Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

Добро пожаловать на официальный сайт Союза писателей России!

Новая книга воронежского поэта

Окт 10, 2021

На сайте «День Литературы» опубликован критический отзыв Сергея Луценко на новую поэтическую книгу «Упрямая речь. Новые стихотворения» Александра Нестругина, члена Союза писателей России (Воронежское региональное отделение).

Книга издана в АО «Воронежская областная типография», по финансируемой Департаментом культуры Воронежской области программе поддержки социально значимой литературы. Весь тираж (300 экземпляров) предназначен для пополнения библиотечных фондов.


«Остаётся Родина со мной…»

О книге стихов Александра Нестругина «Упрямая речь»

Высокая и трагическая поэзия Александра Нестругина далека от камерности. Потому что в ней – Река, и Река эта – не только Дон. Это Река судьбы – его, поэта, и нашей судьбы. А ещё в ней – небо. И – степь. И – отклик «близких и пока далёких». Какие уж тут ограничения! Тут от безмерности дыхание захватывает…

Она далека от камерности особенно сегодня, когда всеобъемлющая память поэта «вздымает век», поворачивает время вспять, поднимая народную залежь, и стремится бросить светлые зёрна будущего, чтобы они пустили спасительные корни. И это – на прорыв:

В истошном крике заполошном,

В ста тысячах визгливых «Я»!

Так рождается неизбежный, прямой, не затемнённый никакими ухищрениями вывод:

России нужно стать собою! –

И нет значительней идей…

И звать не к топору – к собору

Народ с кипящих площадей.

И стих Нестругина уже зовёт, влечёт – «К светлым чувствам и истинам ясным»

Это – гражданская поэзия высокой пробы. Та поэзия, которая не требует личных наград (ибо в ней самой – высший смысл), но требует, мучительно требует – счастья для своей Родины. Растерзанной, распятой, оболганной…

Век минувший оболган –

Будто сдали врагам

И горящую Волгу,

И Мамаев курган.

Век оболган: карту минувшего пытаются перекроить, а то и стереть. Но он – жив. Жив – в сердце поэта, жив в миллионах сердец. Жив памятью и скорбью. Жив надеждой на торжество истины. И многие, многие, если бы они их знали, подписались бы под этими строками:

И вновь они встают передо мной,

Согретые победным алым стягом,

Не ставшие ни страхом, ни виной, –

Звезда, и серп, и молот, – над рейхстагом.

Так Нестругин, всё понимая, горюя, прозревая, надеясь и каясь, в меру человеческих сил отдаляет от неоднородного, разобщённого народа гибельную точку невозврата, за которой – концесветный распад всех наших устоев…

…Горюя, в крике не зайдусь,

И, может, в дни прозрений трудных

Хоть тихих слёз от них дождусь –

Не напоказных, не прилюдных.

Хоть – молчаливой невражды…

И будет это «подаянье» –

Навек ли, навсёды, завжды? –

Как траур. И – как покаянье.

Поэзия Нестругина всё чаще отходит от личного, самоуглублённого, пусть даже и неотделимого от земли и судьбы, прорываясь к народному, общественно-социальному, даже – политическому. И потому она вобрала в себя многое – и гагаринский клич, и имперскую обиду янычар, и даже – через отвращение – вобрала тёмный, хмельной шум истории, кривляния власти и «бешеных трибун слюну»…

И всё-таки, истерзанная, почти обречённая вместе со страной, – его поэзия сохранила чистоту, сохранила святое неумение возыметь, сохранила сокровенную речь отчих мест, которую не всякий вития услышит. А если и услышит, то сможет ли воплотить с той некрикливой болью и суровой нежностью, с какой делает это Нестругин? Сможет ли так услышать и воплотить свою землю, не падкую, не клянущую, –

     …где чертит путь росинка

По лопуху – как след слезы.

И к грядкам клонятся косынки,

Платки, и даже – картузы.

Сможет ли – так пронзительно, неотрывно от страны принять и воспеть ухабистый просёлок своей судьбы, пылящий уже у самых созвездий…

А вот ещё – высоко исповедальное, знаковое:

Не надо золотых тиснений

Прилаживать на переплёт…

Я им чужой – такой несмелый,

Набравший многоточий в рот.

Я так касался строчек дрожко,

Так молчаливо словом жил,

Что даже имя на обложке

Пугает голосом чужим…

Да, золотых тиснений – не надо, сорного семени, коего ныне в избытке – не надо! А необходим Глагол – небесный, земной, вечный, надрывный, русский. И несмелые, застенчивые многоточия тончайшей лирики, какой немало в книге, – ему не помеха. А может даже – помощь?.. И пусть – «даже имя на обложке» вызывает некий мистический страх, всё же есть у поэта пересиливающая радость высшего порядка. Радость прозрения, радость выражения (хотя и «Нашлись слова не все ещё, не все…», – и слава Богу, что не все! Ненайденные, они и есть последний заслон от смертной горечи), радость причастности к родине, которая не хочет, да и не может с тобой распрощаться…

Так через всю книгу прямой, упрямой речью утверждаются – родина, и большая и малая, и поэзия. И нет меж ними зазора. Да, сшиты они суровым швом, и больно перебинтованы, и сукровица сочится. И всё же они – едины! Потому что они – жизнь…

Дышащая жизнью новая поэтическая книга Александра Нестругина непременно должна обрести своего вдумчивого, благодарного читателя. Дай Бог ей дороги – доброй и долгой!

Сергей Луценко

Оригинал публикации: https://denliteraturi.ru/article/6024