Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

700 имён в поэзии России

Фев 7, 2021

Именно столько имен, знакомых и неизвестных, но вошедших в историю русской литературы, вместила в себя антология русской поэзии XIX–XX веков, составленная брянским краеведом Владимиром Крашенинниковым.

В конце прошлого года вышел 4-й, последний, том тематической антологии «О России, о жизни, о любви…». Её составитель – кандидат исторических наук, известный на Брянщине краевед Владимир Викторович Крашенинников. Неожиданно? Наверное, да. Не большой коллектив литературоведов, а один историк, почитатель русской поэзии…

Тома выходили по одному в год – с 2017 по 2020, но фактически это итог многолетнего труда, ведь собирать стихотворения (в антологии их почти 3000), изучать биографии поэтов с их непростыми судьбами Владимир Викторович начал уже очень давно: первые наработки были сделаны ещё в студенческие времена, примерно 60 лет назад.

Каждый том раскрывает свой исторический период:

– 1815 – 1880 гг.;

– 1881 – 1925 гг.;

– 1926 – 1965 гг.;

– 1966 – 2000 гг.

Если поэт творил в разные времена, то отнесён он к тому или иному разделу по очень простому принципу – в какой период создано основное в его творчестве (не стоит забывать, что это мнение составителя, которое может не совпасть с мнением читателя и самого поэта).

Все стихотворения отобраны строго согласно теме. Произведения авторов, не любивших Россию, пусть и очень талантливых, в антологию включены не были. Кого-то удивит такой подход, но… это осознанный выбор составителя, который и название своему труду дал в соответствии с написанной им же самим когда-то строкой: «Россия. Жизнь. Любовь. Три самых главных слова».

О каждом авторе дана биографическая справка, иногда коротенькая, иногда – полноценная статья. Об известных поэтах – только самые необходимые сведения, ведь о них и так много написано! А о тех, кто давно забыт – по возможности, больше.

Сведения для биографических статей собирались в архивах и библиотеках. Многое, видимо, попадалось во время работы над книгами о Брянском крае. А ещё составителя антологии очень интересовали литераторы, которых судьба забросила в Великую Отечественную на Брянский фронт – в 1941 или в 1943…

Вот и Рувим Моран, родившийся под Одессой, рассказывает, как воевал под Трубчевском в 1941-м:

«На ощупь знал когда-то я

Тех мест и пыль, и грязь.

Там в сорок первом кровь моя

На землю пролилась».

Да и во всей антологии очень чувствуется любовь к родной Брянской земле: мелькают родные названия, узнаваемые места. Приведу отрывок из стихотворения Виктора Кирюшина:

Осиновая горка

(Памятник военным шофёрам)

Стою на Осиновой горке,

Смотрю на холодный гранит,

Что память о времени горьком,

О времени гордом хранит.

Из дали суровой и вьюжной

Доносится в этот лесок

Едва различимый, натужный

Полуторки хриплый басок.

– Не дремлешь, сержант-бедолага?

– Не смею – такая судьба…

Солёная светлая влага

С гранитного капает лба…

Конечно, в первую очередь важно не то, где человек родился или побывал. В поэзии нас волнует общечеловеческое, близкое и понятное всем. Разве важно, о ком написано стихотворение, если оно задевает глубоко спрятанные струнки в душе каждого? И если эти струнки отзываются – то нежностью, то горечью и болью? Если мы готовы понять и разделить чувства автора? И если слова поэта звучат как ясные ответ на недодуманные еще вопросы:

Не спеши выбирать страны и города –

Все равно помирать ты вернешься сюда.

От чужого вкусить каравая – не нам.

Нет на свете россий – есть Россия. Одна.

Где тропинка во ржи, где стерня под ногой,

Где дана тебе жизнь. И не будет другой.

И. Михалёв (1982 г.)

Владимир Викторович, на наш взгляд, сумел выбрать произведения, понятные всем, легко проникающие в душу…

Золотой век и век Серебряный, Революция, Гражданская война… И всё же, думается, сегодня читатель с наибольшим интересом откроет и прочтёт 4-й том, самый близкий нам по времени – и оттого, быть может, самый понятный. Хотя читаешь строки современников и невольно возвращаешься к классикам. Надежда Мирошниченко, с её болью за Россию:

Вот почему я люблю незаметные,

вышедшие на поклон,

улочки с этими окнами светлыми,

с ликами русских икон.

И Фёдор Иванович Тютчев:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа –

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

Не поймет и не заметит

Гордый взор иноплеменный,

Что сквозит и тайно светит

В наготе твоей смиренной.

Похоже, не правда ли?

Бродить по страницам антологии, составленной Владимиром Викторовичем, можно долго. Конечно, здесь далеко не все русские поэты, заслуживающие внимательного прочтения. Перед нами тематическая авторская антология. Именно этим она и интересна – можно иначе взглянуть на любимых авторов, найти у них что-то новое для себя, а можно познакомиться с теми, о ком ничего не знал.

И вся книга будто зовёт читателей в свой мир словами Светланы Сырневой:

Прочь на равнину из душных стен –

где жизнь волну за волной катит,

где сверху донизу мир открыт,

и ветер в нём широко летит.


Ольга Горелая, г. Брянск