Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

Добро пожаловать на официальный сайт Союза писателей России!

Новая книга Дмитрия Дарина

Сен 26, 2021

Вышла в свет новая поэтическая книга Дмитрия Дарина «Царь Иоанн Первый Грозный. Борьба за Русь».

Предлагаем ознакомиться с предисловием к изданию, написанному Вячеславом Манягиным.


Союз трёх муз

(из предисловия к новой книге Дмитрия Дарина)

Были в древнегреческой мифологии прекрасные дочери Зевса – музы. Каждая из муз отвечала за свою «сферу» искусства: за поэзию и музыку, за комедию и трагедию, за любовную лирику и гимны и даже за танцы и пантомиму. Но была в этом ряду и муза истории Клио. Это сейчас к истории относятся с недоверием, как к науке, запятнавшей свой белый хитон услужливостью власть имущим. Злые языки называют её даже «политикой, обращённой в прошлое». А тогда, в древности, история была родной сестрой поэзии и драматургии, одним из видов искусства.

Книга, которую вы держите в руках – «Царь Иоанн Первый Грозный» – родилась из союза муз: истории – Клио и эпической поэзии – Каллиопы. Приложила к ней свою руку и муза трагедии – Мельпомена. Так появилась на свет историческая драма Дмитрия Дарина о первом русском царе.

Историческая драматургия – редко востребованный жанр в русской литературе, если вспомнить с налёта – не много имен высветится в памяти: Пушкин с бессмертным «Борисом Годуновым», Островский с его драмами Смутного времени и, конечно, Толстой с трилогией «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович» и «Царь Борис». Из ХХ века – Есенин с его «Пугачевым»…

/…/ С одной стороны, книга Дмитрия Дарина продолжает традиции русской исторической драматургии от Пушкина до Есенина, а с другой – уходит своими корнями в седую древность Слов «О полку Игореве» и «О погибели русской земли» – настолько её страницы дышат эпичностью./…/

Это художественное произведение построено на крепком каркасе из исторических фактов, конкретных событий и реальных людей эпохи Иоанна Грозного. Книга охватывает огромный хронологический период от рождения у Великого князя Василия Третьего Ивановича долгожданного сына Ивана (1530) и до разоблачения Новгородского заговора и казни заговорщиков в 1570 году.

Всё пространство книги пронизано десятками имён реальных исторических персон, их подлинными делами и словами, которые автор собирал в многочисленных исторических источниках, в трудах дореволюционных, советских и российских историков, мемуарах и описаниях России XVI века. К исторической драме прилагается обширная библиография, включающая почти 200 названий – событие уникальное в истории российской художественной литературы.

И это далеко не всё, что свидетельствует о серьёзном отношении автора к историческому аспекту своего сочинения – к драматическому произведению Дмитрий Дарин приложил научный аппарат, состоящий из множества примечаний, относящихся к каждой главе поэмы, фактически – обширную историческую справку о событиях и лицах времён правления царя Иоанна Васильевича, предваряемую предисловием, раскрывающим историю вопроса.

Разумеется, и перечисленные выше авторы от Пушкина до Есенина, при написании своих произведений обращались к источникам – от летописей до работ историков и свидетельств очевидцев (как делал это Александр Сергеевич при написании «Истории Пугачевского бунта»), посещали места описываемых событий и напитывались духом эпохи. Но при этом они, пропуская историческое событие, ставшее основой их трудов, через свое творческое воображение, писали прежде всего художественное произведение, в котором взгляд автора мог сильно разниться от того, что происходило в царском тереме или на Ивановской площади пятьсот лет назад. Художник побеждал при этом историка.

Подход Дмитрия Дарина к работе над его исторической драмой отличается тем, что в нём художник и историк нашли точку равновесия и, как в древнегреческом хоре муз, в его творчестве Клио и Каллиопа – равноправные сёстры, поддерживающие автора в его стремлении к изложению исторической истины в высокохудожественной форме. Столь новаторское слияние привело к созданию произведения нового жанра – документальной исторической драмы, что, на мой взгляд, вполне закономерно для нашего времени, когда большой интерес вызывают такие явления в искусстве, как игровой документальный фильм или художественная научно-популярная проза, где исторические события дополнены фантазией автора, а творчество художника опирается на знания экспертов.

Поэма Дмитрия Дарина – первый феномен такого рода в российской исторической драматургии. Она захватывает читателя не только красотой художественного образа, выраженным сочным поэтическим языком, живой выпуклостью характеров героев драмы, но и силой исторической правды. И потому фигура главного героя поэмы, первого русского царя, уходит от некоего хрестоматийного описания тирана и злодея, знакомого нам со школьной скамьи, и обретает плоть и дух живого человека, одного из величайших, без сомнения, государственных деятелей русской и мировой истории.

Вячеслав Манягин, член Союза писателей России, член Союза журналистов России, главный редактор издательства «Книжный мир».