Союз писателей
России

Отечество • Слово • Человек

10 февраля 2023 года в Москве в Большом зале Центрального Дома литераторов пройдёт XVI Съезд Союза писателей России. Открытие Съезда в 12 часов, регистрация делегатов – с 11 часов

Небожители под прицелом эпохи

Ноя 25, 2022

                

Сентябрь 2022 года отметился знаковым для литературы России событием. В столице Республики Дагестан городе Махачкале в здании Театра Поэзии состоялся пленум Союза писателей России. Писатели России собрались на земле Дагестана по инициативе главы Республики Сергея Алимовича Меликова. Этот кавказский регион прочно ассоциируется в народном сознании с именами таких выдающихся поэтов, как Фазу Алиева и Расул Гамзатов, обогатившими поэтическую палитру России неповторимыми красками аварской словесности, славится творчеством многих других поэтов и писателей многонациональной этой республики. Дагестан, как справедливо прозвучало на пленуме, не только страна горных вершин, это большой литературный континент, на котором нашли свои вершины каждый, кто любит литературу и Родину, защищает литературное слово и границы Отечества, духовную и территориальную безопасности Родины.

Пленум писателей стал стартом к празднованию столетнего юбилея Расула Гамзатова, хотя подготовка к этому славному юбилею началась задолго до пленума. Она началась в Москве, где было принято постановление правительства России о юбилее Гамзатова. А в честь 90-летия поэтессы Фазу Алиевой писатели России провели поэтический марафон «90 стихов женщин России – горянке Фазу».  Результаты этого творческого марафона можно видеть на страницах печатных изданий не только в Махачкале и Москве.

…Держу в руках весомый во всех отношениях, творческом и полиграфическом, сборник «Тепло наших сердец», вышедший в столице Республики Северная Осетия-Алания городе Владикавказ (составитель сборника Изатбек Цомартов).  В это солидное издание включены произведения поэтов и прозаиков Северного Кавказа и Центральной России. Каждый автор сборника по-своему ярко, самобытно и талантливо осмысливает в поэзии и прозе животрепещущие и глубинные проблемы современности.  

Предваряет сборник, включающий в себя 560 страница поэзии и прозы, напутственное слово-обращение Главы республики Северная Осетия-Алания Сергея Меняйло к авторам и читателям этой книги: «Отрадно, что проект «Тепло наших сердец» реализован именно в Северной Осетии – республике, которая веками была домом для представителей самых разных народов. Это показательно и символично: наши сердца действительно открыты теплому слову, мудрой мысли, глубокому пониманию жизни…».

Сборник включает в себя такие разделы, как «Современная русская литература», «Современная дагестанская литература», «Современная кабардино-балкарская литература», «Современная осетинская литература», «Современная чеченская литература». Несколько десятков авторов представляют нам собирательный образ современной многонациональной России, куда каждый народ привносит свою самобытность и культуру. Охватить в одной статье всё многообразие сборника «Тепло наших сердец» возможным не представляется. Каждый автор настолько самобытен, что заслуживает отдельного разговора и отдельного эссе.  Будь то пронзительно «полётная» и одновременно глубинно философская проза кабардино-балкарского прозаика Амира (Весмира) Макоева. Или проникнутый совершенно неповторимым колоритом Северного Кавказа, Осетии и дигорского народа рассказ Эльбруса Скотдаева «Знак неравенства», что захватывает читателя полностью и не отпускает от себя даже после прочтения, заставляя мыслями вновь и вновь возвращаться к прочитанному.

Раздел дагестанской литературы достойно представлен такими писателями, как Шейит-Ханум Алишева, Марина Ахмедова-Колюбакина, Расул Багомедов, Шахвелед Шахмарданов и многие другие. И, конечно, стихами народного поэта Дагестана Магомеда Ахмедова в переводах известного поэта Белоруссии Анатолия Аврутина:

«С годами все темнее белый свет, //Все меньше и надежд, и ожиданий. //Из сундука давно минувших лет // Неспешно вьется цепь воспоминаний. // Добро и зло, воюя меж собой, // Все не сойдут с губительного круга, // Где друг на друга все идут войной — //И день на день, и давний друг на друга. // Добро, почти задушенное злом, // Потоки зла держало под прицелом. // Порою смерть мне чудилась добром, //И черный смерч казался снегом белым…»

Нельзя не согласиться с Магомедом Ахмедовым. Ведь порой свыше нам попущена тьма и непростые испытания, чтобы мы яснее осознали незыблемость светлых истин и простоту счастья. Один из таких примеров происходит на наших глазах и называется спецоперацией. Немало сегодня мы видим примеров, когда то, что казалось нам «розовым и пушистым», на деле оказывается не просто западническим, но – предательским. И наоборот: многие, кто считал себя исповедником либеральных ценностей, вдруг понимают свою глубинную любовь к Родине. Не случайно же все мы так переживаем за ребят нашей многонациональной армии, что сегодня, воюя на Украине, отстаивают не просто суверенитеты отдельных государств, но право людей оставаться людьми. 

Читая раздел чеченской литературы, не мог я пройти мимо стихов чеченской поэтессы Инги Хаяури, уроженки знаменитого села Бамут Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики. С фотографии на нас смотрит на нас женщина удивительной красоты с лучистыми глазами и мудрой улыбкой. А когда войдёшь в творческий мир Инги Хаяури, то откроется тебе поистине божественная красота человеческих отношений, таких же высоких и чистых, как снежные вершины Кавказа. Стихи Хаяури несут красоту и свет душе читательской даже тогда, когда эта красивая женщина с просветленным взором говорит о жестоких реалиях современного мира:

Где-то там далеко, где война все крушила мосты, // Птицы гнезда бросали в поисках тихого места. // На снегу опаленном растаяли наши следы, // Там осталось навек босоногое рыжее детство. // Там осталась садов, узких улиц моих тишина, // Дом родительский – он не сравнится с другими домами. //А надетских висках ранним снегом легла седина, // Повзрослели мы вмиг не видавшими жизни сердцами… // …Нам обрезали крылья, лишая своих облаков. // И лишили того, что по праву могло быть лишь нашим, // И сегодня вкушая ядро самых значимых слов, // Мы сквозь память идем по листве той весною опавшей».

Несколько десятков авторов, что стали участниками сборника «Тепло наших сердец» не будет преувеличением назвать литературными небожителями, потому что попасть в такой сборник очень почетно. «Небожители»… Так  называется и новелла прозаика Николая Иванова о спасении от озверевших террористов детей-школьников в Беслане. Все мы со слезами на глазах помним эта трагедию, когда День знаний стал для всей нашей страны днем страшного испытания. «Небожители» по мнению Николая Иванова, по мнению армейских людей – это кто? А это воины спецназа, одним из которых является главный герой новеллы – Константин. Спецназовская избранность небожителей от веку заключается в том, что именно они первыми идут навстречу опасности и смерти, спасая тех, кто нуждается в помощи. Высокая почётная миссия победить или с честью погибнуть первым. Такова суть спецназовского небожительства.

За исключением смерти, нет ни одной причины для них, чтобы не пойти навстречу смертельной опасности, когда стране нужна помощь. Так было и в те страшные дни, когда озверевшие террористы в День знаний ворвались в торжественное течение школьной линейки, расстреляли родителей, а детей-школьников взяли в заложники… А между тем спецназовский небожитель Константин собирался в давно заслуженный отпуск, наивно отставив в сторону свой «тревожный чемоданчик», попутно присматривая за маленьким сыном и ожидая тещу… Вот тут и настиг отпускника приказ о спасении детей, потому что еще одна привилегий небожителей спезназа в том, что отпуск им не полагается, когда кому-то нужна помощь. Жены дома нет, ожидаемая тёща застряла в автомобильной пробке, маленького сына Глеба оставить одного никак нельзя, мало ли что может учудить себе и других на беду маленький ребёнок! И вот тот, кто через полчаса будет зачищать террористов, спасая чужих детей, вынужден в шутку превратиться сам в «террориста»! Ситуация чем-то напоминает распутинские «Уроки французского»…  Константин предлагает малышу-сыну поиграть в заложников, пристёгивает наручником сына к батарее отопления, чтобы до приезда бабушки сын чего ни натворил. Предусмотрительно оставляет рядом с сыном еду, питье и, конечно, ключик от наручников с пояснительной запиской для тещи.

Но ведь на то она и тёща, чтобы видеть во всех поступках зятя подвох. Вырвавшись из автомобильной пробки и приехав домой к дочери и зятю, застав любимого внука прикованным к батарее, как могла «любимая» тёща не вызвать милицию и чиновников? Пусть полюбуется общественность на издевательство военного зятя над собственным ребёнком! Благо правоохранители, оценив ситуацию на месте и поговорив с маленьким «заложником» Глебом по-мужски, ситуацию спустили на тормозах. В отличии от чиновницы, что курирует права детей… Впрочем, малыш Глеб сидел в «заложниках» недолго и не слишком горевал, ведь «отец-террорист» позволил ему надеть на себя боевые ордена прадеда и свои, а в качестве моральной компенсации дал большую конфету…

…Детям в бесланской школе с террористами вовсе не так повезло. Ни конфет, ни еды, лишь звериные оскалы да время от времени раздающаяся в стенах школы автоматная очередь, когда озверевшие террорюги расстреливают заложников. Константин и его сослуживцы в это время лежат в засаде, готовятся к штурму школы, который надо провести настолько ювелирно, чтобы свести к минимуму опасность для детей-заложников. Есть вынужденная минута не только, чтобы оценить ситуацию, но и подумать о жизни вообще…

«Там, куда ползет Костя, его ждет не свадьба. Отряд рассредоточился напротив всех возможных участков прорыва, Косте, как небожителю, командир «нарезал» самый дальний угол здания. Задача простая: пока остальные нагнетают обстановку на главных направлениях, ему проскочить школьные коридоры и ворваться в спортзал. И уже там, вызывая огонь на себя, не дать боевикам подорвать бомбу, подвешенную к баскетбольному кольцу…»

Озверевшие бандиты, воюющие с нашим будущим – с детьми, сами того, возможно, и не осознавая, старательно уничтожают и наше прошлое, нашу культуру, историю. Целью их звериной злобы является все, что делает человека человеком, и классическая литература попутно идёт в ответку…

«…В ближайшем окне стекла выбиты – это плюс. Рамы узкие – минус, придется выносить плечом. В глубине класса на одном гвозде нервно болтается плакат. Какой класс? Схему, нарисованную местными жителями, Костя держал в памяти, и пришлось вывернуть шею, чтобы прочитать схему: «Нормы оценки знаний, умений и навыков по русскому языку». Всё правильно, класс русского языка и литературы. Выше контуженного плаката висели иконами портреты писателей, и здесь тоже не обошлось без потерь: Пушкин был убит выстрелом в голову, Толстого прошила автоматная очередь наискосок по груди, Гоголю оторвало плечо…».

Затаив дыхание, читаешь новеллу, которая дает нам уникальную возможность увидеть страшную ситуацию испытания человека на нравственную прочность не со стороны, а именно изнутри, глазами и чувствами человека, находящегося на пике опасности во имя спасения детей:

«…Взрыв взметнул крышу спортзала, в ту же секунду Костя взлетел над оградой. Проломил плечом раму с торчавшими осколками стекла. Что-то пошло не так, как хотелось бы, его бросок не стал главным, и теперь ему приходилось нестись по коридорам, полным дыма и битого стекла, в стрельбу и крики…. Первой под ногами оказалась скрюченная фигурка девочки. Подхватив её на руки и закрыв собой, Костя бросился к выходу, в котором среди детей мелькали инопланетянами-гулливерами бойцы их отряда. С крыши падали горящие доски, от одной Костя едва увернулся, став в пролёт двери на кухню. То ли показалось, то ли это было на самом деле, но из-под приподнявшейся крышки поварского котла на него глянули детские глаза…».

Ох уж эти детские глаза из-под крышки котла!.. Словно людоеды хотят сварить детей живыми… А в это время жена, сын, маленькая дочка и, конечно, тёща Константина, затаив дыхание, смотрят новостные программе, понимая, что их муж, зять, отец Константин находится именно там, в гуще этих трагических событий. Жене становится плохо, сын Глеб приносит в комнату все свои военные игрушки, на случай того, если придётся и ему защищать маму, бабушку и сестру (растёт достойная смена Константину!). Тёща, раскаиваясь в недавнем порыве гнева, теплит церковную свечу и творит молитву – за зятя, за ставших заложниками вовсе не понарошку, как внук Глеб, детишек…

Годы проходят, а бесланская рана не заживает в наших душах. Такие, как Константин, сделали всё возможное и невозможное, чтобы эта рана не стала смертельной… Новелла читается на одном дыхании. Соглашусь с теми, кто считает её достойным продолжением военной прозы, представленной творчеством наших писателей из поколения участников Великой Отечественной войны…Тех непобедимых писателей-солдат, писателей-офицеров, которых читатели и коллеги причисляют к творческим небожителям. Тех, которые не выпуская оружие из рук (они и слово своё писательское приравняли к оружию) стояли и теперь стоят своим творчеством, на страже теплоты людских сердец.


Эдуард Анашкин, член Союза писателей России (Самарская область)