и учит, деваться-то некуда, русский язык.



Иван Щёлоков: «Русские мальчики входят в Донбасс…»

Иван Александрович Щёлоков – поэт, филолог, публицист. Родился в 1956 году в Воронежской области. Лауреат многих литературных премий, Заслуженный работник культуры РФ. В настоящее время – главный редактор литературно-художественного журнала «Подъём», председатель Воронежской региональной общественной организации Союза писателей России. Живёт в Воронеже.


Донбасс

1

Вот и случилось: весна и война…

Цокот скворца и жужжание мины…

Так бы и вымарал из полотна

Всю неестественность этой картины!

.

Мне не хватает ни слуха, ни глаз.

Спешились чувства, готовые к битве…

Русские мальчики входят в Донбасс…

Скворушка, песня твоя – как молитва!

.

Жить бы мне, жить, не греша, не спеша,

Скуку лелеять в быту мимолётном,

Но заливается в крике душа,

Чтобы не слышался лай миномётный.

.

В трелях встревоженных кровная связь

Дух пробуждает – от деда до внука…

Русские мальчики входят в Донбасс

Ради живого скворчиного звука.

2

А мы ещё не поняли – война…

И стыдно вдруг – сидеть в кафе за по́лночь,

Где разномастная в довольстве сволочь

Балдеет от бургундского вина.

.

А мы ещё не видели – там кровь,

А не вино в залапанных фужерах…

И смерть сверчком в артиллерийских жерлах

Для нас облюбовала адский кров.

.

А у войны – не гро́ши, а цена…

Не за глоток бургундского в Донбассе

Обкуренный марихуаной нацик

В российского стреляет пацана.

.

А там для нас – не выигрыш в лото,

А право быть, дышать, смотреть и слышать…

Война грехи с заблудших, может, спишет,

Предательство и подлость – ни за что!

3

Извилист Северский Донец,

Что человечья мысль шальная.

В разрывах мин – надрыв сердец,

А посреди – земля большая.

.

Её не делят берега,

Не рвут цепными псами в клочья

С высот снарядами врага

В чужой зловещей оболочке.

.

С обрывов лисичанских круч

Грозит костлявая с косою

Подстроить тройку новых Буч,

Взорвать цистерны с кислотою…

.

Но даже ворон не узрел,

Круги веками нарезая, 

Что будто тут лежит предел,

А за рекой земля – другая.

.

Нет, всё не так!.. И за Донцом,

У белых гор, у обелиска

Луганский юноша с отцом

За эту землю бьют нацистов.

4

Спит Мариуполь – былинный герой.

Берег ласкает азовский прибой.

Краны в порту громыхнут иногда –

С рейда гудком отзовутся суда.

Звёзды баюкает в небе луна.

В степь за курган откатилась война.

Лишь в катакомбах завода густы

Запахи пороха и наркоты.

.

Спит Мариуполь – без мин и боёв.

Бездной зияют глазницы домов.

Жизнь продолжается. Жизнь не убьёшь.

Высохнут слёзы, как утренний дождь.

Город очистят от ран и руин

Жители, воины – все как один.

– Тихо-то как, – выдыхает старик

Возле подъезда, – совсем ведь отвык…

А за углом, где сирени кусты,

Парень с девчонкою строят мечты.

Соорудили из брёвен скамью.

– Любишь – признайся?

– Да, очень люблю!

.

Спит Мариуполь… От счастья вольна,

Плещется в берег без страха волна.

5

Памяти командира батальона «Спарта»

Владимира Жоги с позывным «Воха»

Погиб товарищ Воха…

Война – часть бытия.

Но Вохина эпоха

Жива, как и земля.

.

Гордится Волноваха

И знает весь Донбасс,

Что честь сильнее страха,

А подвиг – ради нас.

.

Тут родина – не доллар,

А счастье – не безвиз…

И смерти нет у долга,

Когда и смерть – за жизнь.

.

В боях мужает племя.

И каждый – Вохе брат…

Они штурмуют время,

И с ними – их комбат!

2022



Дмитрий Трибушный: «Донецк неопалимый…»

Дмитрий Олегович Трибушный – поэт, филолог, церковнослужитель. Родился в 1975 году в Донецке.  Окончил филфак Донецкого национального университета, затем Одесскую духовную семинарию. Живёт в Донецке.

* * *

Звони, Донбасс обетованный,
На самый верх.
Пророки обещали манну,
А выпал снег.


Мужайся, город непорочный,
Где каждый дом
Проверен «Градами» на прочность,
Крещён огнём.

На час открыли херувимы
Ворота в рай.
Гори, Донецк неопалимый,
И не сгорай.


* * *


Укрой, убежище-земля,
От злого глаза
Печальных правнуков Кремля,
Детей Донбасса.

Мы точно вышли из земли
Другого сорта.
Сгорели наши корабли,
Аэропорты.

Пытаться от себя уйти
Уже нелепо.
Но все надёжные пути
Ведут на небо.

Двухсотый дом, трёхсотый дым.
Считай высотки,
Гори-гори, четвёртый Рим,
Для новой сводки.

* * *
Як умру, то поховайте.
Большего не надо.
Спрячьте тело под асфальтом
От дождя и «градов».

Поминальною свечою
Догорит высотка.
Будет виться надо мною
Чёрный беспилотник.

Будут «грады», будут «буки»
Мерно править тризну.
И хохлы в чужие руки
Отдадут отчизну.

* * *


Идёт ко дну страна-самоубийца.
Уже зима. У православных пост.
В глухой столице Ирод веселится,
Задумывая новый холокост.

Сожжём мосты. Замрут автовокзалы.
Испепелим и детский сад, и храм.
А дети… Дети будут жить в подвале
И выходить под бомбы по часам.

***

На стадионах беззаботных,

На блокпостах

Корми, Донецк, своею плотью

Железных птах.

.

Корми случайные снаряды,

Прицельный «град».

Корми Смолянкой и Горсадом.

Пускай летят.

.

Не отступаем, не сдаемся

В кромешной мгле.

Черкни в «контакте» «остаемся»

Большой Земле.



Станислав Минаков: «Мы не предали отчую славу…»

Станислав Александрович Минаков – поэт, прозаик, переводчик, эссеист, публицист. Родился в 1959 году в Харькове. Окончил радиотехнический факультет Харьковского института радиоэлектроники. Автор поэтических сборников, а также книг прозы, энциклопедий и альбомов. Лауреат литературных и журналистских премий России и Украины. Живёт в Белгороде.


Новая походная песня слободских полков

                               Ю. Г. Милославскому

Ветерок развевает знамёна,
За рекой полыхнула заря,
И на Запад уходит колонна
От Покровского монастыря.


По Полтавскому шляху – на Киев –
Командиры пехоту ведут.
Это наши полки слободские
За победой на Запад идут.


Наши жизни, солдат, не напрасны,
Потому что написан у нас
На хоругви родимой, на красной
Образ Истинный – Харьковский Спас!


Преисполнена воли и стати,
Осенённая с Горних высот,
Озерянскую Божию Матерь
Мерефянская рота несёт.


А за ней с чудотворной Песчанской
Выступает Изюмский отряд,
Чтобы нечисти американской
Прекратить непотребный парад.


Эй, раздайся, мерзотина злая!
Это явная явь, а не сон:
Вместе с нами идут – Николаев,
Севастополь, Донецк и Херсон!


Поднимайтесь – и Ворскла, и Уды,
Встань, народ, – от Сулы до Донца –
Против ведьмы и против иуды,
У которого нету лица!


Мы не предали отчую славу
И над Лаврою свет золотой!
Постоим за Луганск и Полтаву,
За поруганный Киев святой!


Погляди-ка: над хатой саманной –
В белом небушке, с синим крестом
Наш апостол, Андрей Первозванный,
На врага указует перстом!


Для солдата нет смерти напрасной –
Потому что написан у нас
На хоругви родимой, на красной
Образ Истинный – Харьковский Спас!


* * *

Русский язык преткнётся, и наступит тотальный хутор.

И воцарится хам – в шароварах, с мобилой и ноутбуком.

Всучат ему гроссбух, священный, фатер его с гроссмуттер:

бошам иль бушам кланяйся, лишь не кацапам, сукам.

.

Русский язык пресечётся, а повыползет из трясин-болотин

отродье всяко, в злобе весёлой плясать, отребье.

Но нам ли искать подачек в глумливых рядах уродин!

Не привыкать-знать – сидеть на воде и хлебе.

.

Перешагни, пере- что хочешь, пере- лети эти дрянь и мерзость,

ложью и ненавистью харкающее мычанье!

…Мы замолчим, ибо, когда гнилое хайло отверзлось,

«достойно есть» только одно – молчанье.

.

Что толку твердить «не верю», как водится в режиссуре!

…Мы уйдём – так кот, полосатый амба, почти без звука

от убийц двуногих уходит зарослями Уссури,

рыжую с чёрным шерсть сокрывая между стеблей бамбука.

.

Водка «Тигровая» так же горька, как старка.

Ан не впервой, братишки, нам зависать над бездной.

Мы уйдём, как с острова Русский – эскадра контр-адмирала Старка,

покидая Отчизну земную ради страны Небесной.


***

Прощай, Галичина! Мне твой несносен взор –
коричнево-кривой, с нацистской поволокой.
Набивши склочный рот слюною тягныбокой,
влачи сама-одна свой тягостный позор.

Ты Гитлеру взахлёб лизала сапоги,
и лижешь до сих пор, насупленная краля.
Твой злобный соловей – наследник «Нахтигаля».
Неси ж на Страшный суд чугунные долги.

Услужница СС, живи, но не со мной –
тиару прославляй и по латыни ботай.
Спесивая сестра, я сыт твоей заботой.
Прощай, Галичина, будь Риму ветчиной!

Бог знает: какова греха величина
и – кто хотел любви, а кто кровищи чаял.
Я заберу с собой мой золотой Почаев,
а ты – ступай долой! Прощай, Галичина!



Виктория Можаева: «Русская девочка, наша победа…»

Виктория Валерьевна Можаева – поэтесса, член Союза писателей России. Родилась в 1962 году на Алтае. Училась в Белоруссии в музыкальном училище. Окончила Литературный институт имени А.М. Горького. Лауреат Литературного конкурса им. М. А. Шолохова. Работала преподавателем в детской музыкальной школе, преподавателем литературы в школе. Имеет шесть сыновей. Живёт в хуторе Можаевка Ростовской области.


***

Вы же донецкие, вы же из стали,
Видят же ангелы, как вы устали,
Как вы молитвами в небо врастали…
Видимо, сроки ещё не настали.
Кончилось знание, смолкли пророки,
Видно, ещё не исполнились сроки…
Розы донецкие, красные с кровью,
Снова примерили шалочку вдовью,
Чёрные розы из чёрного дыма,
Снова не около, снова не мимо…
Вы же донецкие, вы же прорветесь!
Вы же от счастья потом нареветесь…
И прибежит она с песнею деда –
Русская девочка, наша победа.

14 июня 2022


***

Вот и стало понятно, что важнее всего

Перед дальней дорогой, перед ликом огня…

Вышли Каин и Авель из гнезда одного

Принести Богу жертву до скончания дня.

Жертва Каина тлела, покрываясь золой,

А другая сияла, как под солнцем роса.

Каин чёрную душу схоронил под полой,

Авель чистую душу распахнул в небеса.

Позавидовал Каин и нахмурил чело,

Первой кровью невинной осквернилась земля.

И свершилось на свете небывалое зло,

Всё на «до» и на «после» той минуты деля.

…Чёрно-красные флаги небо застили вновь,

И кричат галичане: «Москалей на ножи!».

Чёрный – Каина совесть, красный – Авеля кровь.

Как же это случилось? Украина, скажи!..

…Вот и стало понятно, что дороже всего:

Плачет проклятый Каин, смерть свою сторожит.

«Каин, Каин, где брат твой?». Только нету его.

Под Донецком, Славянском, под Луганском лежит.


* * *

Предавали Родину и веру,

Оставляли мёртвых по полям,

Украина славила Бандеру,

И желала смерти москалям,

И в пыли растерзанного праха,

И под хламом взорванных мостов,

Холодела Родина от страха

У поклонных каменных крестов.

И опять по небу птицы, птицы

Торопились в лучшие края,

Словно пепла серые частицы

От врагом сожжённого жилья,

И подняв коричневые веки,

Выползали Вии из земли…

И тоска… как будто бы навеки

Покидают землю журавли.


* * *

Рвутся связи, рвутся связи –

Словно рвутся повода.

Словно кони с коновязи,

В одиночку – кто куда.

Накатило время ино,

Натянулось, как струна.

Там, за речкой, Украина –

Зарубежная страна.

На мосту стоит опричник,

И не скажешь просто – «мент».

Украинский пограничник.

«Предъявите документ!» –

Будет спрашивать для весу –

Не минуту и не две.

Я скажу: «Иди ты к бесу!

Видишь: бомба в рукаве?».

Да не скажешь – время ино.

И не «сокiл» – крыльев нет.

Загуляла Украина –

Так, что шуму на весь свет.

Загуляла с кем попало,

Забродила злая муть…

Ночка тёмная упала,

Над таможней – Млечный путь…

Мчатся кони… «Гей, Маричка!

Разлетайтесь, пыль и хлам!».

Только кровь мою, сестричка,

Как поделим пополам?


* * *

Мы отпразднуем когда-то День Победы,
Выпьем водки и картошки напечём.
И давнишние и нынешние беды
Вдруг покажутся как будто нипочём.
Мы отпразднуем великий и родимый,
И в небесной беспредельной вышине
Улыбнётся молодой и невредимый
Дед мой, без вести пропавший на войне.
И ребята, что погибли на Донбассе,
С нами вместе будут праздновать тогда…
А пока что этот День у нас в запасе.
До рассвета. До Победы. До Суда.



Николай Зиновьев: «За войной всегда Победа…»

Николай Александрович Зиновьев родился в 1960 году в станице Кореновская (ныне город Кореновск) Краснодарского края. Член Союза писателей России. Окончил ПТУ, станкостроительный техникум, филологический факультет Кубанского государственного университета. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. Живёт в городе Кореновск Краснодарского края.


* * *

Как ликует заграница

И от счастья воет воем,

Что мы встали на колени.

А мы встали на колени

Помолиться перед боем.


Украине

Пусть кулачки от злобы сжаты,

Пусть грязи на меня ушаты

Ты льёшь, но я спросить хочу:

«Зачем тебя, сестрёнка, Штаты

Так нежно треплют по плечу?..»

.

И что бы там ни голосили,

Поймёт любой, коль не дурак:

На самом деле у России

И Украины – общий враг.


* * *

Война! Как много в этом слове

Утрат, разлук, солдатской крови,

Тоски, горячечного бреда,

Но за войной всегда Победа

В руках с букетом алых роз

Идёт, ступая осторожно…

И на неё смотреть без слёз

Нам будет просто невозможно…


Видение

Солдат спускается с пригорка,

С семьёю встреча впереди.

Медаль «За взятие Нью-Йорка»

Я вижу на его груди.

Я вижу: дочка его Танька

На речку гонит двух гусей,

Где с башни натовского танка

Сын Федька ловит карасей.


***

Есть в мире Запад, есть Восток,

А между ними, как мессия,

На отведённый Богом срок

Распята ты, моя Россия.

.

Одна война не улеглась,

Уже другая ладит сети.

По братской пуле между глаз

Нас узнают на этом свете.


***

Разгулялась бесовщина,

Заколдобила наш путь.

«Догорай, моя лучина!» –

Так и тянет затянуть.

.

Но махнуть на всё рукою

И отправиться в кабак –

Легче лёгкого, не скрою,

Но теперь не будет так.

.

Хватит ныть! Отголосили.

Время бить в колокола,

А иначе о России

Завтра скажут: «Да, была».


Сергей Дмитриев: «Донбасс – это сердце России…»

Сергей Николаевич Дмитриев – русский советский писатель, прозаик, публицист, поэт и редактор, фотохудожник и путешественник. Кандидат исторических наук, Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Член Правления, секретарь Союза писателей России (с 2004 года). Главный редактор издательства «Молодая гвардия» (1990 — 1994) и «Вече» (с 1994). За более чем тридцатилетний период своей книгоиздательской деятельности участвовал в подготовке и выпуске более 10 тысяч книжных изданий. Лауреат Премии Службы внешней разведки Российской Федерации, Премии имени митрополита Московского и Коломенского Макария, литературных премий имени Александра Фадеева, имени Валентина Пикуля и др.


Цитата:

24 февраля 2022 года с началом Специальной военной операции открылась новая глава в жизни Русского мира. А ждать этого назревшего события пришлось долго. В апреле 2019 года, когда делегация издательства «Вече» и Союза писателей России приехала на Донбасс с гуманитарной миссией – вручением его жителям нескольких тысяч книг, эта поездка со всей очевидностью показала, насколько ждут непризнанные республики решения своей судьбы.

И в стихах, родившихся в той поездке, звучат и «народные стоны» Донбасса «с укором нам», и обида его жителей на слишком «боязливых нас», и надежда, что «мир русский» скоро воспрянет, что «всех ждёт сюрприз» и «всполохи огневые удастся совсем погасить». Всё это наконец-то сейчас происходит, и думается, что стихи той поры могут быть интересны, как приметы недавнего прошлого.

А родившееся недавно переложение на современную почву стихотворения А. Вертинского «Он», написанного им в 1945 году, ещё раз продемонстрирует связь времён и похожесть правителей, которые могут брать на себя ответственность в самые суровые моменты истории.

В сентябре 2019 года в Донецке была представлена получившая широкий отклик читателей книга издательства «Вече» «100 великих людей Донбасса», доказавшая еще и ещё раз на множестве примеров, что эта земля является неотъемлемой частью Русского мира. Произошедшее недавно признание Донецкой и Луганской республик убеждает: «По-русски мы живём, по-русски, // И будем жить, наверняка!»

Сергей Дмитриев


Саур-могила

Над Саур-могилой плачет дождь,
И колючий ветер злится…
И никак в смятенье не поймёшь:
Год какой сегодня длится?

Сорок третий и геройский штурм
Высоты советскими войсками?
Или год четырнадцатый, когда Саур
Атакована была боевиками?

Тут и там готовность жизнь отдать
За свои просторы и свободу
И от дома дальше отогнать
Подлую нацистскую породу.

Тут и там готовность вызывать
На себя огонь жестокий…
Над Саур-могилой хочется молчать,
Ощущая подвига истоки. 

И руины эти лучше сохранить,
Как Дом Павлова, развалины в Белграде,
Чтобы подвиг русский не забыть
Поколений следующих ради…

А часовня новая взывает нас
Помолиться за погибших тихо.
Над Саур-могилой в этот час
Непогоды разыгралось лихо.

Снег с дождём и ветер невпопад
Не мешают мысли повторятся:
«Русский Бог, храни своих солдат,
И России не позволь сдаваться!»

Саур-могила, 3.04.2019


Донбасс

Донбасс – это сердце России,
Если смотреть с высоты
Духовной спасительной силы
Единой русской мечты,

Мечты о народном союзе
И жизни достойной небес…
Но ныне мир русский в обузе
Раскола, набравшего вес. 

Отколоты миллионы
Русских то тут, то там. 
И длятся народные стоны
В Донбассе с укором нам. 

Без полной российской защиты
Ослаблен гордый Донбасс,
Который не зря в обиде
На боязливых нас?

И прочь ненужные толки:
Мир русский воспрянет вдали,
Когда соберутся осколки
Единой русской земли!

Макеевка, 5.04.2019


Непонятно…

То ли война,
То ли войны нет?
То ли весна,
То ли зимы след?
То ли покой,
То ли огня взрыв?

То ли Донецк,
То ли России часть?
Смуте этой конец
Или её не обуздать?
То ли это судьба,
То ли времён каприз?
Стихнет ли эта борьба
Или всех ждёт сюрприз?
Всяких вопросов тьма,
И не поймёшь за раз…
Будто бы тайн закрома
Людям открыл Донбасс. 

Донецк, 5.04.2019


Гордый Донбасс

Донбасс как форпост России
Никому не дано покорить. 
Скоро всполохи огневые
Удастся совсем погасить. 

Надо только стоять на страже
Русских трепетных рубежей,
Не боясь в столкновениях даже
Самых заклятых «врагов и друзей». 

Россия веками всегда спасалась
Лишь единством без лжи и прикрас. 
Твёрдо стой на русских началах
Гордый и непокорный Донбасс!

Донецк, 5.04.2019


Он. Вспоминая А. Вертинского*

Чуть седой, как серебряный тополь,

Он опять всё решает за нас…

Сколько стоил ему Севастополь!

Сколько стоил ему Донбасс!

.

Сколько стоили ему олигархи

И Беслан, и Норд-ост, и Чечня,

И сирийских баталий жарких

Вал спасительного огня.

.

Эти долгие, тяжкие годы

Вся надежда была на него.

Из какой твёрдой породы

Создавало время его?

.

Дни минули, и вот наступила

Крыма пламенная весна,

И полка Бессмертного сила

Поднялась с забвения дна.

.

Как непросто возвысить державу

Над течением нынешних дней

И вернуть позабытую славу

Миллионам русских людей.

.

Глас Донбасса… Схватки лихие…

И понятные снова слова…

Над громадой встающей России

Поседела его голова.

.

*В день признания Донбасса, 21.02.2022. Стихотворение является творческой перекличкой со стихотворением А. Вертинского (1945).


По-русски…

По-русски, всё-таки по-русски

Вершатся ныне времена.

И на подъёме, а не спуске

Находится моя страна.

.

Венчаются крестами храмы,

Истёк безбожия капкан…

И смуты заживают шрамы

В сердцах и душах россиян.

.

Сильней становится держава

С дыханьем крымских берегов.

И возрождается былая слава

Непобедимых дедов и отцов.

.

И флаг Победы гордо реет

Над Красной площадью опять

И старый враг уже не смеет

Нам, как и прежде, угрожать,

.

Меч русский ведь не затупился

И Сирию от смерти спас,

И в Русский мир недавно влился

Мятежный трудовой Донбасс!

.

Вновь на Васильевском пестреет спуске

Река Бессмертного полка.

По-русски мы живём, по-русски,

И будем жить, наверняка!

23.02. 2022



Анатолий Аврутин: «Право служить России…»

Анатолий Юрьевич Аврутин – белорусский поэт, переводчик, публицист, литературный критик.  Родился в 1948 году в Минске. Член Общественной Палаты Союзного Государства России и Беларуси. Лауреат Национальной литературной премии Беларуси. Награждён орденом Франциска Скорины. Живёт в Минске.


***   

На погосте дед Иван и дед Мыкола,

И одна над ними сумрачная высь.

– Погляди, Мыкола, это ж наша школа…

– Краще, Ваню, ти на зіркі подивись…

– Тяжело родным без нас тянуть волынку,

Всё работа… Непогода на дворе.

– Кто из сада приведёт мою Маринку?

– Не сумуй, моя Олеся забере…

– Я бы, брат, в свою последнюю годину,

Если к Богу уходить средь росных трав,

Про себя запел тихонько «Черемшину» …

– Я б “Катюшу” ці «Землянку» заспівав…

– Мне всё видится кровавый день шрапнельный,

Где в одно смешались Родина и Бог.

Нас двоих тогда поранило под Ельней…

– Нас обох тоді поранило, обох…

– Ты волок меня на порванной шинели,

Матерился и кричал мне: “Не вмирай!”

Сам в крови… И пули рядышком свистели…

– Це не рай там був, браточку, це не рай…

– Вновь разрывы… И воронка на поляне…

Сделай что-нибудь! Хоч що-небудь зроби!..

– Дуже добре, що померли ми, Іване –

Я не можу бути ворогом тобі.

– Сам бы встал… Пошёл по скользкому суглинку.

Встал бы между – на последнем рубеже!

Кто из сада заберёт мою Маринку?

– Наших дівчинок, мабуть, немає вже…

– Я за Киев, воевал, за Украину,

Ты под Ржевом кровью харкал в ковыли.

Затяну-ка из-под плит я “Черемшину”…

– І «Землянку» затягну я з-під землі…


***

Памяти молодого писателя Ивана Лукина,

геройски погибшего в боях под Мариуполем, сына

известного московского поэта и моего давнего друга

Бориса Лукина

Грызём конфеты… Борис прислал.

От сладкого сердцу горько.

Посылка целая, вес не мал,

А в глотку не лезут, Борька…

Конечно, в Минске конфет полно –

Не лучше в Москве, простите!

“Ты Ваньку нашего знал давно,

Хоть этим, да помяните…”

Он был морпехом… И всё строчил

Полсуток из пулемёта,

Когда строчить не осталось сил,

И рота давно не рота…

Строчил… И было почти не жаль,

Тех строк, что в душе пропали.

Строчил… Вот так закалялась сталь

На бешеной “Азовстали!”

Не встанет, не позвонит: “Привет!”

“Я – воин” – не скажет гордо.

Остались орден да горсть конфет,

Что так обжигают горло.


***

Россия граничит с Богом, промолвил великий Рильке!

И право служить России – не каждому заслужить.

Быть русским кому-то стыдно, словесные ставят шпильки,

По ним – пусть гниёт Россия, охотно помогут сгнить.

А тем, кто с Россией – больно, что есть среди них такие!

Россия граничит с Богом, любую снеся молву.

И русскому сердцу горько, когда под обстрелом Киев,

Прицелишься в этот город, снаряд попадёт в Москву.

Россия граничит с Богом…Но кто-то войну накаркал,

И злоба, границ не зная, всё мечется среди нас.

Я – маленький украинец, когда под обстрелом Харьков,

Я – русский, где Украина нещадно бомбит Донбасс.

Теперь избежать попробуй хотя бы косого взгляда,

Все правые – виноваты, хоть слышится через тьму –

«Россия граничит с Богом…»  О подвигах здесь не надо!

И текстов не нужно страшных – страшнее, чем про «Му-му» …


***

Кто не сошёл, а кто сошёл с ума –

Те от других почти неотличимы.

В глазах одних – желанье жечь дома,

В глазах других – обугленные зимы.

И что теперь? Куда мы прибредём,

Коль нет дорог у танковых обочин,

И сам Христос заржавленным гвоздём

К столбу кривому грубо приколочен?

Его молил я всех друзей спасти –

И тех, кто за, и тех, кто против свары.

Он лишь беззвучно прошептал: “Прости,

Не я раздул, не мне гасить пожары!..”

И я стою, не зная, что сказать,

Топлю в ручье своё же отраженье,

Где проступает Каина печать,

Как будто я повинен в пораженье.

Неужто битва – мудрости венец,

И мудрость не нуждается в огранке,

Когда схватились дьявол и Творец,

А между ними – танки, танки, танки?..


***

Не со щитом, так хоть на щит…
Средь росной рани
О чем там иволга кричит
На поле брани?

Неужто, вовсе ни о чем,
Как на погосте?
Где тот, что шел сюда с мечом? –
Истлели кости.

Хоть сечь опять сменяет сечь,
Но с нами Боже!
Где тот, что только точит меч?—
Истлеет тоже.

А следом – новая напасть,
Жить не успеешь…
Вон тот родился, чтоб напасть –
Расти… Истлеешь…

Опять идут за татью тать,
Гремя в тумане.
И нету времени вспахать
То поле брани.

Не всякий павший – знаменит…
У раздорожья
О чем там иволга кричит? –
Так птичка ж божья…



Елизавета Хапланова: «Донбасс и Россия – славянская рать!»

Елизавета Николаевна Хапланова – поэт, публицист.  Родилась в 1977 году в городе Макеевка (Донбасс). Окончила Харьковский Национальный университет внутренних дел и адъюнктуру. Юрист, служила в органах внутренних дел. Член Союза писателей России. Живёт в Москве.


Сбереги меня, Россия!

Ты – эпоха и мессия,
Я – печали и долги.
Сбереги меня, Россия,
Словно иву у реки,
Словно длань твою и латы,
Сохрани для ратных дней,
Словно флягу – для солдата,
И для путника – ручей.
Окорми стихом Завета,
Дай пройти твой пыльный путь.
Я тебе за всё за это
Пригожусь когда-нибудь.
И прикрою грудью верной,
И вдохну вторую жизнь.
Стану над твоим рассветом
Будни светлые вершить.
Ну а если оборвётся
На тебе моя строка,
Небу русскому всплакнётся, –
И наполнится река…
Не ищу судьбы красивей, —
Век мой странный и благий.
Сбереги меня, Россия…
Для себя же сбереги.


Будем жить!

Мужчине за честь для страны послужить.
В том нет никакого секрета.
Уверенно скажет друзьям: «Будем жить!» –
И больше ни слова об этом.

О жарких боях не дознается мать,
Об этом не скажут невесте.
Служить так служить! Воевать? – воевать
С достоинством, верой и честью.

Лишь вздрогнет над ним голубой небосвод,
Завидев солдатскую ярость,
Услышав знакомую фразу: «Вперёд!»,
Что в русской крови прописалась.

И в схватке лихой он, мужчина-боец,
Познает свою же породу.
И грудью пойдёт на летящий свинец,
Не знамо ни леса, ни броду.

Но надо дойти. По-другому никак.
Добыть для России победу!
Сквозь дым рукопашных, сквозь ветер атак.
Сквозь память о подвиге дедов.   

Мужчине за честь для страны послужить.
В том нет никакого секрета.
Уверенно скажет друзьям: «Будем жить!» –
И больше ни слова об этом.

                                     7 марта 2022


Держитесь, ребята

То ли сон, то ли явь, но летят на восток

Отчизны снаряды.

И снайперы метят вам

точно в висок… 

Держитесь, ребята.

Достанет вам сил, чтобы встать и стоять

До полной победы!

Донбасс и Россия – славянская рать,

Здесь общие беды.

Плечо подставляют Самара и Брянск,

Ростов и Саратов…

Держитесь же, Славянск, Донецк и Луганск!

Держитесь, так надо…

Орел и Казань, Краснодар и Сургут

Молитвы читают.

Но земли Донбасса взрывают… И бьют,

Пощады не зная.

Российское братство стремится помочь –

Спасибо, что рядом.

Наступит рассвет,

канет в прошлое ночь.

Держитесь, ребята!


Помнишь, Яся?

Я о вас не могу ни в стихах, ни в прозе.
Эти строки – хлестанье себя по душе.
…Помнишь, Яся, далёкого детства слёзы,
И мальчишку, что жил на седьмом этаже? 
Помнишь, как по субботам сходились мамы
С пирогами и песнями – в общий круг?
Были мы веселы и чуть-чуть упрямы.
Не боялись беды и лихих разлук.
А потом ты умчалась, позвал Крещатик, –
Постепенно забыла свой отчий дом…
Как живёшь, дорогая подруга Яся,
Когда наш с тобой город накрыт огнём?
…Помнишь, Света, учились мы в музыкальной,
Не спешили из школы идти домой. 
Открывали друг другу сердца и тайны.
А потом… ты меня предала. Печально, –
Я простила, дорогой мы шли одной…
Лишь с годами я жизни познала правду:
Кто по сути предатель, предаст не раз.
Уезжая, ты кинула мне в награду:
– Вы враги! Уезжаю я из-за вас!
Вы стояли на митингах, бросив вызов.
Вы хотели собой защитить Донбасс.
Это ваша война, дорогая Лиза. 
Уезжаю… И это всё из-за вас!
…Помнишь, Ната, друг к другу ездили в гости?
Я любила твой город морской – Бердянск.
Письма в ящик почтовый бросали горстью,
Было нашим мечтам так светло и просто!
А потом – стал чужим для тебя Донбасс.
…И откуда взялась эта злая сила,
Развела по границам моих друзей?
Кто не предал заветов – лежат в могилах.
А других имена – позабыть бы скорей…
Я о них не хочу ни в стихах, ни в прозе.
Отчего же легли на страницу слова?
Как ты, Света? И где тебя жизнью носит?
Как живётся, Наташа, остыли злости?
Помнишь, Яся, какая в Донбассе осень?..

А в Донецке опять расцветают розы! –
И надежда на счастье всегда жива.  


Я рядом!

1.
В твоих глазах я вижу не смерть, но – Жизнь.
Нет, это не я, а ты говоришь мне: держись…
Твоя сила перетекает по венам в судьбу мою.
Я тонкое эхо, струна… Я тебя пою!

И, словно за нить, вытягиваю твою тоску.
И нить на глазах – смотри! – выплавляю в строку.
И ты, как прозрачный воздух, светлеешь вдруг!
Я рядом, мой брат… Я рядом, мой кровный друг.

2.
Я – Огонь, который ты открываешь в «ответку»,
Пуля из твоего патрона, летящая метко…
Я – каждый твой нерв, ярость в твоей груди.
Иди, мой русский Айвенго, вперёд иди!

Вперёд и вверх, – чтоб было наверняка.
Пусть дух славянский вздымается к облакам!
Я – это МЫ, нас тысячи за тобой,
В молитве за жизнь твою, Русский герой.



Юрий Щербаков: «Вставать во имя света против мрака…»

Юрий Николаевич Щербаков родился в 1956 году в семье военного.  Окончил Астраханский технический институт рыбной промышленности и хозяйства, работал судовым механиком на Дальнем Востоке, журналистом. Награждён орденом Дружбы. Секретарь Союза писателей России, председатель Астраханского регионального отделения Союза писателей России. Лауреат Национальной премии «Имперская культура» имени Эдуарда Володина, Всероссийской литературной премии имени Александра Невского «России верные сыны», Всероссийской литературной премии «Традиция» Союза писателей России и др. Живёт в Астрахани.


* * *

Кипит разбойно море Интернета

И грязной пеной хлещет берега,

Где целят в душу выстрелы-наветы

Совсем не виртуального врага.

Вот он в упор палит из амбразуры

Длиной во весь компьютерный экран.

При чём здесь, господа, литература?

Стрелок иной идеей обуян –

Чтоб чисто поле стало полем рати,

Чтоб где-то на заснеженной стерне

Перечеркнуть свинцовой плетью ватник,

Который навсегда прирос ко мне!

По мне одежда ратная отцова!

Метель. Передовая. Сталинград.

Оттуда – из глубин сорок второго

Сегодня пули хищные летят.

И надо страх дремучий пересилить –

Подумаешь, прицельная стрельба!

Такая уж у ватников России

Единственная, вечная судьба –

Вставать во имя света против мрака,

Который, словно пули те, свинцов.

Не захлебнётся русская атака,

Пока нам впору ватники отцов!


* * *

«Трансваль, Трансваль, земля моя,

Ты вся горишь в огне!» –

Откуда дед мой это взял,

Что пел когда-то мне?

Пел с настоящею слезой

Он много лет назад.

Его украинской весной

Вишнёвый слушал сад.

Он останавливался вдруг,

Рукой чертил в пыли:

– Вон там, где хутор Балайчук,

Людей фашисты жгли!

Дрожала дедова рука,

Дрожал его фальцет:

– Злодейство это на века

Запомнил белый свет!

А я запомнил майский сад,

Как недопитый сон,

Как облака над ним летят

К Одессе на поклон…

С тех пор полсотни лет прошло,

И снова мир во зле.

Стоит по-прежнему село,

Но на чужой земле.

Гляжу в экран, и худо мне,

Я опускаю взгляд –

Там люди вовсе не во сне,

А наяву горят!

Опять беда одна на всех

И общая вина

За этот неизбывный грех:

СС. «Галичина».

И слышу снова деда я

В душевной глубине:

«Трансваль, Трансваль, земля моя,

Ты вся горишь в огне!»

Нет, Новороссия жива!

Земля моя в бою!

И эти дедовы слова

Я внуку пропою!

Малыш, скорее подрастай

Для радости земли!

Чтобы назвать победным май

С тобою мы смогли!


* * *

Старался телевизор допоздна,

Пугая то Бандерой, то майданом.

И усыпил… Спасибо, что жена

Вернула в мир из вязкого дурмана.

Что это было? Может, вещий сон?

Но точно – не бредовая фальшивка…

Вот выхожу я, грешный, на перрон

На станции с названьем «Мартинiвка».

Встречающих весёлая толпа

Не виновата в том, что я когда-то

Здесь жил «по месту службы» па…

Нет, нет, не папы, а, пробачьтэ, тату!

Вот здесь равнялся целый гарнизон

На одноцветный флаг иного века.

Теперь новейших символом времён –

Таблички: «Стiй!», «Увага!» и «Бэзпэка!»

 «Внимание!», «Опасность!» «Стiй»? А, «Стой!»

Стою… И вдруг – баба Наташа наша!

– Насыпь, как в детстве, семечек горой!

– Гэть звiдсiля, москаль! Яка я ваша!

– Окстись, старуха! Это ж я таскал

Мимо твоей торговли школьный ранец!

Да, и потом, я вовсе не москаль,

А самый настоящий астраханец!

– Гэть! Гэть!

                         И я шагаю прочь

Мимо столовой с вывеской «Iдальня».

… Конечно, он сумеет мне помочь –

Приветный шум лесопосадки дальней!

Упасть с разбегу

          в листьев пёстрый хлам

И крикнуть громко:

– Здравствуй, Украина!

Но эха нет. Как будто вобрала

Его ветвей глухая паутина…

И снова сквозь бунташный чёрный дым

Я на экране вижу Украину.

Благослови, Господь, родимый Крым

На новую счастливую судьбину!

И слышится как будто: «Аз воздам!

И земли к вам потянутся иные!»

Воздастся… Но откроется ли нам,

Что русские остались и в России?


* * *

Всё реже – о любви.

Всё чаще злоба дня

В объятиях своих

Приветствует меня

Да так, что рёбер хруст –

В ответ на тот привет.

И для высоких чувств

Как будто мочи нет.

Но слышится: «Донбасс…»,

И понимаешь вдруг,

Что ничего сейчас

Важнее нет вокруг.

Что высота души,

Коль есть ещё она,

Высокое вершить

В бою теперь должна!

И нет любви преград,

И злоба дня права.

Пусть пулями свистят

Горячие слова…


* * *

Странный народ старики.

Что мне в грядущем ответе:

Живы ли вы, Ткачуки,

Дяди Серёжины дети?

Стыдно – не помню имён.

Впрочем, чего тут стыдиться:

Их Березовский район –

«Вражеская» заграница…

И потому невпопад

Начал сегодня гадать я:

А не полвека ль назад

Видел двоюродных братьев?

Прошлое за пеленой

Вдруг озаряется вспышкой:

Вместе на вишне одной

Я и ровесник мой… Гришка!

Точно! И младшие тут

Прыгают с ветки на ветку.

Как же вас, правда, зовут,

Дяди Серёжины детки?

Для «москаля» и «хохлят»

Жаркой июльской порою

Общим был бабушкин сад,

Врозь было всё остальное.

Как же оно повелось

В годы мои золотые:

Кровные братья – и врозь,

Кровные братья – чужие?

Прямо «чужим чужина»,

Как на селе говорили…

Может, виновна война,

Спящая в братской могиле?

После неё в лагерях

Мучился дядя Серёжа.

Лютая злоба не зря

Душу пропащую гложет.

Нет, не отмыть добела

То, что всегда было чёрным.

Он загремел из села

За кукурузные зёрна.

«Материал посевной»

Крал он далёкой весною.

Но и зернинкой одной

Не поделился с семьёю!

Сёстры, родительский дом –

Что его сердцу-колоде…

Жрал он добычу тайком

В погребе на огороде.

Был до тюрьмы нелюдим.

А уж потом… Без причины

Не повелось бы за ним,

Как приговор:

                 «Нэ людына!»

Не человек…

                          А, поди,

Быть от макушки до пяток

Страшно таким, коль в груди –

Лишь кукурузный початок…

Господи, кто ж виноват

В том, что в свирепой натуге,

В злобе слепой мамин брат

Всех ненавидел в округе?

Сколько таких на земле,

И без души, и без веры,

Тех, что зовут на селе

Просто и страшно:

                   «Бандеры»…

Яд застарелой беды

В каждом ли властвует сыне?

Взрывов удушливый дым

Тянется по Украине.

Может быть, этой строки

Нету важнее на свете:

Живы ли вы, Ткачуки,

Дяди Серёжины дети?



Анна Долгарёва: «Цветок земляники под Лисичанском…»

Анна Петровна Долгарёва (Анна Лемерт) –  поэтесса, журналист. Родилась в 1988 году в Харькове. Член Союза писателей России. По первому образованию химик, по второму – политолог. С 2015 года работает военным корреспондентом в Донецкой и Луганской народных республиках. Тексты переводились на немецкий и сербский языки.


***

А воздух жаркий, и липкий, и так его мало.

Пропустите, говорит, пропустите, я Его мама,

но ее, конечно, не пропускают,

ад хохочет, трясется, и зубы скалит,

торжествует.

А она говорит: дайте мне хоть ручку Его неживую,

подержать за ручку, как в детстве,

я же мама, куда мне деться.

Вот она стоит, смерть перед ней, в глаза ей смеётся,

Пасть у смерти вонючая, зрачки-колодцы,

Смерть идёт по земле, истирает гранит и крошит,

А она отвечает:

Маленький мой, хороший,

Ты уж там, где ты есть, победи, пожалуйста, эту дрянь.

Ты вот ради этого, пожалуйста, встань,

Открывай глаза свои, неживые, незрячие.

И плачет, сильно-пресильно плачет.

Он войдёт в её дом через три дня.

Мама, скажет, мама, послушай, это и правда я,

Не плачь, родная, слушай, что тебе говорят:

Мама, я спустился в ад, и я победил ад,

Мама, я сделал всё, как ты мне сказала.

Смерть, где твоё жало?


***

За холмом и рекой бахает, бацает.

И полно тут этих холмов и рек.

А в Луганске цветёт акация

И у Ксю в коляске маленький человек.

И везёт она его, совсем новенького,

Меньше месяца как рождённого на свет,

А рядом идёт солдатик, и голова вровень его

С цветами – седыми, и он – сед.

Как брызги шампанские,

Акации соцветия.

Пацаны луганские

Двадцатилетние.

На разгрузке лямки,

На портрете рамка.

Где ваши мамки?

Я ваша мамка.

Как они уходят за реку Смородину,

За реку Донец, за мёртвую воду,

За мёртвую мою советскую родину,

За нашу и вашу свободу.

По воде и облакам, как по суше,

На броне машут, несутся тряско.

А всё же жизнь продолжается, правда, Ксюша?

И Ксюша катит коляску.


***

Пушки бьют по городу, по траве жжёной,

не выходи напиться, не иди до колодца.

Лотова жена обернётся у террикона –

навсегда останется под лучами солнца.

Словно тот Орфей на последнем шаге,

за полторы минуты до хэппи-энда.

Человек сминается шариком из бумаги,

разорванный, как с выпускного красная лента.

Закури крепкую, артиллерист из Луцка,

Между залпами семок отсыпь, полузгай,

по такой жаре тяжела работа,

пива бы да бабу обнять охота.

Бабочка летает, белые крылья,

словно пламя, трепещущее над свечкой.

Город, перемешанный с чёрной пылью,

остаётся маревом по-над речкой.


***

Спрячу секретик, отрою после войны.

Будет цветок земляники под Лисичанском,

Гильза, обрывок бинта, отражение луны.

Маленьким, маленьким будет – а станет гигантским.

Вот они, эти секретики – ссадина, шрам,

После войны откроем, посмотрим, вспомним.

Только они откроются больше не нам –

Тем, кем мы станем в отрочестве нашем бездомном.


***

Не смейся, тётя, сделай фотоснимок,

как мальчик во дворе играет в мяч,

И августовский воздух так горяч,

прозрачен так невыносимо.

И целый дом, не раненый ещё,

трепещет занавесками на окнах.

Снимай: оно так скоро все поблёкнет,

и время начало уже отсчёт.

И через восемь лет его я встречу –

подросшего мальчишку без мяча,

но с автоматом – там, где, рокоча,

подходит артиллерии предтеча.

Он будет там, с котёнком на руках,

С улыбчивыми полными губами,

уже не мальчик, но ещё не камень,

уже бесстрашный – но познавший страх.

Снимай же, тётя, – а теперь и я

затвором щёлкну фотоаппарата,

поскольку смерть из мира не изъята,

но в вечности останутся друзья.



Алексей Шорохов: «Где-то пылают зарницы…»

Алексей Алексеевич Шорохов – поэт, публицист, арт-критик. Родился в Орле в 1973 году. Предки – донские казаки и вятские крестьяне. Окончил филологическое отделение Орловского педагогического университета, затем – Литературный институт имени А. М. Горького и аспирантуру при нём. Секретарь Союза писателей России. Заместитель главного редактора журнала «Отечественные записки». Живёт в Москве.


Новороссия

Сны стали яркие сниться,

Детские вещие сны.

Где-то пылают зарницы

Близкой по крови войны.

Где-то становится летом

Парень, сгоревший в броне.

Только ведь я не об этом,

Я не о том совсем… Не

Понимая, откуда

В нас эта вечность течёт,

Наспех прощаемся с чудом,

Свой не жалея живот.

Что же нас встретит на древнем

И бесконечном мосту?

Домик над речкой в деревне?

В детстве уроненный стул?

Жизни мелькнувшей начало?

Тёмные волны извне?

…Старый отец у причала

С парнем, сгоревшим в броне.


Скрябинские этюды

                      Русским лётчикам посвящаю

Погибельней, ближе, правдивей

Звучит исступленье твоё!

…Над скомканной картой комдивьей

Сегодня прервался полёт.

Раскиданы жёсткие крылья

В распадке, поросшем травой, –

Не вынесли и не укрыли,

А лишь принесли в этот бой

Простых мужиков без налички,

Поверивших в страшную явь,

Так просто, почти по привычке

К фуражкам ладони подняв.

Пахавших кремнистую замесь

Лукавых и диких земель,

Недавно совсем ещё, давесь

Гудевших в долине, как шмель,

А ныне врастающих в небо,

Где шёлк парашютный – как нимб.

Сквозь стропы, сквозь голые нервы –

Фигурки, бегущие к ним…

И кроме небесной отчизны

И дедов, таранивших сталь,

Что есть у них – без укоризны

Глядящих в родимую даль?


Качели

Снова в небо взлетает малыш,

На земле воцаряется тишь.

Ни разваленных миной домов,

Ни налившихся тьмой проводов –

Только тишь и малыш, и весна…

Почему ж твои ночи без сна?

Почему, прикрывая блокпост,

Он, не ты, поднялся в полный рост?

И теперь его юная мать

Будет в памяти долгой качать:

Сквозь года и стрельбу, и метель,

Раз за разом – пустую качель…

                            Зайцево, ДНР


Чёрный ворон горловский

Песня

Что ж ты вьёшься, что ж ты кружишь

Чёрный ворон надо мной?

И кому ты, ворон, служишь –

Беспилотник иль живой?

… Ох не клюй ты, чёрный ворон,

Очи чёрные мои!

Не от злобы они чёрные,

А от угольной пыли…

…Да, не знал я, чёрный ворон,

Что за Кальмиус-рекой

Буду я лежать недвижим

Со кровавой головой…

…Ты не вейся, не надейся!

Моего не трогай рта!

То не громы в поднебесье,

То работает арта…

…Ты увидишь, ты дождёшься,

Как у Бахмутки-реки

Навсегда придут и встанут

Наши русские полки…

…Вот тогда меня поднимут,

Бросят в кузов на мешки.

А тебя с винтовки снимут

Мои снайперы-дружки…

Что ж ты вьёшься, что ж ты кружишь

Чёрный ворон надо мной?

И кому ты, ворон, служишь –

Беспилотник иль живой?

                               Горловка, ДНР



Валерий Хатюшин: «Украина в Россию вернётся…»

Валерий Васильевич Хатюшин – поэт, прозаик, критик, публицист. Главный редактор журнала «Молодая гвардия». Родился в 1948 году в г. Ногинске (Богородске) Московской области. Служил в Сибири, в ракетных войсках. Работал на строительстве газопровода «Север – Центр», строил КамАЗ. Первая книга стихотворений «Быть человеком на Земле» вышла в 1982 году. Лауреат Международной литературной премии имени М. А. Шолохова, Международной литературной премии имени А. П. Платонова. Секретарь Союза писателей России. Живёт в Москве.


Мариуполь

 В Мариуполе – могила моего отца, освобождавшего Украину

Украины бывшей убыль…

Нам дороги нет назад…

Русский город Мариуполь…

Разбомблённый город-сад…

В жёлто-синих дебрях вызрел

красно-чёрный зверский флаг…

Мариуполь – город-призрак,

Мариуполь – город-мрак.

Мрак удушливой печали,

мрак свистящего свинца

над цехами «Азовстали»,

над могилою отца…

Днём и ночью с «градом» грозы –

канонады гром и звон.

На руинах храмов – слёзы

мироточащих икон.

Слёзы старых, слёзы малых –

здесь, где плачет Божья мать…

При свечах в сырых подвалах

дети учатся писать…

Укров крик и матерщина…

Ангел смерти к ним летит…

В чёрных книжках на руинах –

герб трезубный шелестит.

Как безумно трудно нервный

охладить, унять озноб…

Мариуполь – это первый

гвоздь в свидомый чёрный гроб.

31 марта 2022


Надежда

(Триптих)

1

У края пропасти застыла Украина,

у края бедствия, над пропастью тщеты.

Есть лишь осколок под названием Руина –

больная немощность в объятьях нищеты.

Ей дышит в спину сладкий дух ожесточенья,

а дух вражды лишил заветного пути…

Но у России, как всегда, предназначенье:

её от пропасти безумной отвести.

2

Кровно повиты столетним недугом

гордых два брата ушедшей страны…

Да, мы повязаны кровью друг с другом,

кровью единою мы сплетены.

Нет, не позволим угаснуть надежде –

вырваться сможем из горьких времён.

Ведь никуда нам не деться, как прежде,

в жизни от русских единых имён.

3

Мы родную отстроим юдоль,

в нашем сердце родство встрепенётся…

Через мрак, через кровь, через боль

Украина в Россию вернётся

и, прорвав незалежности бред, –

сможет стать и сильней, и красивей,

чтобы, выйдя из мрака на свет,

вновь, как прежде, назваться Россией.

13 марта 2022



Александр Ананичев: «Нам этот мир спасать не привыкать…»

Александр Сергеевич Ананичев – поэт, секретарь Союза писателей России, председатель Сергиево-Посадского отделения Союза писателей России. Родился в Сергиевом Посаде в 1970 году. Окончил Институт телевидения и радиовещания, Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М. Горького. Стихи переводились на польский, болгарский, английский языки. Сотрудник Паломнического Центра Троице-Сергиевой Лавры. Как бард выступал с концертами (со стихами, положенными на музыку) во многих городах России, Европы и Америки. Живёт в Сергиевом Посаде.


Наша правда

В который раз из нас творят врага

За то, что наша правда высока

И широко Отечество не в меру,

Что руку мы подняли на Бандеру.

Грозят и воют – нас не запугать.

Знаком их лай, знаком звериный норов…

Нам этот мир спасать не привыкать

То от былых, то нынешних монголов.

Мы знаем их. Они – не знают нас:

Какие сны нам сладостные снятся,

Кто нас хранит и в прошлом, и сейчас.

Не знают нас – и потому боятся.

Они клянут и Сталина, и Крым,

И русский снег, и правильную веру…

Жалеем их. И, может быть, простим.

Мы их простим, когда добьём Бандеру.


* * *

Планета плавает в закате,

Кровавят все её углы…

Терпи, родной, держись, солдатик,

От дыма чёрный и золы.

И снег горяч, и брат – предатель,

И воронья густой галдёж…

Терпи, родной, держись, солдатик,

Где правда видящий, где ложь.

В своей Твери иль Волгограде

Не ведал злобы мировой…

Терпи, родной, держись, солдатик,

Победа будет за тобой!

В огне, в окопе, в медсанбате,

За все грехи земли распят,

Терпи, родной, держись, солдатик,

Великий русский наш солдат.

С дитём спасённым, Бога ради,

Не торопись врастать в гранит.

Терпи, родной, держись, солдатик,

Мир без тебя не устоит.


***

Ну что закручинился, брат мой, хохол?

Упрямо глядишь и нерадостно в пол.

Что сердце тревожит ночами?

Кто душу твою опечалил?

Во сне и представить не ведал дурном,

Что так разругаешься вдруг с москалём,

С которым от моря до моря

Отчизну великую строил.

Неужто мы крови с тобою иной,

Неужто врага не бивали с тобой,

Под тонкой шинелькой не спали,

Победу поврозь приближали?

А нынче как будто лишился ума,

Твердишь – всё что было:

чума да тюрьма…

Плюёшь на священные скрепы,

Все праздники светлые предал.

Блукаэшь безвiдрадно, братец, блудишь,

На тлеющий запад с надеждой глядишь,

Забыв в эти смутные годы

Зачем ты и что ты, и кто ты.

О Крыме скорбишь,

об утраченном, тля…

Как будто не помнишь, чья это земля!

Лукавый тобой помыкает,

Ты знаешь, чего он шукает.

Одумайся, брат, и оружье своё

Наставь на слетевшее в степь вороньё,

Которому издревле треба

Славянского мяса и неба.

Люблю тебя, брат мой,

кончай враждовать!

Давай лучше песни,

как прежде, спивать,

Хотя это будет непросто

Среди пепелищ и погостов.



Борис Лукин: «Я теперь отец солдата…»

Лукин Борис Иванович – поэт, критик, переводчик. Родился в 1964 году в Нижнем Новгороде. Окончил Высшее техническом училище им. Баумана и Литературный институт им. А. М. Горького. Автор-составитель пятитомной Антологии современной литературы России «Наше время» (М., Издательство Литературного института им. А. М. Горького, 2009–2013) и 10-томной Антологии русской поэзии о Великой Отечественной войне «Война и Мир». Член Союза писателей России. Живёт в селе Архангельском Рузского района Московской области.


Отец солдата

Говорят «глаза на мокром месте»…

Про себя такого не скажу.

Плакал в жизни я пока от смерти.

…Жуть.

Помню маму, как она встречала

(так она встречала лишь меня):

обнимала, плакала, молчала.

Слов сквозь слёзы вымолвить нельзя.

Видел на экранах 45-й.

Возвращенье выживших солдат…

Там смеются, плачут все и сразу.

И казалось мне их не понять…

Разве может кто из нас разведать,

выспросить у ангелов своих,

что нас ждёт ещё на этом свете?

Знать об этом свыше сил моих.

Час настал. Из мирной жизни нашей

на войну отправился сынок.

Он могучий, умный… Нету краше…

Стоп дыханье. Нету слов для строк.

Нету слов, звонков и эсэмэсок.

Недоступен. Быть не смог в Сети.

Где тот фронт? Каховка мне известна…

Киев?

           Матерь Божья, помоги!

День за днём молчанье… Но известья

заполняют мрачностью эфир.

Бреешься… А взгляд тяжёл, невесел.

Надо жить, а не приемлешь мир.

Тишина… Последний день февральский.

Птица тренькает секре-секре-скорей.

Не расслышал. «Знаю, волновались.

Хорошо всё. Ждите…» …как во сне…

Не понятно сразу что такое.

Сын прислал почтовых голубей!

Слёзы… Боже… Это же не горе!

Слёзы и рыданье… Это – Свет.

Так впервые радость встретил в мире

я слезой глубинной неземной.

Ты, война, во всём одна повинна.

И ещё – любовь.

                                 4 марта 2022


***

Памяти гвардии матроса Лукина Ивана (1998 – 2022), разведчика-пулемётчика 810-й Отдельной Гвардейской ордена Жукова Бригады морской пехоты, погибшего в Мариуполе 14.03.2022, и всех его боевых товарищей, павших в боях по освобождению Украины от неонацизма

Над твоей могилой флаги…

Вот Бригады гордый стяг.

У морпехов от присяги

и до славы – только шаг.

Вот Разведки полотнище

со слоганом: «Там, где мы,

Там – Победа!» Вас не тыщи –

единицы… Жизней миг.

Знаю, ангелом ты кружишь

над братишками в сей час,

Гонишь смерть… Морпехи сдюжат!

Ты их вновь прикрыл сейчас.

Крыльями прикрыл… Как прежде

с пулемётом прикрывал…

С ними Вера и Надежда

и улыбка на устах…

Над твоей могилой стяги…

И почётный залп звучит.

Так давно была Присяга –

Жизнь назад… Чтоб вечно жить!

                                        12 мая 2022


***

Вдруг наши дети стали при деньгах –

Кто б знал, что за медали и раненья…

Они взялись сорить ими слегка:

Поминки, свадьбы, крестников рожденья.

Мальчишки, двадцать с хвостиком, поди ж,

они серьезно думают о прошлом –

потерянных годах… Что надо жить

после войны совсем не понарошку.

А им ещё служить и побеждать.

А нам за воинов молиться миром надо:

дай, Господи, им деток нарожать,

а тем играться батькиной медалью

и в тайных снах не ждать отцов с войны.

А нам не знать пред нерождёнными вины…

                           20 мая 2022, Севастополь


***

Что со мной? Со мною всё в порядке:

Жду вестей от сына… Фронтовых.

Я теперь отец солдата… Правда

не мечтал о буднях таковых.

В храме знают все, что ты на фронте.

Молимся соборно за тебя.

За твоих друзей морпехов в роте.

Только вот известий нет опять.

День за днём. Неделя за неделей.

Поскорей б зачистке той финал.

Сводки… Сводки… Верю и не верю.

Лучше б этих буден я не знал.

Во дворе, смотрю, скворец хлопочет –

Мир Господень не приемлет смерть,

Мирные в столице дни и ночи.

А у вас минуты мирной нет.

Перечислю всех я поимённо…

Только вот молитвы две теперь.

Во святом почивших чине воинов…

И за здравие – богатырей.

Позывной «Голливуд»

Надевши берцы нацика

(ну просто так теплей) –

я жив… С шестого разика

меня, поди, убей.

Научен вашей тактике,

«мирных» ваших видал

(чернилит тело свастика

в чудных совсем местах).

Достал паёк – поделимся

по-русски с ребятнёй;

кому уж что отмерено…

А нам бы мирных снов.

В атаки столько хожено.

Зачисткам счёту нет.

А жизнь бежит под кожею,

поёт, что смерти нет.

Мы здесь такое видели…

Кино? Да – «Голливуд»…

(Глаза как небо – синие…)

Твой позывной был, друг.

                        23 мая 2022



Григорий Блехман: «Донбасс, Россия и весна…»

Григорий Исаакович Блехман – поэт, критик, публицист. Родился в 1945 году на Кубани в казачьей станице Бесскорбная. По профессии физиолог и биохимик. Доктор биологических наук. Живёт в Москве.


Россия вспряла ото сна…

(Донбасс с весны 2022)

Россия вспряла ото сна –

от восьмилетней вялой спячки,

могло бы всё пойти иначе,

а так…  вовсю бурлит весна – 

в слезах и в грохоте, с надеждой,

что не останется, как прежде,

здесь Новороссия одна.

И вот теперь уже война,

хоть запоздало, и начало

внесло нам трудностей немало,

однако всё же что-то вдруг

случилось в нашем пробужденьи…

Да, долгожданное мгновенье

кого-то привело в испуг

с разноголосицей, молчаньем,

а кто-то даже впал в отчаяние,

от мысли, что остался без

надежд на шкурный интерес.

Но всё-таки нас большинство,

кто не утратил своего

позиционного начала,

которое нас воспитало

историей побед России,

где справедливость нашей силы

веками переплетено.

Вот и сегодня эта явь,

в какой бы ракурс ни поставь,

похожа на глубокий выдох,

дающий нам достойный выход,

чтоб сделать уже вдох иной –

победной поступью входящий

с недавней спячки в настоящий

активный, долгожданный день.

И цель сейчас у нас одна –

это священная война

не с Украиной, а с фашизмом,

который сквозь любую призму

уже распознан и сполна,

чтоб корчевать его до дна.

Азартом мести брызжет Запад –

ему такой параграф задан,

в котором что-то не срослось,

а потому и не сбылось,

ведь он никак не ожидал,

насколько русский дух дремал,

что он ничуть неистребим,

и мы непобедимы с ним.

Отсюда и звучат слова

которые несёт молва:

«Донбасс, Россия и весна».

Где есть и наши имена.


Добро должно быть с кулаками

(Донбасс – лето 2022)

Добро должно быть с кулаками.

Вот и сейчас в который раз

мы убедились в этом сами –

когда настал тот самый час.

Годами вызрела пора

всем ощутить – нельзя иначе:

иначе гибель для добра…

Нетрудно знать, что будет значить,

если вернёмся во вчера.

Поэтому идём вперёд,

как и тогда – в сороковые,

когда единым был народ

в своём служении России.

Когда не только на фронтах,

но и в тылу шёл труд на совесть,

и это было на устах

у всех, как пламенная повесть.

Повесть о том, что мы правы,

и что мы – не «лежачий камень»,

а потому идём «на вы»:

добро должно быть с кулаками!

Добро – Россия и Донбасс,

а наша вера – наше знамя

и нашей прочности запас.

Добро должно быть с кулаками!



Анна Ревякина: «А в Донецке снова гудит земля…»

Анна Николаевна Ревякина – поэтесса, блогер, общественный деятель. Родилась в 1983 году в Донецке. Автор семи книг. Член Союза писателей России, Союза писателей ДНР и Союза писателей Республики Крым. Стихи переведены на одиннадцать языков. Живёт в Донецке.


***

Кто читает все эти чёртовы сводки?
Налей мне водки, промой мои раны,
мы с тобой в подвале сидим, как
в подводной лодке,
имени русой Марии, имени плачущей Анны.
Наша лампа-лампочка, наша маленькая
лампада,
жёлтая, жуткая, внутриматочная спираль
мира.
Не гляди на меня, Мария, я боюсь твоего
взгляда,
помолчим, Мария, здесь каждое слово –
гиря.
Наш подвал укромен, четыре стены
и стулья,
а ещё эти полки с помидорами-огурцами.
Нас подвал уменьшает, съёживает, сутулит,
мы становимся даже не сёстрами –
близнецами.
А на завтра сводки, от которых мне сводит
душу,
а на завтра снова учиться ходить по краю.
Мы идём по улице – два морячка по суше,
мы с тобою ещё ни разу не умирали.


***

А в Донецке снова гудит земля,
словно в худшие времена,
только мама считает, что худшее впереди.
Дом – четыре стены, но одна стена
говорит: «Беги!»
Моя мама устала бояться
и устала вот так стоять,
словно вкопанная в беду.
Если вспять пространство
и время вспять,
то не смей подходить к окну.
Это зарево сызнова – не заря,
это зарево – зуб за зуб.
Моя мама, ни слова не говоря,
унимает дрожь, усмиряет зуд.
Ей давно не страшно, она кремень,
серый памятник площадной.
Мама точно знает, она – мишень.
Или кто-то из нас c тобой…


***

К предательству не страсть, но тяга,
держать в кармане оба флага,
жонглировать, кто больше даст.
За мой Донбасс, за твой Донбасс.
Спрос не рождает предложенье.
Вот воин, он к стихосложенью
не то, чтобы совсем младенец.
Скуластый рослый ополченец,
от всех скрывающий обличье:
«Поговори со мной на птичьем!»
Да говорю я, говорю же!
На языке цветов и кружев.
Про тех, кто нас ещё предаст,
про тех, кто нами будет предан.
И тем, и тем иконостас
на грудь повесят за победу.
А ты, давай, не у-мир-рай,
не умирай, не умирай,
не умирай, не умирай,
не умирай, не умирай…


***

Не предам никого из моих ненаглядных.
Я твоя страна, стою в платье нарядном,
в траурном платье иссиня-чёрном.
Мой первый муж был шахтёром.
Погиб. Придавило коржом.
Говорю о нём, только как о живом.
Мой второй был металлургом,
называл меня строго: «Моя супруга!»
Тоже погиб: случайно, нелепо, быстро.
Огня не боялся, боялся искры.
Мой третий был ополченцем.
Камуфло, тельник, берцы.
Тоже погиб. Под Ясиноватой.
Погиб вместе с единокровным братом.
И теперь я трижды вдова, твоя страна,
и вся жизнь впереди. Длинна. Я одна-
одинёшенька, нянчу Сашкá и Сáшку,
оба носятся по двору в тельняшках,
целятся друг в друга косточками
абрикосовыми
малороссы-великороссы мои, дубинушки
стоеросовые.


***

Я не помню, каким он был,
больше помню, каким он стал,
то не плащ на нём – пара крыл,
то не кряж под ним – пьедестал.
То не солнце над ним встаёт,
а огромный следящий глаз,
то не воинство шло в поход,
а такие же, среди нас.
И звучал в голове металл,
для металла закон один.
То не кряж под ним – пьедестал
из живых человечьих спин.
И пока мы вот так стоим –
ядовитые, словно ртуть,
я прошу, передай своїм:
ничего уже не вернуть…



Андрей Попов: «О детях русского Донбасса…»


Андрей Гельевич Попов родился в 1959 году в Воркуте. Окончил Сыктывкарский государственный университет, филологический факультет. Член Союза писателей России.  Заслуженный работник культуры Республики Коми. Живёт в Сыктывкаре.


***

Это правда русского размаха –
Широка страна моя, поверь…
Я не знал про город Волноваха,
Но о нем волнуюсь я теперь.

Я волнуюсь за его погоду, 
За людей в военном далеке,
Что готовы драться за свободу
Говорить на русском языке.

Это правда нашего простора,
Это время честного суда. 
Волноваха – это русский город,
Русский город – раз и навсегда.


Ответ Шварценеггеру

Всё разговорчивей стратеги –
Им души русские нужны.
И даже старый Шварценеггер
Стал объяснять кошмар войны.

Стал русским предлагать солдатам,
Идти домой, смотреть кино.
Не понял бывший губернатор,
Понять, наверно, не дано,

О чем страна моя молилась,
Из-за чего не знала сна,
Что значит наша справедливость,
Что значит русская весна.

Ему когда-то Юрий Власов
Не дал развёрнутый ответ
О детях русского Донбасса,
Что убивали восемь лет,

Что псы и штаты беззаконий
Дождались грозного суда.
Тошнит от сытых калифорний,
Не понимавших никогда,

Что в наших душах накопилось,
Какая этому цена,
Что значит наша справедливость,
Что значит русская весна.


***
Это утро туманно, но правда ясна,
Пусть о ней говорить надо скупо.
Это просто война. Это снова война.
Это город горит Мариуполь.

И привыкла шагать уже наша весна
По разбитым кварталам и трупам.
И сдержу свои чувства, но правда ясна.
Русский город горит Мариуполь.

И о горьких утратах молюсь и молчу –
И войду под церковный я купол,
Чтобы Богу поставить с надеждой свечу.
И горит, как свеча, Мариуполь.


***
Россию спаси нашу, Боже!
Вокруг мировая орда.
И если Ты нам не поможешь,
Никто не поможет тогда.

Горят нефтебазы и танки,
Готовят обманы враги.
По вере, как хананеянке,
По вере в Тебя помоги.

Мы будем упрямо молиться
В эпохе, сгоревшей дотла.
И псы получают крупицы,
Что падают им со стола.

И псам ничего нет дороже
Детей, заболевших войной.
И если Ты нам не поможешь,
Никто не поможет иной.



Юнна Мориц: «За всех за нас – Донбасс…»

Юнна Петровна (Пи́нхусовнаМориц – поэтесса, переводчица, сценарист. Родилась в 1937 году в Киеве. Окончила Литературный институт имени Горького. Лауреат многих литературных премий. Стихи переведены на европейские языки, а также на японский и китайский. Живёт в Москве.


***

Мы?.. За Донбасс? Донбасс – за нас!
За всех за нас – Донбасс,
За всех, кому хотят отсечь
Родной язык, родную речь,
И уничтожить целиком –
Кого?.. Отвечу прямиком:
Крещённых русским языком!
Кому Донбасс – тяжёлый крест?
Кто взять мечтает под арест,
Угробить, вычистить скребком
Крещённых русским языком?
Какой поляк, в какой стране
Дрессировал какой спецназ,
Мечтая, что сгорит в огне
Донбасс!.. За что? За всех за нас!
Какой страны какая рать
Каким карательным полком
Донбасс намерена стирать –
До тла!.. И в бешенстве каком
Вопят каратели сейчас,
Что убивает их Донбасс,
Крещённый русским языком?
Но языков – большой запас,
Где не сошёл с ума Донбасс!
Любить карателей своих
Способен – кто? Несчастный псих,
Манкурт безмозглый, идиот, –
Но у Донбасса дух не тот!
Своих карателей как раз
Не может полюбить Донбасс,
А запад хочет, чтоб любил!
Донбасс, однако, не дебил,
Он бьёт карателей спецназ –
За всех за нас! Мы – за Донбасс?


Сопротивления чистая лирика

Россия – лежачая, в параличе?
Донбасс, уничтоженный – весь, вообще?
Насмешка, издёвка – Европы гримаса
Хихиканья над геноцидом Донбасса?
Гримаса такой русофобской утробы,
Где запад нацизма, ликующей злобы, –
Оружия, денег бездонная масса
Хихикает над геноцидом Донбасса!

Россия – лежачая, в параличе,
Как страны, сдающие всех, вообще,
Нацистам, войскам гитлеряческой массы?
Европа – роддом этой массы, гримасы,
В которой насмешка того гитлерья,
Зверья, что страна разгромила моя, –
Сегодня нацисты такого закваса
Хихикают над геноцидом Донбасса!

Россия, разбитая параличом?
А запад единый, её палачом
Ликующий, запад звериной утробы
Единства?.. Равны гитлерью русофобы,
И в этом – единство, где запад – гримаса
Хихиканья над геноцидом Донбасса.
Россия не ляжет под запад, лежачий
В единстве, где ржёт русофоб гитлерячий:

«Угробить Россию!» Таких палачей
Единство – Освенцим, работа печей,
Которые – суть гитлерячьих речей,
Свидетель я этого, не книгочей
Того геноцида, что здесь и сейчас
«Угробить Россию!» диктует, сочась
Восторгом единства, чьё главное качество –
«Угробить Россию!», мечта гитлерячества!

Россия – лежачая, в параличе?
Донбасс, уничтоженный – весь, вообще?
Нацисты, чья прёт геноцидная власть?
Россия порвёт геноцидную пасть
Нацизма, его гитлерячьей утробы, –
Чертовски равны гитлерью русофобы,
«Угробить Россию!» вопящие мне –
России, где Бог – на моей стороне!
Иначе бы в Киеве, в Бабьем Яру,
Мне вырыл бы запад с восторгом дыру
Того геноцида, который теперь –
«Угробить Россию!» мечтающий верь!


***

Сражаясь за качество жизни,

Моей объявили Отчизне

Войну – и притом не одну!

Желая в живых оставаться,

Она не желает сдаваться, –

И это ей ставят в вину!

А запад велит россиянам

Угробить Отчизну майданом,

Улечься в могилу одну!

А мы не желаем сдаваться,

Желаем в живых оставаться, –

И это нам ставят в вину!

Мне были священной подсказкой

Бомбёжки, где бомбами «С Пасхой!»

Утюжили сербов страну,

Где запада зверская сила

России войну объявила,

Не сербам, России – войну!

И не было это секретом,

А было подробным портретом

В поэтстве моём, – под запретом

В России, где грязи волну

Смогли оседлать русофобы,

Которые требуют, чтобы

Россия сдавалась мгновенно!..

Я – против, сражаюсь военно,

И это мне ставят в вину!



Дмитрий Мельников: «Великая весна приходит на Донбасс…»

Дмитрий Петрович Мельников родился в 1967 году в Ташкенте. Окончил филфак Ташкентского государственного университета. Работал литературным редактором, верстальщиком, художником-дизайнером. Живёт в Москве.


***

Великая весна приходит на Донбасс,

храни вас всех Господь, вы лучшие из нас,

на траурный Донецк из ледяной Вселенной

струится вечный свет, нетварный и нетленный,

на пролитую кровь, на скромные цветы,

нет, ничего не будет так, как раньше,

у прошлого – безумные черты,

у будущего – светлые, не плачь же,

бывало, что врагу мы подавали руку,

сухую и горячую ладонь,

но больше не простим, спасибо за науку,

за слёзы стариков – огонь, бойцы, огонь.

Март 2022


***

С утра снаряд прошивает дом,

убивает отца и мать,

теперь я один проживаю в нём,

спрятавшись под кровать.

У кошки кровью сочится глаз,

Сгорела шерсть на лице,

но снова наводчик, не торопясь,

подкручивает прицел.

и снова флажок поднимает палач,

и новый летит снаряд,

не бойся, котя, не плачь, не плачь,

им за нас отомстят.

Напиши мне потом…

Напиши мне потом, как живому, письмо,

но про счастье пиши, не про горе.

Напиши мне о том, что ты видишь в окно

бесконечное синее море,

что по морю по синему лодка плывёт

серебристым уловом богата,

что над ним распростёрся космический флот –

снежно-белая русская вата.

Я ломал это время руками, как сталь,

целовал его в чёрные губы,

напиши про любовь, не пиши про печаль,

напиши, что я взял Мариуполь.

Напиши – я тебя никому не отдам,

милый мой, мы увидимся вскоре.

Я не умер, я сплю, и к моим сапогам

подступает Азовское море.

31 марта 2022


***

Мы ехали вдоль рапсовых полей,

в местах таких красивых, что ей-ей,

хотелось огадаться и проснуться.

Весь день крутилась в голове моей

фамилия смешная – Кукурудза.

Та женщина, которую убило,

что перед смертью дочери звонила,

скажи, Закир, что было в ней такого,

такого, что нельзя её забыть?

Наверное, работала в столовой.

В больнице медсестрою? Может быть.

А вечером готовила еду,

а утром дочку в школу провожала.

Ту женщину ты помнишь? Помнишь ту,

что с животом разорванным лежала?

Мой голос, неопознанный страной,

хрипит, срываясь. Я хочу проснуться

в краю другом, в реальности иной,

где всё ещё живая Кукурудза

с утра до блеска намывает пол

и обнимает дочку, и смеётся.

Пускай я буду вечно нищ и гол,

да будет так, но пусть она вернётся.

Я вдаль гляжу и говорю: «Давай,

давай, Господь, показывай свой рай».

Но гаснет день и наступает ночь,

и в ней лишь призрак обнимает дочь.


***

Опять гремит за терриконами,

опять по городу прилёт.

Любовь с глазами воспалёнными

по нашей улице идёт.

Садится у окна на лавочке

под самый яблоневый цвет:

«Здесь жил хороший мальчик Ванечка.

Красивый мальчик, спору нет.

А бабушку его вы знаете?

Такая, круглый год в пальто.

Да, у неё проблемы с памятью.

Конфеты любит? Нет, не то.

Она их покупает с пенсии

и носит Ване на кровать,

там шторы новые повесили.

Ну как? Не можете не знать.

В той комнате, в той светлой комнате,

там, где теперь его портрет,

жил мальчик Ваня – вы запомните.

запомните, что смерти нет.

Я говорю вам – всё кончается,

и боль, и слёзы, и война,

а в жизни той, что начинается,

останусь только я одна.

Я не меняюсь – вы меняетесь.

Становитесь другими, да.

Ну, улыбнитесь. Что прощаетесь?

Я здесь. Я с вами. Навсегда».



Елена Заславская: «Донбасской Пасхи верные сыны…»


Елена Александровна Заславская – поэт, детский писатель. Родилась в 1977 году в Лисичанске. Закончила физико-математический факультет Луганского национального университета имени Тараса Шевченко. Живёт в Луганске. Член Союза писателей России. Автор восьми поэтических сборников. Стихи Елены Заславской переведены на немецкий, французский, испанский, английский, литовский и болгарский языки.


Едут-едут БТРы


По донбасской стороне
И наследники Бандеры
Все расселись на броне
И сверкают касками,
Лица скрыты масками,
На шевронах свастики,
Ищут, где здесь ватники,
Не спасать, не защищать –
Едут-едут зачищать:
«Москаляку на гілляку,
І на палю комуняку!»
Если так, то я здесь первый,
Первый русский коммунист,
Дед не сдрейфил в 41,
Да и я не лыком шит!
По ту сторону прицела
Поднял голову фашизм,
Не проедут БТРы,
Я отдам за это жизнь.
Русский – значит, не сдаётся,
Всё поставлю я на кон,
Ради мира, ради солнца,
Что зашло за террикон.


Донбасская пасха

А по посёлку Фрунзе лупят грады.
С донбасских сакур облетает цвет.
И баба Ната у разбитой хаты
Глядит на свет.

А лепестки, как ангельские перья,
Летят и кружатся под вражеским огнём
И дед Иван из своего бессмертья
Ее прикрыл невидимым щитом.

А Благовест звучит сквозь канонаду
Христос воскресе… посреди войны…
Спасите, русские солдаты, бабу Нату!
Донбасской Пасхи
Верные сыны.

24.04.2022


Ангел

Галка – снайпер
С позывным Ангел.
Ангел-хранитель наш!
Венок ромашек
И фиалки –
Вот её камуфляж.

Погоди. Не стреляй. Помедли.
Этот миг одолжи у смерти.
Но беспощаден Ангел
Двадцатилетний.

Галка – снайпер
С позывным Ангел.
Ангел-хранитель наш!
Война на память
Оставит шрамы –
Пустеет галочкин патронташ.

Лети, мой Ангел!
Лети над нами,
Прикрой собою Донецкий кряж.
Сквозь дым и пламень
Поднимем знамя,
И город Славянск сегодня наш!

22.04.2022


После боя

А перед боем, перед боем,
Здесь было поле золотое,
Теперь здесь чёрная земля.
И не понять мне, что такое:
Она черна, черна от горя
Иль от огня?

Над чёрным полем чёрный ворон,
Не разбирает враг ли ворог.
Идёт война.
Я в эту землю вписан кровью.
На русском вписан и на мове,
Строка красна!

Но колоколенка глаголет,
Далёким звоном, нежным звоном
Средь бела дня.
И боль уходит, страх уходит.
Она на тризну ли на подвиг
Зовёт меня?

07.06.2022


Земля

Задыхаясь от пыли, от едкого дыма,
Зарываясь всем телом в её чернозём
Мы за миг повзрослели, мы стали другими,
А ведь верилось в детстве, что мы не умрём.
А ведь верилось в детстве, что звёзды так близко,
Лишь на цыпочки встань, дотянись, воспари,
И прочтёшь имена на её обелиске,
Порыжевшие цифры на нём – 43.
Сорок третий, минувший, а в новом столетии
Ты всё та же, родная.
Красоты твои
Если мне суждено умереть защищая,
Ты в объятья как тех в сорок третьем прими!
Постели мне постель
С ковылём и полынью,
Со снегами по пояс холодной зимой,
И своей материнской любовью всесильной
Воскреси меня в памяти вечной. Людской.